Елена Тулушева: „Внутренним разломом была тоска по дому“