Расколоты и обречены, или Паучки-самоубийцы в литературной баньке