Николай Бурляев: „Разве речь и рукопись не подлежат закону?“