Не мог он назвать Россию «немытой»