20 ноября Понедельник

90 лет назад родился Михаил Ульянов (ум. 2007), российский актер театра и кино, режиссер, Народный артист СССР

21 ноября Вторник

90 лет назад родилась Тамара Носова (ум. 2007), советская актриса театра и кино, Народная артистка России

22 ноября Среда

День психолога в России

23 ноября Четверг

90 лет назад родился Анатолий Адоскин, актёр театра и кино, народный артист Российской Федерации

24 ноября Пятница

День моржа

25 ноября Суббота

300 лет назад родился Александр Сумароков, русский поэт, драматург

26 ноября Воскресенье

Всемирный день информации

Сегодня 22 ноября 2017 года: День психолога в России

Рецензия Ольги Трофимовой - гл. ред "Петербургское востоковедение"

Рецензия Ольги Трофимовой - гл. ред "Петербургское востоковедение"

О романе Е. Чижовой "Китаист"
--------------------------------------------
Елена Чижова – лауреат «Русского Буккера» (2009), директор Санкт-Петербургского Русского ПЕН-клуба, кандидат экономических наук, писательница. Собственно, это всё, что нужно знать об авторе, и тогда не ошибешься в читательских ожиданиях и будешь готов к тому, что с первых страниц на тебя и твою страну сначала тихохонько, тонкой струйкой, а потом все гуще и заливистей начнут лить дерьмо.
Это позиция-с! Групповое либеральное объятье, тесный круг единомышленников, не имеющих за душой ни родины, ни народа, ни веры.
Это традиция-с! Отталкиваясь от социалистического реализма с его зачастую казенно-суконным стилем, либеральные писатели отказались от самой стихии русской прозы, заявив право писать о дурном и дурно. И чем дурнее, тем лучше — что ни роман, то перфоманс, что ни повесть, то инсталляция.
Нужно признать: роман Елены Чижовой «Китаист» написан с самых выверенных идеологических позиций и в самых лучших традициях новейшей словесности. Это довольно скверно устроенный, довольно дурно написанный текст, рассказывающий на разные лады про непременную рабскую сущность русского человека.
В альтернативной реальности романа гитлеровская армия дошла до Урала. Союзники вмешались в ход войны 8 мая 1945 года, быстро и победоносно зачистили Западную Европу от нацизма, и последние нацистские недобитки остались только в оккупированной немцами части СССР, которая стала называться Новой Германией. Однако в 1970 году, когда Старая Германия «решительно отмежевалась от прежнего преступного режима, который родился и окреп в ее колыбели», Новую Германию переименовали в Россию. (Неплохой кульбит с переходом в партер, не правда ли?)
Саму Россию союзники освобождать не пошли, зачем? Это зона ответственности Советского Союза, который окопался за Уральским хребтом и оттуда по-прежнему угрожает цивилизованному миру, и личная головная боль русских. Так что воюйте, товарищи, между собой — за вашу и нашу свободу!
Россия и СССР воевали до 1956 года, когда заслугами советских дипломатов было подписано Соглашение о перемирии. На деле просто не осталось мужчин призывного возраста, иначе до сих пор бились бы советские с русскими — на радость просвещенной Европе.
И вот по окончании войны в России правит фюрер, покой государства сторожат лютые СС-овцы, немцы и фольксдойчи занимают главенствующие позиции в обществе, определяя и политику и бизнес. Фольк унд партай едины!
В СССР правит коммунистическая партия, возглавляемая лидером страны, покой государства стерегут цепные псы режима (НКВД и проч.). Под руководством партии и правительства советский народ вдохновенно строит светлое будущее.
В обоих государствах столицей является Москва. В обеих странах есть «град, Петра творенье»: Санкт-Петербург в России и Ленинград в СССР. Зауральские Ленинград и Москва были выстроены посреди тайги с нуля, по точным чертежам, предусмотрительно вывезенным с оккупированных территорий. Последними поездами оттуда были вывезены богатства Эрмитажа и иные культурные ценности. Зато людям поездов не хватило, и они спасались от немцев пешком. Шли через всю страну — в Сибирь, замерзали по дороге, гибли от голода, а когда дошли — партия приказала расчищать тайгу и строить посреди тайги Эрмитаж, Кунсткамеру и прочие древности. Новопостроенные здания почти сразу же начали осыпаться и обваливаться, что и понятно, откуда было взяться в СССР качественным строительным материалам?
