Прав ли был «неистовый» Виссарион?