САЙТ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

«Я агроном и садовод, слава Богу!..»

«Я агроном и садовод, слава Богу!..»

«Я агроном и садовод, слава Богу!..»

Мы предварительно переговорили по телефону, и я пошел к назначенному времени…

- Жаль, что не летом встречаемся, - посетовал Анатолий Иванович, встречая в своей городской квартире, - посмотрели бы мой сад. - Руку неожиданно сильно пожал.

Хозяин квартиры высокий, худощавый, крепкий для своего возраста человек. А что сад у него хороший я, конечно, и не сомневаюсь. Потому что уже знаю, что Анатолий Иванович Киселев – садовод с многолетним стажем, создатель и первый руководитель «Майского»…

- Я родом муромский…- начал он неторопливый рассказ. - Родился в 1929 году в селе Репино. Когда мне было два года, семья переехала в город Муром. На самом берегу Оки – деревянный домик, огород, садик… Откуда это – то ли гены, то ли что, но я все время, с детства, любил работать в саду. Отец был крестьянин, тоже любил сад, но нельзя сказать, что был каким-то особым энтузиастом садоводства. Мать огородничеством занималась, да… А там, где огород – там и сад, вот меня больше в сад тянуло. Отец был хорошим портным (в деревне все крестьяне, кроме работы в своем хозяйстве, занимались каким либо отхожим промыслом – отец портняжил), по этой специальности и в городе работал. А мать – домохозяйка, детьми занималась – нас, детей, в семье было пятеро…

Вот все мое детство и прошло на берегу Оки. Она там – красавица. Поймы прекрасные, рыбалка. Голубей гоняли, птиц ловили… Всё это связано с природой… Ну и  сад. Большой, хороший… А первые деревья посадил когда мне было десять лет. Зима 1939 – 1940 годов была очень холодная. Все сады вымерзли. Даже такие старые среднерусские сорта, как Анис и Антоновка погибли… А в Муроме был плодопитомник – не в каждой местности такое бывает. И мы с матерью ходили за саженцами. Тогда я посадил свой первый сад… А потом еще, еще, так и пошло…

Тут я позволю себе прервать прямую речь А. И. Киселева… Что ни говори, а есть что-то влияющее на судьбу (или она уже записана где-то?) – ведь не будь хотя бы этого плодопитомника в Муроме, не ударь в ту зиму такие морозы, не случись так, как случилось еще что-то – и не пошел бы десятилетний мальчик с мамой в плодопитомник, не сажал бы потом в саду саженцы… Детские впечатления – самые глубокие, на всю жизнь. Вот оттуда, из того первого сада на берегу Оки и понёс через всю жизнь любовь к садоводству Анатолий Киселев…

- В войну-то как жили? – переспрашивает Анатолий Иванович мой вопрос. - Конечно, было тяжело в войну. А кому тогда было не тяжело?! Когда у нас, вообще, тяжело не было? Но все тяжести переживали… На войне был мой старший брат, с которым я голубей гонял, птиц ловил. Он вернулся с войны с перебитой рукой. Отец не попадал уже по возрасту, работал в военном училище, которое располагалось рядом с нашим домом в бывшем Спасо-Преображенском монастыре (монастырь упоминается раньше всех других монастырей на территории России и фигурирует в «Повести временных лет» под 1096 годом; богослужения в 1918 году были прекращены, возобновлены в 90-х годах прошлого века– Д. Е.). Держали корову. На лето коров отправляли за реку, там они паслись, и туда ездили на лодках доить. Матери доставалось, конечно. Ладно, в хорошую погоду, а к осени, бывало, и волны приличные, и река широкая там… Но нас, детей, надо было кормить. Так и жили… Как все. А в 1947 году я закончил в Муроме десятилетку и поехал учиться в Казань, в сельскохозяйственный институт. Поступил на факультет садоводства… Я много читал литературы по садоводству, особенно Мичурина. Он очень много сделал. Главное – разработал сам принцип селекции, методы работы, которые актуальны и сегодня. Я бывал и в Мичуринске (ранее г. Козлов Тамбовской области – Д. Е.).  Там после Мичурина остался сильный селекционный центр. Иван Владимирович Мичурин очень много сделал для развития садоводства в стране, это был талантливый человек. После него, пожалуй,  у нас селекционеров такого уровня и нет. Хотя и образование у него было не ахти какое. Главное – увлечение…

Анатолий Иванович так увлеченно говорил о Мичурине, что я при первой же возможности (в интернете, конечно), постарался узнать как можно больше об этом замечательном ученом-садоводе. Я поделюсь одной выпиской из автобиографической книги И. В. Мичурина: «Через мои руки прошли десятки тысяч опытов. Я вырастил массу новых разновидностей плодовых растений, из которых получилось несколько сот новых сортов, годных для культуры в наших садах, причем многие из них, по своим качествам, нисколько не уступают лучшим иностранным сортам.

