На крыльях Пегаса - Сообщения с тегом "публицистика"

Робинзоны высшей школы

Дважды в одном столетии вузы России начинают жизнь с нуля

Через четверть века после возвращения в капитализм у людей старшего поколения всё больше тоски по советскому прошлому. С точки зрения психологии, их можно понять: былое зачастую видится человеку в розовом цвете. Но, по правде говоря, разве всё тогда обстояло именно так, как преподносила нам пропаганда? Где сейчас «самая образованная, самая читающая страна в мире»? Она рассыпалась на суверенные осколки, резко сменив классические книжные пристрастия интеллигенции на низкопробное окололитературное чтиво.

e33a366ccd9f6998ea828d137de7b64c.jpg

Причём катастрофические метаморфозы в образовательном и культурном плане наступили уже в начальный период так называемых «рыночных реформ», которые стремительно накрыли державу, как девятый вал окатывает терпящих кораблекрушение. Значит, что-то с высшим образованием в стране было не так. Тогда что?

«Экзаменовать на доктора!»

У нас всегда брали количеством, но только не качеством. Сложившаяся система высшего образования, которая помимо дневной подготовки до сих пор предполагает как вечернее, так и заочное обучение, не исключает, а скорее лишь подтверждает эту мысль.

Выпускники вузов, учившиеся заочно и защитившие диплом, в большей степени могли претендовать на звание практиков, нежели считаться высококвалифицированными специалистами. Но ради «правильной» статистики в отчётных докладах на этот казус просто закрывали глаза!

В то же время и слушатели очных курсов целых три года после распределения считались молодыми специалистами, или «гадкими утятами» — как известно, из них далеко не сразу получались высококлассные кадры и отнюдь не все быстро становились на крыло: человеческое общество — это всё-таки не живая природа. А посему узаконен был институт наставничества, то есть государство подтверждало неполноценность высшего образования в стране.

На стальных магистралях России это «наставничество» вообще доведено до абсурда — молодую поросль управленческих кадров принято пропускать через рабочие профессии. Вот бы удивился «железный» министр князь Михаил Хилков, если бы его подчинённые где-нибудь на Петербурго-Варшавской дороге превратили выпускников императорских вузов в монтёров, вооружённых путейским молотком! Так, конечно, можно запросто вбить костыль в полотно, но одновременно и выбить из головы всё, чему учили в профильном институте. Заочнику в этом плане проще — он уже ко всему готов, в том числе и к самому худшему.

И всё же у номенклатурных товарищей в СССР хватило ума, чтобы не вводить систему заочной подготовки, скажем, в тех же медицинских вузах. «Экзаменовать на доктора», как того требовал в романе Дмитрия Фурманова легендарный начдив, при удалённом обучении коммунисты так и не решились. Врач-заочник — что может быть страшнее для больного? Но ведь и судья-заочник не менее опасен для подсудимого, который вместо свободы может элементарно оказаться за решёткой в силу скороспелой подготовки будущего блюстителя закона. Лёгкость в получении юридического образования, в том числе на заочных установочных сессиях, — одна из причин того, что и сегодня наши юристы, воспроизводимые в невообразимых количествах даже негуманитарными вузами, — «самое слабое звено». Правоведы почти всех возрастов имеют серьёзные проблемы там, где этого быть у них никак не должно, — в науке о правильном построении мыслей, то есть логике. Её-то и нужно в авральном порядке вводить не только во всех вузах, но и в общеобразовательных школах, чтобы хоть чуть-чуть подтянуться до уровня классических гимназий «проклятого царского прошлого». Без логики человек не научиться мыслить, а вот старославянский язык, о котором уже заикнулись некоторые стратеги-академики, явный перебор. И не факт, что «мёртвая» дисциплина по мановению волшебной палочки большого чиновника вдруг возьмёт и воскреснет!  

Анализируя советский опыт высшего образования, нельзя не отметить, что именно в это время наметилась и очень нездоровая тенденция, когда едва ли не каждый областной центр пытался «пробить» в Москве свой университет, который становился обычным аналогом педагогического института. Зачем он был нужен, кроме престижа, — это тоже к вопросу о том, куда катилась держава в части подготовки кадров высшего звена. Потом, уже на рыночной волне, расплодятся различные коммерческие вузы, и необходимость в их создании можно объяснить не только денежным интересом, но и прежним стремлением: а чтобы и в нашем городе было!

