Остался ли с нами Бог?