Говорун - Сообщения с тегом "большой учёный"

Профессор, ученый, настоящий интеллигент

 
Пожалуй, я должна была написать это, когда не стало моего научного руководителя и учителя, Василия Васильевича Щеулина. Но тогда, в ноябре 2014-го, не писалось: слишком все близко было, да и не верилось в смерть человека, который смог бы сделать в своей жизни еще многое, несмотря на почтенный возраст. Ему было 86, а в этом году – аккурат 90-летний юбилей. Про себя я величала его человеком непреклонного возраста. Он вообще был непреклонный: в отношении к работе, к ученикам, студентам и особенно – к себе. Такой вот характер. Столп. Казалось, что он будет всегда. Но столпы уходят. И тогда может  разрушится дом.  

 

Нет уже ни кафедры русского языка и общего языкознания в Липецкого госпедунивесрситета с той атмосферой неторопливости, которая шла тонкой преемственной ниточкой от старых профессоров, которые учили наших метров. Нет  того вдумчивого отношения к слову, которое может возникнуть лишь в режиме глубокого уважения к прочитанному,  тщательно обсуждаемому: как к священному дару, таинству...Впрочем, развалины пусть воспевают те, кого для этого назначают, а мы - о хорошем, хоть и ушедшем.

 

Может показаться странным, но это истинная правда:  когда мне не пишется или мысль не находит нужную траекторию, я до сих пор мысленно и непроизвольно прошу его, своего руководителя в науке: «Помоги, не склеивается что-то…» И он помогает. Мне кажется, он и сейчас знает, что я пишу о нем…

 

Василий Васильевич был для каждого из нас, аспирантов, каким-то своим и особым. Но иногда между собой мы все называли его «дедом» - совершенно любовно и замечательно.  Как-то так случилось, что я чем-то, наверное, нравилась ему. Возможно, наличием хоть каких-то мыслей в черепной коробке: подчас бредовых, но мыслей. Может, поэтому ко мне он был несказанно добр и великодушен, и многое вашей покорной слуге сходило с рук. В глаза говорил часто грозным, механическим голосом: «Опять балду гоняете, время тратите?» А потом, в конце «проработки»: «Вы умный человек, надо же помочь умному человеку…». И за спиной девчонкам-аспиранткам повторял: «Вы пример с нее не берите. Она – талантливый человек». Ох, как от этих слов хотелось  летать и читать все тома библиотеки, а потом строить свое здание научное, никогда, никем и нигде еще  не сконструированное. Это и есть – почувствовать вкус настоящей науки, ее стройность, грацию, красоту, истину, до которой надо сделать крохотный самостоятельный шаг, и обязательно – шагнуть в неизвестное. Все это никогда не почувствует человек, не обретший крыльев. И Щеулин эти крылья давал.

 

Он умел верить в людей открыто и просто, а также имел дар утешать, если что-то выходило не так. Вспоминаю конференцию, на которую я поехала хоть и подготовленная, но с тяжелыми мыслями, потому что дома неизлечимо заболел близкий человек. Наскоро тогда мы поговорили по телефону с Василием Васильевичем о моем выступлении, я обрисовала концепцию доклада и спросила, будет ли он его читать предварительно. «Нет, я вам доверяю, - был ответ.- Поезжайте» И хотел добавить «ни пуха...», но поправился: «С Богом».

 

Это было весьма кстати. Выступление мое оказалось провальным. Было стыдно за то, что есть в науке люди, которые почему-то стараются не служить ей, а самоутвердиться за счет оной. Эти странные личности обычно задают вопросы приблизительно с  подвесного потолка, чтобы показать себя (то есть обнародовать свою глупость, сделав при этом вдохновленное лицо), и им совсем не важен ответ, то есть научная правда не важна. Это аферисты от науки, они же и бездари, которые не нашли себя больше нигде, вот и примазались вроде бы  к приличному делу, от которого у них  амбиции крепчают. Задавали такие вопросы, что о щеки  мои можно было зажигать факелы, -  от стыда за вопрошающего. Тогда я еще не умела правильно вести себя в подобных ситуациях. Выручила профессор, единственно понимающая, о чем мой доклад; она сама занималась психолингвистикой и знала, что я делаю лишь подступы к изучению малоизученных процессов мозга и речи, что сомневаюсь во многом из своих выводов. Так, в разгар небывалого буйства эмоций и полоумных фантазий одной из участниц конференции, профессор резко встала и сказала, что докладчик (то есть я) вовсе не имеет цели поговорить о единении человека и природы, о восхищении полями и лугами и рождающимися от всей этой пасторали сравнениями и метафорами (напомню, конференция была лингвистическая, а не ботаническая). После чего дама потухла. А я до сих пор мысленно благодарна профессору и желаю ей быть столь же честной и непоколебимой, хотя в науке такую правоту не всегда возносят на олимпы.