Теперь даже самому не верится, как я, со своим слабым, болезненным сложением мог вынести все это. Только всепоглощающая страсть, до полного самозабвения, могла дать ту невероятную стойкость организму, при которой человек становится способным выполнить непосильный для него труд…

Я, как помню себя, всегда и всецело был поглощен только одним стремлением выращивать те или иные растения и настолько сильно было такое увлечение, что я почти совершенно не замечал многих остальных деталей жизни; они как-то все прошли мимо меня и почти не оставили следа в памяти».

Я не знаю, читал ли, помнил ли эти слова Мичурина А. И. Киселев, но мне кажется, что и в его жизни была эта «всепоглощающая страсть, до полного самозабвения»…

Еще невольно думаю, читая Мичурина и записывая рассказ А. И. Киселева: почему садоводы долго живут? Не только потому, что много работают на свежем воздухе. Им еще, мне кажется, очень хочется увидеть результаты своего труда, а результаты в садоводстве становятся видны через годы после начала работы…

- В 1952 году закончил институт. Распределение. Предлагалось несколько мест: можно было поехать на Дальний Восток,  в Чувашию – там хороший питомник был… И Вологодская область. Говорово под Вологдой, единственный на Севере плодопитомник. Вот тут-то Ефим Михайлович Петров, мой преподаватель, и сказал: «Конечно, в Вологду, смотри там какие просторы необъятные, озера, леса. Туда и давай! Большому кораблю – большое плаванье». Вот так напутствовал…

В Вологду из нашего института приехали восемь человек, все с разными специальностями. Плодовод один я. Переночевали в Доме колхозника, а с утра – в областное управление сельского хозяйства. С нами провели там собеседование, а узнав, что я садовод – тут же позвонили в плодопитомник. Директор, Михаил Петрович Судаков, демобилизованный капитан (тоже увлеченный садоводством  человек), на тарантасе прикатил за мной в управление и увез в Говорово…

Рассказал Анатолий Иванович и об истории плодопитомника:

- Начал работать этот плодопитомник в 1939 году, он был организован  на базе опорного пункта Научно-исследовательского института садоводства. Там работала выдающаяся женщина  – Елена Викторовна Великанова (я уже не застал ее), она была генетик, а были ведь гонения на генетиков, говорили, что это «лженаука», и в Вологде Елена Викторовна была, по сути, в ссылке. Она была очень предана своему делу. Создала большой гибридный фонд по яблоне, вывела несколько сортов земляники, «Алая зорька» до сих пор в ассортименте. Елена Викторовна Великанова сделала очень много, не даром ее до сих пор помнят, а ее труды ценят в научных кругах… А я начинал работать уже при Михаиле Ивановиче Лаптеве – он тоже неплохо поработал, увлеченный своим делом был человек… Всё самое ценное из Говорово было потом перенесено в «Майский», так что преемственность сохранилась. Дело своих предшественников продолжает сегодня заведующий сортоучастком и цехом садоводства в «Майском» Магомед Махмудович Салехов.

Но вернемся в Говорово…

- Встретили меня прекрасно… В деревеньке неподалеку от питомника снял комнату. Начал работать. Хозяйство наше было маленькое, но рентабельное. Было все: и сад, и ягодники, и плодопитомник, и зерно, и овощи… Зерновые еще и серпами убирали. Но была и конная «лобогрейка», молотилка, трактор ХТЗ, потом еще один гусеничный получили… Но уже тогда я стал задумываться, о том, что надо бы как-то расширяться – здесь площади все-таки маленькие были, город рядом… Далеко не сразу, но настал момент, когда Евстафий Матвеевич Сухановский, руководитель треста молочно-овощеводческих совхозов (трест «Плодовощхоз»), с которым я много общался, делился задумками, сказал: «Думай, подбирай место»… Тогда эти вопросы решались легче: у какого-то хозяйства взять часть земли, передать другому, выделить для нового хозяйства, объединить – долгих оформлений не требовалось… Стал искать. Для садоводства нужны ведь особые земли  все-таки, рельеф соответствующий, хороший склон, чтобы холодные массы воздуха скатывались – на Севере это очень важно; состав почв… Обследовал земли по грязовецкому направлению, по старой Кирилловской дороге… Пошел вверх по Тошне (тогда земли совхоза «Искра») и нашел то что искал: в Дудинском и выше – отличные склоны для сада. А самое главное – Михальцево, легкие песчаные почвы – то, что нужно для выращивания саженцев… Нам передали эти земли. И так возник Вологодский  областной совхоз «Плодопитомнический». Контора сначала была в барской усадьбе в Дудинском, мы ее отреставрировали… Вскоре стало ясно, что на одном садоводстве и питомниководстве трудно быть высокорентабельным хозяйством. Было решено развивать животноводство. Хозяйство постепенно расширялось за счет земель возле Рубцова, Ватланова, Ананьина… Чуть позже взяли под свое крыло и Норобово, колхоз «Новый путь». Он там на ладан дышал… Хотелось мне, чтобы центр хозяйства оставался в Дудинском, там где была барская усадьба. Все были согласны. Но уперлась областная санэпидстанция. Не было канализации для сбросов. А как раз вели «нитку» в Молочное, поэтому остановились на центре хозяйства в деревне Барское. В общем, тоже не плохое место… Название долго выбирали, конкурс был: предлагались «Ягодное», «Дудинское», остановились на «Майском». Так и новый поселок назвали… Вот тут уже пришлось заниматься и строительством, и животноводством, и многим другим, далеким от садоводства. И мне никак было не обойтись без толковых специалистов. Самое главное для руководителя – подбор кадров…