«Технарям» везло больше…

Возникает резонный вопрос: мы по-прежнему надеемся, что независимо от каких бы то ни было субъективных обстоятельств в системе высшего образования сработает диалектический закон перехода количества в качество? Он, безусловно, проявит себя, но в обратную сторону. Или он уже проявился, да мы толком не можем осмыслить, что качество высшего образования теперь со знаком минус. У нас ведь и с подготовкой полноценных мыслителей в стране тоже плохо! Не думаю, что на философских факультетах существует конкурс среди абитуриентов и туда с удовольствием идут. (Опять же здесь растут «ноги» вчерашнего коллективного парткома.) Дело в том, что гуманитарное образование в Советском Союзе по качеству подготовки, каким оно было при царе-батюшке, намного уступало техническому, и никакому количественному показателю восполнить существующие пробелы здесь было не под силу. Марксистско-ленинская идеология сделала всё возможное и невозможное, чтобы отбить интерес к гуманитарному обучению у студентов. И по карьерным соображениям в гуманитарии не особенно-то рвались: на первые роли в центре и периферии они попросту не годились. Так, в идеологические подручные разве что…

«Технарям» везло значительно больше: к знанию мировоззренческих дисциплин относились щадяще, оно практически не влияло на подготовку молодых инженеров, будущих претендентов на высокие руководящие кресла. Возможно, именно поэтому инженер-сантехник с Урала стал отцом-основателем государства, отвергающего всякую идеологию. Кроме либеральной, естественно.

Этот «дедушка либерального инстинкта» в силу своих представлений о государственном устройстве слил в унитаз вместе с партбилетом не только собственное коммунистическое прошлое, но и огромную страну с её доверчивым народом и верхушечной интеллигенцией, которая на сей раз принимала самое активное участие в новой революции по расшатыванию державных устоев. Патриотической оппозиции, исповедующей исконно национальные традиции, намеренно затыкали рот, и «образованщина», если по Солженицыну, встретила под аплодисменты предложенный миф о рынке как о всесильном регуляторе в очередном светлом будущем и даже ох не сказала.

Обрывы в истории

Но даже после всех синяков и шишек, полученных в «блатном капитализме» (по Глазьеву), она до сих пор не поумнела и по-прежнему оперирует в своих суждениях схемами и штампами, как и большевики, полностью отрицая предшествующий период в развитии страны. С диалектическим мышлением у наследников либерализма тоже плохо, поскольку «обрывы в истории», которая, собственно, и зиждется на органичной связи времён, ни к чему хорошему не приводили и не приведут. Жизнь в очередной раз доказывает мудрую истину, что всякая революция есть понижение культурного уровня, — об этом предупреждал соотечественников поздно прозревший идеолог Белого движения Василий Шульгин. Если брать за «понизительную» точку отсчёта не только лихие девяностые, но также и крушение монархии, можно представить, на каком уровне оказалось высшее образование в Отечестве. Отречься от всего царского, потом решительно отказаться от советского, подобострастно смотреть на Запад и … бессмысленно топтаться на месте, ни на йоту не двигаясь вперёд, — ни одна страна в мире не шла таким зигзагообразным путём.

И что же в таком случае остаётся преподавателям и бедным российским студентам, этим робинзонам высшей школы, оказавшимся по воле судьбы на искусственно созданном острове капиталистического будущего, какие испытания им ещё предстоят? Я бы согласился здесь с именитым сибиряком Сергеем Залыгиным, который, точно прогнозируя для себя этот нелёгкий вопрос о судьбах страны, пророчески обозначил незавидную перспективу для потомков: «России суждено многократно начинать с нуля» («Новый мир», эссе «Два провозвестника», 1995 год).

Так что всё ещё у нашей высшей школы впереди. Кстати, и у всех нас, вместе взятых, — тоже.

Николай ЮРЛОВ,
КРАСНОЯРСК
Фото автора

Экзерсис с премьер-министром

Почему из Столыпина лепят «рыцаря печального образа»?

Не с начала, правда, но захватил показ документального фильма режиссёра Александра Столярова с не очень вразумительным названием «Господин премьер-министр».  

Вещица о 155-летнем юбиляре Петре Столыпине, показанная на телеканале «Культура», претендует на некую попытку современного осмысления прошлого — это модно. Но в таких экзерсисах от истории мало что остаётся — пожалуй, больше кадров с видами нынешней «матери городов русских». Киеву вообще уделено несказанно много места, хотя логичнее было бы сделать акцент на главной стороне деятельности премьера — знаменитой аграрной реформе. Об этом — только вскользь, совсем ничего и о грандиозном освоении восточных территорий, начатом Столыпиным.

Удачном или неудачном — другой вопрос, но это, безусловно, масштабный проект, вполне сопоставимый с постройкой Великой Сибирской магистрали. Они идут нога в ногу — переселение в Сибирь и постройка Транссиба.

Комментарии некоторых «ньюсмейкеров» вообще не лезут ни в какие «ворота», разве что в прежние, советские. Утверждать, что лишь немногие фигуры начала прошлого века достойны восхищения своей верой в Россию (герой фильма, безусловно, в этом ряду), а все остальные из придворного окружения — казнокрады и разложенцы, можно только в силу заданных установок.