 

Кто-то из наших аспирантов, немало удивленных увиденным и услышанным, рассказал Василию Васильевичу о случившемся. Незамедлительно он позвонил мне и прямо, без вступлений, сказал: « Вам завидуют. Если хотите идти - продолжайте идти. Если ошибетесь, то вставайте и идите. Лучше вообще не начинать, чем остановиться на полпути…» И предупредил с горькой интонацией как человек, знающий жизнь: «Еще не раз будете биты. Вы заточены на честные дуэли». С его  словами я живу и доныне; они меня и сдерживают, когда хочется соскочить с трудной, но единственно верной стези на более широкую и вольготную дорогу. И не только в науке. Спасибо, учитель…

 

Его интересовала не лишь лингвистика. Как истинный гуманитарий, он увлекался и философией, и особенно – живописью. Писал много маслом, в основном это были копии художников-пейзажистов. Много собственных работ содержалось в его коллекции, а еще он дарил их ученикам по какому-нибудь случаю. Однажды на Рождество и я подарила ему альбом с иллюстрациями своего любимого художника Архипа Куинджи. И в тот день мы долго говорили об искусстве, о русской живописи и иконописном каноне, об иконографии святых и Христа. Я была удивлена глубине его познаний: ведь передо мной сидел человек, хоть и крещенный, но взращённый  коммунистической богоборческой эпохой. Не смела тогда спросить его, почему так случилось, но ответ сложился потом, оформился в сознании совсем по-тертулиановски: «Так ведь  душа по природе христианка».

 

Уверена, что так оно и было в его случае. И хочется писать о человеческих, душевных качествах профессора, ведь научные достижения Щеулина давно уже отмечены и без моих стараний. Хочу сказать об одной его черте: о том, что меня более всего в нем восхищало и то, к чему я хочу прийти хотя бы в конце своей жизни. Была у моего научного руководителя среди прочих очень хорошая особенность истинного интеллигента: никогда не выносить сор с кафедры, не возить сплетни по коридору и никогда не ругать человека прилюдно, не втаптывать в грязь, абы все видели. Даже если кто-то и заслужил встряски. У него находились порой и жесткие слова порицания, от которых, помнится, я вмерзала в пол (хотя голова и перо от этого разогревались), но сказаны они были с глазу на глаз, поэтому приводить их тут неразумно. Иногда он добивался такого «разогрева» почувствовавшего роскошь лени аспиранта шуткой с острым смыслом.  И если человек старался расти и меняться, то Василий Васильевич забывал обо всем, принимал повинного и не вспоминал уже никогда о былом. И так до бесконечности (повторюсь, я постоянно чувствовала эту простирающуюся доброту в моем отношении). А так как закон перехода количества в качество никто не отменял, то человек выправлялся рано или поздно.

 

Я ощущала себя рядом с ним очень защищенно. Щеулин никогда своих не подставлял, а был той самой непробиваемой каменной  стеной, столпом из камня, без которого нет здания. И неутомимы путником. И нас учил тому же. Постоянно совершенствоваться и идти, быть продолжением, где бы мы ни работали. Однажды в связи с поздравлениями по случаю его дня рождения и пожеланиями дальнейших успехов, он сказал: «Теперь вы должны стать моими успехами». Ведь настоящий учитель должен не натаскивать, а талантливо давать ускорение ракете, а дальше – дальше она должна лететь сама.

 

Тем не менее мне очень не хватает именно сейчас этого человека.   Пусть этот материал будет памятью его душе. Ведь дом, построенный им, не напрасен, и  он должен стоять.

 

 


Новости
14.11.2018

«Слово против катастроф»

Организаторы: Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, «Литературная газета», «Российский книжный союз»
Прямая трансляция состоится на нашем сайте 16.11.2018 с 14.00 до 16. 00
08.11.2018

Первый день “Диалога Культур”:

Фильмы, дискуссии, немного укропа и эмоции участников

Все новости

Книга недели
Знаем ли мы всё о классиках мировой литературы?

Знаем ли мы всё о классиках мировой литературы?

Мария Аксёнова. Знаем ли мы всё о
классиках мировой литературы?
М.: Центрполиграф, 2018  –
318 с. – 3000 экз.
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Макаров Анатолий

Заветные «мрии»

Советская вольномыслящая интеллигенция Украину недолюбливала. Бывало, сообщишь з...

Волгин Игорь

Нигилисты тоже любить умеют

Эти северянинские строки я впервые открыл для себя в далёком детстве. Особенно п...