Тут Анатолий Иванович отвлекся от своего рассказа… Он сказал:

- Вы смотрите, что у нас делается «на верху». Как там подбираются кадры? Это же уму не постижимо, когда сельским хозяйством командует… не пойми кто, медиками – не пойми кто, армией – не пойми кто (Он еще жестче сказал на самом деле, чем «не пойми кто» - Д. Е.)… Я этого не понимаю – чтобы на таком уровне и так подбирать кадры!

Мы помолчали даже немного… На стене в комнате, где мы сидим: кавказский кинжал в ножнах и барометр.

- Это мне Магомед подарил, - Анатолий Иванович улыбнулся. - Салехов.

И продолжил свой рассказ:

- А у нас в хозяйстве кадры подобрались отличные – зоотехник Маргарита Алексеевна Шайкина; наш строитель – Валерий Владимирович Соколов, агроном – Михаил Степанович Широбоков, другие специалисты… Конечно, идеальных людей нет, у всех свои особенности, руководитель должен их учитывать… Повторюсь: коллектив сложился отличный,  дружный, профессиональный… И успехи хозяйства – это успех всего коллектива, один – не воин. При всем этом – садоводство всегда оставалось моим любимым делом, я ему уделял внимание всегда… Не скажу, что все в «Майском» получалось, как бы хотелось, наверное, так и не бывает, совершенству нет предела, но многое и получилось: мы первыми внедрили цеховую структуру управления, диспетчерскую службу. В «Майском» внедрялись самые передовые технологии… Специалисты ездили по лучших хозяйствам страны – изучали опыт… Вот сейчас и мой сын, Виктор (В. А. Киселев, начальник управления социально-экономического развития села Вологодского района – Д. Е.), старается руководителей хозяйств знакомить со всем новым и передовым… Через некоторое время я поступил на заочное обучение в аспирантуру  Московского Научно-исследовательского института садоводства нечерноземной полосы и на это время пригласил на пост директора моего хорошего знакомого Владимира Георгиевича Барышникова (он был инструктором обкома партии), а сам сосредоточился только на садоводстве. Закончил аспирантуру, защитил кандидатскую. Владимир Георгиевич перешел на работу в областное управление сельского хозяйства, а я снова стал директором. Так что, совсем не случайно после моего ухода на пенсию «Майский» снова возглавил Барышников. А потом его сменил Николай Александрович Шелыгин… Конечно, я с особым вниманием всегда следил и слежу за «Майским». Я часто бываю там, с нынешним директором А. В. Баушевым постоянно в контакте, он приглашает меня по разным вопросам… Они молодцы. Барышников много поработал в строительстве, по зерновым… Шелыгин сумел удержать хозяйство в кризисные годы. И сейчас: прекрасные результаты во всех отраслях, хорошие специалисты, ну, например, в овощеводстве – Татьяна Голенева, зоотехник – Ирина Суслова… Другие молодые работники есть хорошие. Кадры всегда были сильные в Майском, многие перешли потом на другие места работы – Виктор вот начальником управления стал, Андрей Клёков – председатель «Ильюшинского», тоже начинал в «Майском». А если сказать о районе – сегодня работают руководители высочайшего класса: Шиловский, Логинов, Разживин, Клеков… Таких не много и в России. Беда в том, что им не дают работать в полную силу. А пора бы уже в сельском хозяйстве от слов переходить к делу. «Национальными проектами» и разговорами о «продовольственной безопасности» страну не накормишь. На государственном уровне нужны ясные стратегические планы поддержки и развития сельского хозяйства и желание их исполнить. В свое время хорошие слова сказал писатель Достоевский: «Весь порядок в любой стране всегда связан с землей. С разумным ее использованием». А когда у нас почти половина пашни «гуляет» – это преступление. Огромные территории потеряны… Вот казалось бы – отдыхать бы со спокойной душой, но посмотришь телевизор, послушаешь радио – горько… В любой другой благополучной стране сельскому хозяйству из бюджета до 30 – 40 % дают,  у финнов чуть ли не до 70 % бюджета. А у нас – крохи. Нельзя так… У «Майского» юбилей на днях – я желаю сегодняшним работникам терпения. Терпения, терпения, терпения…

