О ВЕЩЕСТВЕ ПОЭЗИИ

О ВЕЩЕСТВЕ ПОЭЗИИ

О веществе поэзии

Вчера подарил мне свою, вторую уже, книжку поэт Андрей Алексеев…
Вы не знаете такого поэта? Оно и не удивительно – кроме Вологды нигде он не публиковался. Да и в Вологде-то не очень.
Несколько лет назад Ольга Александровна Фокина подала мне папочку с рукописью: «Посмотрите, кажется, интересно», - сказала.
Увидев название первого рассказа, я подумал: «Очередной любитель Рубцова и его подражатель». Но авторитет Ольги Фокиной и простое любопытство заставили прочитать и то первое стихотворение, и следующие. И уже вскоре я звонил Андрею Алексееву, договаривался о встрече. И уже несколько лет стихи Андрея публикуются на страницах газеты «Литературный маяк»…
Они, стихи его, не всегда совершенны, есть в них неточные рифмы, сбои… Но в них есть и главное, что отличает поэзию от ремесленного (пусть и весьма высокого уровня) стихосложения. Не умея объяснить по-другому – я называю это «веществом поэзии».
Вот это вещество поэзии присутствует в стихах Андрея Алексеева, и заставляет душу читателя (мою душу) отзываться на слово…

Вот некоторые старые и новые стихи из новой книги Андрея Алексеева «Всё будет».


Андрей Алексеев

РУБЦОВУ
(«Звезда полей»)

Когда за лесом солнце скроется,
Оставив красный поясок,
И гладь речная успокоится,
И от жары вздохнёт песок.
И бросит, скомкав, пачку «Севера»,
Уставший за день тракторист,
И под окном, на ветке дерева,
Замрёт без ветра тихий лист.
И вот тогда, под звон кузнечика,
Слетев, как пёрышко, с гнезда,
В небесном омуте засветится
Полей вечерняя звезда.
Я сам бывал тому свидетелем,
Когда под тихою золой
Иного времени отметины
Души тревожили покой.
…Едва подует ветер памяти.

ЛЕТНЯЯ НОЧЬ

Всю ночь вокруг избушки нашей
Дрожала тополя листва,
И с карасём в озёрной чаше
Купалась спелая луна.
Сосна пушистой головой
Небес тревожила покой,
Туман в низинах вдоль ручья,
Рубахи подобрав края,
Тихонько крался. Птицы крик
Ночь разрывал, и лишь на миг
Блеснула, падая, звезда
На задремавшие поля.

У КОСТРА

Огоньком согрею вечер,
Может, кто издалека,
Увидав, расправит плечи
И придёт. Ну, а пока
Наберу не мокрых веток,
Чтоб хватило на всю ночь,
В давнем споре тьмы и света
Одному из них помочь.
Постелю еловый лапник
У не дымной стороны,
Пусть глядит усталый странник
На хвое льняные сны.
Зачерпну в реке водицы
Загорелым котелком,
Наварю крутой ушицы
Над весёлым угольком.
И, пока одежду сушит
На осинке ветерок,
У огня погрею душу
Под чаёк да сахарок.

*   *   *
Бродить по улицам вечерним
Приятно мне уж потому,
Что город тихий, город древний,
Не весь подался в новизну.

Ещё встречается нередко
Давно некрашеный забор,
Что на столбах повис некрепких,
Оберегая сонный двор.

А там, в траве, лежат игрушки,
Совочек с вёдрышком в песке,
И старый пёс, дворово-русский,
Сопит на солнечной доске.

Сквозь лёгкий тюль окно вдыхает
Вечерний томный аромат,
И пьяный шмель, едва летая,
Давно уснуть на клумбе рад.

И я, притянутый к забору
Картинкой той, что сердцу всласть,
Кажусь жильцам, должно быть, вором.
Да так и есть. А как не красть?!

Как не сгрести душе в ладошки
Мгновенья этой красоты,
Те звуки, отблески – те крошки
Полуушедшей старины.

Где всё таинственно и свято,
Где всё и просто, и светло,
Где всё и каждому понятно,
И всё, и каждому дано…


ВЕРА

Платочком носик часто трёт,
Простыла, видимо, бедняжка,
Старинных стен рисует свод
Художница, девчонка-пташка.
Поодаль сяду, погляжу
На то, как младость чертит вечность,
И сам, глядишь, чего рожу,
Рифмуя ту же бесконечность.
«О, Господи, как я дрожу!» -
Сквозь ветки лип донёс мне ветер,
Но предан делу своему
Художник двенадцатилетний.
Сидит на стульчике складном,
В стакане кисточку болтает,
Макнёт – и вот уж серебром
Макушка церкви засияет.
Я к ней тихонько подошёл,
Спросил: «Как звать-то тебя?» - «Вера».
«Теплей оденься» - «Хорошо»,
И окунулась снова в дело.

Незримой стайкой голубей
Кружили ангелы над ней.

СУДЬБА

В ноги к дереву приду,
Вздрогнет, чувствуя беду,
Зашумит, засуетится
На ветвях лесная птица.
Равнодушная пила
Справит шумные дела.
Вздрогнет лес, метнётся птица,
В дело ствол прямой сгодится.
Сяду рядом, отдохну,
Пень ладошкой обмахну
Да прикину по колечкам:
Не ровесник ли ему.
Много памяти лесина
Накопила в древесине,
В тёс пойдёт и на дрова:
Судьба…

БЕРЕГА

Берега. Всплеск не слышен весла,
Перевозчик от Бога на лодке.
В пассажирах притихла душа,
Поминают которую водкой.

Всё спокойно. Мирской суеты
Не присутствует даже намёка.
Позади растворились мечты,
Не успевшие сбыться до срока.

Оглянуться? – Уже ни к чему,
В расставанье лишь горечь печали.
Может, там хорошо одному,
В бесконечной сиреневой дали?

Время лечит на том берегу,
От которого мы уплываем.
А что будет, когда по песку
Лодка днищем скользнёт – мы не знаем…

Новости
25.09.2018

Галерея Александра Шилова представляет: Субботний концерт «Из жанра в жанр переходя», 29 сентября 2018

Ансамбль «Holiday Music» впервые выступит в рамках цикла субботних концертов в галерее Александра Шилова (Москва, ул. Знаменка, д.3) 29 сентября в 19:00.
23.09.2018

Назначен руководитель департамента культуры Москвы

«Литературная газета» поздравляет Александра Кибовского с назначением на должность министра правительства Москвы, руководителя департамента культуры столицы.

Все новости

Книга недели
Палата № 26.  Больничная история.

Палата № 26. Больничная история.

Олег Басилашвили.
СПб: Лимбус Пресс, ООО «Издательство К. Тублина», 2018.
– 240 с. – 3000 экз.
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Болдырев Юрий

Скрытый дефолт

Два десятилетия после дефолта 1998 года. К десятой годовщине опубликовал в «ЛГ» ...

Акоев Владимир

«Толстяк», уходи!

Ядерное оружие против мирных людей использовали дважды в истории. Первый раз – 6...