РЕМЕСЛО, МАСТЕРСТВО, ТРАДИЦИЯ - 1

РЕМЕСЛО, МАСТЕРСТВО, ТРАДИЦИЯ - 1

РЕМЕСЛО, МАСТЕРСТВО, ТРАДИЦИЯ - 1
Однажды мне довелось держать в руках изделия мастера из каменного века. Это были найденные на берегу одной из крупнейших рек севера России – Сухоны наконечники копий и стрел, скребки для обработки шкур.
Люди, жившие несколько тысяч лет назад, были не глупее нас. И уж точно, рукодельнее многих из нас. Попробуй-ка ударом камня о камень сбей такие аккуратные чешуйки, преврати булыжник в лёгкий, но прочный, а к тому же и способный к полёту наконечник стрелы. Или скребок – он же сам в руку (и именно в женскую руку) ложится, там даже выемки для пальцев сделаны… И они красивы эти наконечники и скребки, да-да, они изящны, потому что красота и практичность неразделимы. Так было тысячи лет назад, так и сейчас: некрасивое – бесполезно…
Когда, как, каким образом бытовое умение становится мастерством, а на основе мастерства появляются промыслы, а внутри этих промыслов, среди народных умельцев появляются истинные художники, возводящие своё мастерство на уровень искусства? – об этом думаю. Как развиваются традиции народных промыслов, каково их состояние сегодня, каковы перспективы – об этом буду рассуждать. Мне кажется – это важно для осознания места моего (русского) народа в семье народов, а значит и самого себя среди людей, потому что творчество – самовыражение человека и народа в мире …
Человек в древности (да ещё и совсем недавно, особенно в деревне), должен был обладать определёнными умениями, без которых было бы ему трудно жить и даже – выжить.
Топором должны были владеть все мужчины, хотя бы потому, что прежде чем вспахать поле, надо был вырубить лес (да из этого же леса и избу поставить). Но ведь и топор кто-то должен был сделать… И посуда нужна была в каждом доме. Так что почти все в той или иной мере были плотниками, гончарами, умели изготовить орудия труда и охоты. Но появлялись люди, у которых то или иное дело получалось лучше, чем у других. Появлялась потребность во множестве наконечников копий, или костяных ножей с кремневыми вкладышами-лезвиями… И вот уже появляются мастерские по изготовлению орудий из камня (археологи находят площадки усеянные каменными чешуйками – следами обработки материала), гончарные мастерские, литейные производства и кузницы. Обычно такие мастерские появлялись вблизи источника материалов – у каменных россыпей на берегах рек, месторождений глины или железной руды. Но всё это не исключало бытовых умений: крестьянин не шёл к мастеру, чтобы починить соху, каждый охотник умел поменять наконечник стрелы. И уж, конечно, все в той или иной мере плотничали.
«Есть талант или нет, ... люди стремились постичь мастерство. И постигали, каждый по мере своих способностей. Один умел рубить многие виды углов и знал все, другой знал лишь половину, а третий только и научился, что рубить угол в охряпку. Четвёртый ничего не умел, но из-за стыда всё равно стремился учиться. И научивался хотя бы колья завострить. Не ахти что, но и то лучше, чем ничего. Так было в любом деле», - пишет Василий Белов в своём «Ладе».
Я вспоминаю своего отца – подросток военного времени он с 14 лет работал слесарем. Он умел всё. Я не знаю такой работы, которую бы он не мог сделать: ремонтировал любую технику, крыл крыши, шил шапки, плёл сети, перекладывал печи, подшивал валенки, был рыбаком и охотником, выращивал в огороде овощи, косил траву, резал и вставлял в рамы стёкла… И мне кажется вот такими, умеющими делать всё были многие (большинство) люди того поколения.
… А если было нужно – любую мужскую работу могли сделать и женщины. Бывало, что садилась и баба с топором в руках на угол сруба (хоть говорят, мол, «бабьи города долго не стоят» да пойми – о чём это), а напротив сидел с топором муж (так, например, пишет о своих родителях Василий Белов). Потому что сруб надо было успеть поставить и завести под крышу в течение лета (а ведь и полевые работы никто не отменял). Или же уходили мужики на войну (о! сколько же раз в русской истории), и бабы работали в поле: пахали, боронили, косили; ухаживали за скотом; нужно было – занимались и плотницким делом… Не от отца – так от старшего брата да от матери, чему-то (да всему что нужно в деревенской жизни) и научится мальчик.
Вот как у Ольги Фокиной написано:
… И была у меня Москва.
И была у меня Россия.
И была моя мать жива,
И красиво траву косила.
И рубила стволы берёз
Запасая дрова по насту,
И стоял на ногах колхоз –
Овдовевших солдаток братство.
И умели они запрячь,
Осадить жеребца крутого,
И не виданный сроду врач
Был для них отвлечённым словом.
И умели они вспахать
И посеять… а что ж такого?!
И – холстов изо льна наткать,
И нашить из холстов обновы!..
Так что жизнь заставляла уметь делать всё и всех.
Но то – бытовые умения, а мастерство – это высшая степень умения, сформировавшая и особый слой общества – мастеровых людей.
Изначально, народные мастера создавали вещи для себя и ограниченного круга односельчан. Их изделия использовались в крестьянских семьях и в хозяйствах: деревянная утварь, орудия труда, игрушки, ткани, вышивки. И уже на этом уровне ценилась не только практичная, но и красивая вещь, вещь – украшенная, приятная глазу (отдельный разговор о том, что украшения – например, вышивка – несли и сакральный смысл).  
«Воистину был окружён красотой русский человек в своём прошлом, в своём интимном быту: держал ли он в руках резную ложку, сидел ли на резной лавке, работал ли топором, ехал ли в расписных санях или в телеге, шёл ли в церковь в своей домотканой красочной одежде, согревался ли на изразчатой лежанке, … искусство скромное, как бы тёплое, ласковое, домашнее было рядом с ним, в нём самом, в его привыкших к узору глазах. В этом смысле наш нынешний быт не может идти ни в какое сравнение со стариной: он сер, уныл, скучен, бескрасочен», - писал в начале ХХ века исследователь культуры русского севера Иван Евдокимов.
При этом: «народное творчество, как и жизнь, никогда не стояло на месте; являлись всегда разные новинки, которые, примешиваясь к старому, впитывались в общее целое, перерабатывались, переваривались, и получалось, хотя: и родственное, но уже дальнейшее...» - совершенно верно писал в начале XX века известный русский художник И. Я. Билибин.
 

Новости
14.11.2018

«Слово против катастроф»

Организаторы: Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, «Литературная газета», «Российский книжный союз»
Прямая трансляция состоится на нашем сайте 16.11.2018 с 14.00 до 16. 00
08.11.2018

Первый день “Диалога Культур”:

Фильмы, дискуссии, немного укропа и эмоции участников

Все новости

Книга недели
Знаем ли мы всё о классиках мировой литературы?

Знаем ли мы всё о классиках мировой литературы?

Мария Аксёнова. Знаем ли мы всё о
классиках мировой литературы?
М.: Центрполиграф, 2018  –
318 с. – 3000 экз.
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Макаров Анатолий

Заветные «мрии»

Советская вольномыслящая интеллигенция Украину недолюбливала. Бывало, сообщишь з...

Волгин Игорь

Нигилисты тоже любить умеют

Эти северянинские строки я впервые открыл для себя в далёком детстве. Особенно п...