Ольховая страна Василия Белова

Ольховая страна Василия Белова

Ольховая страна

Сегодня, чтобы из Вологды попасть в Тимониху, надо ехать до Харовска по хорошей асфальтовой дороге, потом ещё 70 км до деревни Белова – тоже вполне приличная (усилиями Василия Ивановича) дорога. Правда, в последние годы её разбили большегрузные лесовозы, и в межсезонье – осенью, весной – она снова трудно проходима для автобуса или легковушки.

Едешь, и чем дальше от города, тем гуще ольшаник вдоль дороги, тем выше и шире дома-хоромы в деревнях (жаль только, что многие из них уже пустые).

Промелькнула деревня, и снова ольховые стены вдоль дороги…

Ольха, пожалуй, самое «беловское» дерево, чаще всего упоминается в его произведениях – от ранних стихов до рассказов и романов.

Вот в самой первой книжке – сборнике стихов «Деревенька моя лесная» (1961  г.):

     ОЛЬХА У ДОРОГИ

     На земле неволожной

     От подзола и мха,

     Сиротой придорожной

     Притулилась ольха.

     И в жару, и в морозы

     Из ольховой страны

     Плыли мимо обозы

     Необъятной длины.

     Уезжая, скрипели

     От чувалов и фляг,

     Возвращались—гремели,

     Потому — порожняк.

     Днём и ночью колёса

     Рвали жилы корней

     И ольховые росы

     Обивали с ветвей.

     И любого возницу

     Угораздило тут

     Либо выломать вицу,

     Либо вырезать прут.

     И обидным и странным

     Мне казалось не раз,

     Что ольховые раны

     Заживали тотчас;

     Что недолго сочится,

     Не горька, не густа,

     Из коры сукровица

     На больные места.

     Только ветры обдуют,

     Ополощут дождём —

     Не узнать молодую

     Под зелёным огнём.

     Ей моё преклоненье,

     Восхищенье моё

     За такое терпенье,

     За живучесть её.

А уже в романе «Кануны» одна из деревень названа Ольховицей, конечно же, не случайно… Эта ольховая дорога  через всю жизнь Белова прошла, через все его книги.

«Ольховая страна» - родина Василия Белова… Вон и Тимониха прилегла на пологом угоре… Ныне – пять-шесть домов, в два из них приезжают летом (один дом – Беловых), постоянно не живёт никто. Когда-то в деревне было двадцать с лишним, отнюдь не пустых, домов.

Здесь, на берегу речки Сохты, разливающейся на излуке в озерцо, в заповедных этих местах деревенского лада (к сожалению и разлада), политых крестьянским потом и вдовьими слезами, и жили предки писателя.

В справочнике читаю: «Сохта – река в России, протекает в Харовском районе Вологодской области. Устье реки находится в 97 км по левому берегу реки Уфтюга. Длина реки составляет 10 км. Сохта вытекает с западной стороны озера Лесное, расположенного в 7 км к северо-западу от деревни Поповка (центра Азлецкого сельского поселения). Течёт на запад, крупных притоков не имеет. По берегам деревни Азлецкого сельского поселения: Вахруниха, Дружинино (левый берег); Тимониха, Лобаниха, Алферовская, Гридинская (правый берег). Сохта впадает в Уфтюгу (ту самую, в которой «зародился» Ёрш Ершович – Д. Е.) выше деревни Крутец».

И всего-то десять километров  длина речки, а шесть деревень на её берегах жили.

… Стоя на берегу Сохты, подумал я вот о чём: Белов, Гаврилин, Рубцов – все они с одного берега. Сохта впадает в Уфтюгу, та – в Кубенское озеро, на другой стороне которого жил с матерью Валера Гаврилин. С крыши детского дома (Воздвиженского храма), в котором работала его мать, Валера смотрел в голубую даль озера, где покачивался в волнах бело-розовый кораблик – островной Спасо-Каменный монастырь. Может, там, на берегу Кубенского озера, и услышал он детским сердечком свои «Перезвоны». А много-много лет спустя Белов будет писать повесть о нём «Голос, рождённый под Вологдой».  А из Кубенского озера вытекает Сухона, вбирающая в себя десятки притоков, среди них и река Толшма, на берегу которой стоит село Никольское, та самая «деревня Никола, где кончил начальную школу» Николай Рубцов…

Все с одного берега. У Белова и Гаврилина отцы погибли на фронте. Рубцов долго считал отца погибшим, и хотя он был жив, но так и остался для Николая Рубцова потерянным, позднейшая их встреча уже ничего не изменила… «Литературным отцом» и Белова, и Рубцова стал прошедший войну Александр Яшин.

А если посмотреть внимательно на карту – увидим, что и Яшин, и Ольга Фокина, и Романов, и Чухин с этих же берегов. И именно они стали той самой «вологодской школой».