Непонятно, кто в России остался, если имел место массовый исход населения за Уральский хребет — в СССР. Видимо, в Россию бежали все фашистские недобитки, которых население почему-то (загадка века!) встретило с воодушевлением и как освободителей.
Странно, впрочем, требовать от романа Чижовой минимальной исторической правды или простого правдоподобия. Это ее личная альтернативка, которую она пишет, как хочет. А хочет она донести до читателя, что русские ни на что не годны, это рабский народ, который с охотой ложится и под фюрера и под коммунистического тирана.
Чтобы проиллюстрировать столь нехитрую, но весьма ныне популярную мысль, Чижова отправляет главного героя из Ленинграда в Москву (отсылка к Радищеву) — на скоростном новомодном поезде «Беркут». Героя зовут Алексей Руско (говорящая фамилия!), он китаист (говорящая профессия, потому что исторически СССР суждено лечь под Китай). Едет Алексей на научную конференцию. Помимо китаистического образования, герой обучался на разведчика, будучи завербован еще в университете. Ясно же, что в СССР всегда были только две позиции: либо в карающих органах, либо среди караемого населения.
Зачем нужен поезд? Путь весьма неблизкий, за это время можно столкнуть две действительности и вкратце рассказать об устройстве общественной жизни, чем Чижова и занимается. Алексей Руско впервые едет в таком комфортабельном поезде и впервые в чистом и нарядном белье (вплоть до исподнего), выданном ему по разнарядке вышестоящим начальством специально для поездки за границу. Он не умеет ни сортир открыть, ни за собою смыть (описана унизительно-тошнотворная сцена, как герой исходит липким потом над кучкой своих испражнений, и не того даже боится, что кто-то увидит эту срамоту, но того, что провалит задание и не оправдает надежд начальства).
В дороге Алексей знакомится с девушкой из России, обладательницей черного паспорта. (Справочно: «В войну паспорта полагались исключительно арийцам: немцам и фольксдойчам. Всем остальным выдавали удостоверения, так называемые аусвайсы, сроком на один год. После подписания Соглашения о перемирии российское правительство провело демократическую реформу. Временные документы обменяли на постоянные, но, в отличие от черных, арийских, с синими и желтыми обложками. Одновременно был принят Закон о госгражданстве, по которому за владельцами черных паспортов (они же – госграждане) закрепили особый статус и связанные с ним исключительные права. Согласно этому закону, действующему и поныне, «черные» – как их стали называть в обиходе, – а также их потомки пользуются так называемой неприкасаемостью: они не могут быть привлечены к уголовной или административной ответственности, налагаемой в судебном порядке, задержаны, арестованы, подвергнуты обыску, допросу, а также личному досмотру» (стр. 33).).
Происходит первое столкновение двух моделей русской жизни. Парень из СССР говорит на хорошем и правильном языке (сов-русском). Девушка из России говорит на нем-русском, представляющем гремучую смесь блатного волапюка, удалого просторечия и русифицированных германизмов. Не язык, а нежизнеспособный кадавр, однако россияне (точнее нем-русские) умудряются не только общаться на нем, но и делать научные доклады. Вот образец реплики на нем-русском: «— Рилька ему не нравится… Рилька — наше все! Мы на ём стояли и будем стоять. И неча тут!»
Ну ладно, не нравится Чижовой Россия, но язык-то зачем скотинить?.. Всё в тех же целях, чтобы показать скотью сущность русского человека. Тот может добиться чего-то, только если вожжи натягивает кровавая рука гэбгни (в альтернативной реальности первые космические успехи сделал, как в настоящей реальности, СССР, но ведь космос не для людей, а для государства! значит, это достижение фальшивое, не засчитывается! и вообще, гордиться космосом могут только советские…).
Во всем остальном русские берут числом, а не умением, и потому годятся лишь на черную тяжелую работу. В России у них желтые паспорта, они недочеловеки, которыми мудро управляет высшая раса. И вот что интересно, никаких тебе восстаний, как будто бы угодно русскому человеку быть управляемым. Нравится ему униженное положение. Любо оно ему. Ползают «бессловесные желтые» на коленях за харчи и на выпивку.