Есть в «Господине премьер-министре» и откровенное передёргивание исторических фактов. Да, Столыпин, погибший от руки агента охранки, стал жертвой полицейской провокации. Не будь одиозный Мордко Богров «своим парнем», разве бы попал он на ту самую расстрельную оперу «Сказка о царе Салтане»? Но как министр внутренних дел Столыпин никогда и не являлся автором этой сомнительной идеи. Сомнительной, прежде всего, с точки зрения нравственности, и эта деталь с подачи историка перечёркивает все усилия режиссёра по созданию светлого ореола премьер-министра.

Какой же это «рыцарь печального образа», если взял на вооружение грязные методы? Известнейший полковник Зубатов, который стал «крёстным отцом» попа Гапона и многих засланных в ряды революции «казачков», был и до Столыпина, пришедшего в это ведомство уже после пресловутого «кровавого воскресенья». Вся трагедия Петра Аркадьевича, возглавлявшего карательные органы огромной империи, пожалуй, ещё и в том, что его объёмного представления о российской действительности на внутреннюю деятельность внутренних органов просто не хватило.


Не хватило, чтобы вовремя распознать роковую опасность, что таилась в игре, которую вели подчинённые ему спецслужбы с хитрым и коварным врагом — неистовыми разрушителями империи. Играли и заигрались и даже не спохватились, когда держава рухнула!

Наблюдается некая тенденция: современным либералам от истории хочется что-то значить в обществе и влиять на него. Понятно, что метать стрелы в царя-мученика сегодня уже неэффективно. Вот почему эти люди занялись другим — воспеванием «российского Бисмарка», председателя кабинета министров Петра Столыпина. Вместе с «мореплавателем и плотником» получаются два великих преобразователя. А во что это вылилось, какой ценой заплатила за реформы двух Петров тысячелетняя Россия, во внимание даже не берётся: главное — красивая и нужная схема. В активной идеологической обработке сознания она вряд ли изживёт себя.

Николай ЮРЛОВ,
КРАСНОЯРСК

Барабанная трель дятла

Об одном наглядном примере из биосферы

По тропинке, идущей к Серебренниковскому ручью, среди январской тишины леса, которая при полном безветрии может показаться несколько настораживающей, я услышал стук дятла и долго не мог понять, где же трудится он, бедолага, больной на голову от непомерных усилий.

41a152ddf617a7916173bf380e91e7d6.jpg
 
Взгляд искал птицу на верхушках деревьев, но там его и в помине не было: вкалывал чёрно-пёстрый санитар почти у самого основания раскидистой берёзы. Да так неистово усердствовал на своём рабочем месте, что летела в разные стороны в совокупности с жёлтой трухой даже береста... Дерево лечат — щепки летят!

Накануне читал Владимира Крупина и тут же, в зимнем лесу, соотнёс метафору автора с увиденным: «Внешние враги обложили страну санкциями, а местные жучки-короеды грызут её изнутри». Не во всём соглашаясь с самобытным русским писателем (земляком своим, кстати), позволю заметить, что даже дятел отнюдь не случайно выбрал белоствольную. Она для него тоже некий символ заболевшей родины, дятловой страны обитания.

Вот какая птица может и должна стать национальным образцом исполнения своих обязанностей для всех нас — дятел! Лечить, в срочном порядке лечить ствол, иначе не дотянет он до весны, не пойдут по нему живительные соки из землицы-матушки, пока сидят там внутри разрушители, разные жучки да паучки!

И только я удалился на почтительное расстояние, как среди молчаливых сосен, не шумящих сегодня своими верхушками, услышал другой звук — барабанную трель. Её издавал уже второй крылатый «стукач»: у них так принято — с приближением весны ударять по сухому сучку и по законам физики, резонансно, обозначать свою территорию, напоминая о том, что ради будущего потомства надобно дятлам трудиться. Весь световой день, разве что ночь не прихватывая.

Похоже, и нам, следуя этому благому примеру, стоит ударить в набат, чтобы начать чистить пока ещё живое национальное древо. Потом поздно будет…

Николай ЮРЛОВ,
КРАСНОЯРСК

Фото автора

Новости
14.11.2018

«Слово против катастроф»

Организаторы: Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, «Литературная газета», «Российский книжный союз»
Прямая трансляция состоится на нашем сайте 16.11.2018 с 14.00 до 16. 00
08.11.2018

Первый день “Диалога Культур”:

Фильмы, дискуссии, немного укропа и эмоции участников

Все новости

Книга недели
Знаем ли мы всё о классиках мировой литературы?

Знаем ли мы всё о классиках мировой литературы?

Мария Аксёнова. Знаем ли мы всё о
классиках мировой литературы?
М.: Центрполиграф, 2018  –
318 с. – 3000 экз.
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Макаров Анатолий

Заветные «мрии»

Советская вольномыслящая интеллигенция Украину недолюбливала. Бывало, сообщишь з...

Волгин Игорь

Нигилисты тоже любить умеют

Эти северянинские строки я впервые открыл для себя в далёком детстве. Особенно п...