Но это было потом, а до того – каждый в своей деревеньке, на берегу своей речки, в своё время жил и ещё не знал о будущей судьбе…

Ничего не знал и Вася Белов, он ещё лишь открывал для себя мир избы, двора, деревни, ольховой своей родины…

По данным археологов освоение территории нынешнего Харовского района людьми началось более восьми тысяч лет назад. И, между прочим, уже тогда люди изготавливали из кремня не только орудия охоты, но и топоры, тёсла, долота, стамески – инструменты очень знакомые и нынешним столярам и плотникам, героям «Плотницких рассказов» и других произведений Белова… А уж лодки-долблёнки, в которых плавали по Сохте, Уфтюге, Кубенскому озеру или Сухоне тысячу лет назад, наверняка, мало чем отличались от тех, в которых приходилось плавать Василию Белову и его землякам. Всё в мире взаимосвязано, время – неразрывная цепь, дёрни за один конец – отзовётся на другом…

Местность эта, берега речки Сохты, соседних рек и озёр, была освоены и заселена славянами, в те времена, когда новгородцы открывали водные пути встреч солнцу, древними волоками перебирались из Белого озера в Кубенское и далее шли по Сухоне, попутно осваивали притоки, поднимались к верховьям, ставили погосты, сближались с местной весью и чудью…

Просторная, в пологих, покрытых лесами холмах, с реками и озёрами земля досталась предкам Белова. Здесь-то и появилась деревенька Тимониха, каких сотни тысяч в России.

«По-видимому, потомки новгородских ушкуйников разжились по здешним лесам, расселились по озёрам и речкам, которые и по сей день текут в лощинах, вырытых ледниками. Скупая эта земля, пропитанная потом моих предков, понемногу утрачивала новгородское буйство. Мужики жили хоть и бедно, да вольно: жгли подсеки, пороли медведей, сеяли на гарях лён, ячмень и молились Николе. Тогда ещё не свернулась в жилах вольнолюбивая кровь: «в смутное время» ватажка голодных иноземцев, дошедшая сюда, погибла под топорами и кольями. Разбойники успели спалить церковь и разорить Тимониху, Вахруниху и ещё многие деревни», - писал Белов в «Раздумьях на родине».

«… Пичиха, Чичириха, Тимониха, Вахруниха, Лобаниха, Заозерье, Алфёровская, Гридинская, Помазиха. Они, девять этих селений, составляли когда-то Никольский приход или Сохотскую волость», - пишет Белов в «документальном рассказе» «Без вести пропавшие». Там же о судьбе Сохотской Никольской церкви: «Церковь над озером поляки спалили, но она была вновь выстроена в честь Николая Чудотворца… К тому же с приделами Успенья Богородицы и Симеона Богоприимца. В 1737 году, за двести лет до большевицких колхозов, «у попа Павла Александрова при церкви Николая Чудотворца на Сохте в девяти деревнях обретается 226 человек. Священнослужителей – 9… В 1862 году мои земляки освятили новый каменный храм о двух престолах. Одна церковь была тёплая, зимняя, другая летняя. Через шестьдесят лет коммунисты сперва закрыли, затем осквернили храм. Они сбросили и увезли куда-то колокола. Зимнюю церковь и колокольню разрушили, а в летнем храме устроили школу, где я и учился по две зимы…» Пройдут ещё годы и уже в 90-х годах 20 века Василий Белов, с помощью своих друзей Анатолия Заболоцкого и Валерия Страхова, восстановит то, что осталось от храма, впервые за много лет в нём зазвучат слова молитвы и зажгутся огоньки свечей…

В 1929 году (в «год великого перелома»), по найденным Беловым в архиве данным, в Тимонихе было: домов – 23, гумён – 14, амбаров – 12, бань – 16, сенных сараев около 20. Перед началом Великой Отечественной войны оставалось уже лишь 12 домов (и ни в один мужики с войны не вернулись), в 90-е годы – 6 домов…

«Судьба Тимонихи типична для многих тысяч русских деревень, для всего так называемого Нечерноземья. Там, где со времён Даниила Заточника звучали песни и бегали ребятишки, дымились трубы, мычали коровы, теперь одна трава и кусты», - с горечью говорил Белов о судьбе своей малой родины в 90-х годах 20 века.


Новости
10.10.2018

«РОДНОЕ И ВСЕЛЕНСКОЕ В ТВОРЧЕСТВЕ ЮРИЯ КУЗНЕЦОВА»

Всех интересующихся отечественной поэзией и культурой приглашаем принять участие в конференции, посвященной творческому наследию Ю. П. Кузнецова
09.10.2018

«ЗОЛОТОЙ ВИТЯЗЬ» и «СВЯТАЯ РУСЬ»

10 октября Севастополе в Драматическом театре    Черноморского Флота РФ им. Б.А. Лавренева состоится торжественная церемония Открытия IX Славянского форума изобразительных искусств «Золотой Витязь». 

Все новости

Книга недели
Как жаль,  что Толстой  не арбуз.

Как жаль, что Толстой не арбуз.

Фёкла Толстая. Как жаль,
что Толстой
не арбуз. –
М.: Издательство АСТ, 2018. –
320 с. –
3000 экз. – (В ритме эпохи).
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Макаров Анатолий

Дух оттепели

Размышляя о прожитом, склоняюсь к тому, что лучшие годы жизни совпадали с тем, ч...