Андрей Турков: «Всегда говорю, что я человек двадцатого века»