Далее по сюжету Алексей Руско читает свой доклад, попутно зарабатывая рус-марки написанием авторефератов для российских студентов, потому что качество образования в СССР выше. Затем выясняется, что у него в Санкт-Петербурге родственники, и ему дано задание не возвращаться в СССР. Эта часть романа явно избыточна, но работает на общую концепцию: показать, что и при другом общественном укладе русские живут дурно и оскотиненно, только теперь уже на фоне жизни семейной.
С этой же целью показаны вечерние новости в телевизоре и сцены политических дискуссий. Для примера: «Гуманизм – наша древняя духовная традиция, которую мы используем, чтобы дать решительный отпор фальсификаторам, кто мажет грязью нашу великую страну. Сами в говне по уши, а в нас тычут. На себя поглядите, – желтая ведущая подвела итог интервью».
Чижова нарочно моделирует ситуации, при которых всё вокруг выглядит дурно — в романе нет ни одного положительного, ни одного неущербного героя. Общий фон удручает, что в СССР, что в России. В последней дело совсем швах: особой популярностью пользуются книжные серии «Жизнь замечательных нацистов» и «Любовь в концлагерях», а в церквях поют осанну фюреру и молят, чтоб настало Царствие его.
Сплошные кукиши в кармане у писательницы-кандидата экономических наук, да такие большие кукиши, что только ленивый не увидит очередной фиги в сторону современной действительности и «лично товарища П.».
Всё-то надо Чижовой охаять, опошлить, унизить, обгадить. Как бы ни развивались CCCP/Россия экономически, толку всё одно не будет. С одной стороны хребта – Советский солдат, охраняющий границу и коммунистическую идеологию, с другой — Российский солдат со шмайсером, взятом в руки для защиты капиталистических достижений. И по обе стороны границы — страна, которой Чижова отказывает в исторической субъектности. Никакая страна, негодная.
Последняя часть романа написана явно под влиянием особо тяжелой травы. В ней Алексей Руско возвращается в СССР, предает друга и добеседывается со своим внутренним кураторов до полного заворота мозгов. Поезд несется назад в СССР, и в приоткрытое окно несет падалью, потому что «когда едешь по России, всегда несет трупами» (правда, Чижова называет останки «падалицей», но здесь я уже не вздрагиваю, у писательницы-кандидата экономических наук русский язык тоже альтернативный).
«И что теперь, закрывать дело? — однако на темном небосводе мозга занимался какой-то тревожный отсвет: — Рано, рано» (стр. 494 и после этого еще 100 страниц в подобной же стилистике).
В целом роман можно охарактеризовать цитатой:
«Тут у него засвербило (в романе именно так! – примечание О. Т.) в переносице. Он потер, но эта энергичная мера не помогла — наружу, из самых глубин лобных пазух рвался неудержимый чих. Торопясь упредить и обезвредить, он полез в карман за платком и, зажав крылья носа — слава богу, вовремя! — пустил короткий бессильный залп, будто пальнул холостым (стр. 219)».
Русофобия нынче в моде, совершенно необязательно было городить для выражения своей гражданской позиции целый роман.

Новости
22.11.2017

Не стало Дмитрия Хворостовского

Знаменитый на весь мир оперный баритон скончался 22 ноября на 56-м году жизни.
16.11.2017

Торжество литературы

С 23 по 27 ноября в столице Урала выберут лучших поэтов и прозаиков страны!
16.11.2017

«Огонь фламенко»

21 декабря танцевально-музыкальное шоу на сцене киноконцертного зала ЦДХ
15.11.2017

Скрипка Паганини

В столицу привозят подлинный раритет – скрипку, принадлежавшую некогда великому скрипачу и композитору

Все новости

Книга недели
Вместе с Россией

Вместе с Россией

Михаил Лупашко, Борис Шаповалов. Русофобия – костяная нога западных элит. Кишинёв: Издательство Tipografia Reclama, 2017. 128 с., ил., 500 экз.

В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Воеводина Татьяна

Учиться… у себя

...китайский путь – наш упущенный шанс?..

Макаров Анатолий

Без штампов

Это не кинорецензия, их уже немало. Это своего рода удовлетворение восстановленн...