Но не на грустной ноте закончился наш разговор с Анатолием Ивановичем. Мы еще поговорили. Об охоте.

- Да я охотник! Лось, медведь – это не мое. Я, в основном, по перу, конечно. Все время держал легавых собак… Я, ведь и остался тут не только из-за любви к специальности, - неожиданно признался Анатолий Иванович. - Ведь здесь же было охотничье Эльдорадо!.. Когда я приехал в питомник (это был май), мне сразу дали верховую лошадь. И я на лошадке вечером поехал в сторону Ермаково… За питомник выехал (никаких застроек там еще не было) – всё дышало!.. Столько было птиц! А уж певчей-то птицы там, в мае-то месяце… Какие они концерты давали… Или, слышу – тетерева булькают… Сразу за питомником сколько было тетерева… Или тяга вальдшнепиная – тут «тянет», тут «тянет»… От Фетинино до Сокола моховые болота – сколько было там белой куропатки!.. Это такая красивая птица – зимой она белая полностью, а летом – у ней корпус рыжий, белые крылышки… Вот она бежит от собаки долго-долго. И потом уж когда собака встала, вся как статуэтка – тут она взлетает. Стреляешь… Главное в охоте – не убить. Главное – это слияние с природой. Мы дети природы все-таки… Природа – вот за что мы в ответе. В ответе перед людьми, перед Богом. А природу мы… загубили. Экономику, прочее – это все можно сделать, поправить, только умные люди придут и сделают… Но вот что сделать, чтобы восстановить то, что было в природе?.. Это, по-моему, уже невозможно… Атом, химия… А мы спохватываемся, когда уже поздно. Вот, например, белой куропатки уже нет… Сколько каждую весну на полях чибиса было! Ведь прекрасно – идешь, а он – «чи-би, чи-би…» Нет чибиса. Вот уже несколько лет. Где-то погиб на перелете. Или дергач: идешь вечером – там скрипит в поле, там скрипит… Нет уже и дергача. Скворцов и тех меньше стало…

- Сколько, примерно хотя бы, деревьев за свою жизнь посадили? – спросил я Анатолия Ивановича.

- Ой, много! Не говорю уж о садах… В одном «Майском», посмотрите, ведь все поля обсажены деревьями – березы, тополя, ели, липы… И в самом поселке. Эту программу я выполнил – и деревьев посадил много, и домов построил немало, и дети есть… Я доволен детьми – оба сына и дочь нашли себя, работают, авторитетом пользуются… А главное мое дело – это садоводство. Садоводство на Севере. Я благодарю Бога за жизнь, которую я прожил.  А агроном, садовод, слава Богу!.. Вот, попробуйте яблоки из моего сада. В этом году они не такие сладкие, потому что в момент созревания было очень много дождей…  

Я беру яблоко. Я пробую это чудо, вобравшее в себя силу земли, энергию солнца, заботу человеческих рук…


Новости
18.02.2019

Разговор о родном

Два дня – 14 и 15 февраля – гостеприимный каминный зал Института мировой литературы имени А.М. Горького радушно принимал в своих стенах знатоков и ценителей творчества Юрия Поликарповича Кузнецова.
18.02.2019

«Дом поэзии Андрея Дементьева» в Твери приглашает принять участие в III Всероссийском конкурсе молодых поэтов «Зелёный листок».

К участию приглашаются авторы от 16 до 30 лет. Приём заявок до 9 марта.

Все новости

Книга недели
От смешного до великого.

От смешного до великого.

Александр Казакевич.
От смешного до великого.
– М.: Центрполиграф, 2019.
– 383 с. –
2000 экз.
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Рыбас Святослав

Помни Афган!

30 лет назад, 15 февраля 1989-го, советские войска оставили Афганистан... Вспоми...

Неменский Олег

Разбудят ли юго-восток?

На Украине 31 марта должен пройти первый тур президентских выборов, 21 апреля – ...