Кто же будет думать о душе человеческой?