Подпись в Реймсе

Подпись в Реймсе

Как войти в Историю? Спросите у Суслопарова

Смелость генерал-майора артиллерии Ивана Суслопарова (1897-1974), этого крестьянского парня из самой что ни на есть вятской глубинки, просто на грани невероятного. В условиях всеобщего страха, царившего в стране, когда даже у маршалов дрожали коленки, если Хозяин вдруг выражал своё недовольство, Иван Алексеевич решился на отчаянный шаг.

Не дождавшись ответной шифрованной телеграммы из Москвы, он, официальный представитель Ставки Верховного Главнокомандования в штабе союзнических войск в Париже, поставил свою подпись под актом о капитуляции фашистской Германии. Это случилось в Реймсе ещё 7 мая 1945 года, в 2 часа 41 минуту ночи, в присутствии полпредов США и Великобритании, а также посланника гросс-адмирала Дёница — генерал-полковника вермахта Йодля, которому в апреле удалось выбраться из рейхсканцелярии в резиденцию нового калифа на час на севере Германии.


Но что такое в данном случае подпись советского генерала под историческим документом? Это не что иное, как финальный и почётный аккорд самой страшной войны. Брать на себя такую ответственность смог бы далеко не каждый военачальник, будь он трижды увенчан лаврами и обласкан изменчивой славой. Скорее наоборот: баловень судьбы вряд ли бы стал рисковать.

Пытаюсь разобрать на составляющие эту беспрецедентность в поведении русского человека и отмечаю природную сметливость генерала. Понимая, что без вердикта Москвы он действует очень уж самовольно, Суслопаров оставил за собой право на маленькое примечание к исторической бумаге. Оно гласило, что в случае каких-либо возражений со стороны одного из союзных государств акт о капитуляции может рассматриваться как предварительный и должен быть перезаключён.

У генерал-майора в Реймсе не было референтов и консультантов, к такому решению он пришёл сам, внимательно изучив составленный текст договора. Не оказалось рядом и радиста-шифровальщика: его Суслопаров оставил за сотню километров в Париже, и это, может быть, единственный просчёт военного дипломата, что удлинило время на обратную дорогу, отправку и расшифровку закодированной телеграммы в Генштабе, а также принятие решения Сталиным.

О том, что ничего подписывать Суслопарову не нужно, Москва ответила только днём 7 мая, когда ночью дело было уже сделано. Черчилль с Рузвельтом переподписанию в Берлине поначалу воспротивились. Это и понятно: зачем отдавать такой козырь в руки Советского Союза, который на занятой им германской территории становился хозяином положения? Но примечание Суслопарова никуда не денешь: что написано пером — не вырубишь топором, даже если это уже и не топор вовсе, а заносимая над миром ядерная дубина грядущего агрессора…

Слова Верховного главнокомандующего можно включать в список крылатых фраз Истории: «Договор, подписанный в Реймсе, нельзя отменить, но его нельзя и признать».

Говорят, в Карлсхорсте при оформлении 8 мая 1945 года окончательного и бесповоротного документа о капитуляции Германии генерал Суслопаров тоже присутствовал (маршал Жуков такую возможность ему милостиво предоставил), но и лёгкий нагоняй генерал, я полагаю, наверняка получил. Главным образом, как младший по званию, конечно, и не настолько приближённый к верховной власти, каким был доблестный маршал. Следуя логике железного характера, Георгий Константинович самодеятельность не любил, да и не мог он терпеть, когда кто-либо перетягивал тёплое одеяло славы на себя. А благородные мотивы о скорейшем окончании кровопролитной войны и возможность альтернативного заключения Германией сепаратных соглашений на него не очень-то действовали, и он срочно отправил проблемного генерала домой, в распоряжение Генерального штаба РККА. Пусть там разбираются со своим подчинённым, не то артиллеристом, не то разведчиком…

Суслопарова спасло, пожалуй, то, что Сталин не усмотрел в его действиях ничего крамольного. Но перепуганное начальство генерал-майору этой смелости не простило и постаралось задвинуть человека как можно дальше, отправив на преподавательскую работу в Военно-дипломатическую академию. Отцы-командиры даже не захотели принять во внимание, что во время Великой Отечественной Иван Алексеевич Суслопаров, выпускник инженерно-командного факультета Артиллерийской академии имени Ф.Э. Дзержинского, успешно дирижировал всей артиллерией 10-й армии Западного фронта и был удостоен высокой полководческой награды — ордена Суворова II степени.

Считается, что за грамотные действия в Реймсе его даже повысили в звании до генерал-лейтенанта (по крайней мере, так утверждается в некоторых источниках), но в любом случае это была почётная отставка для бывшего резидента ГРУ в Париже в те самые годы, что предшествовали гитлеровской оккупации Франции.

Каким образом освоил французский язык и опасную профессию разведчика-полулегала выходец из глухой деревни Крутихинцы Вятской губернии, экс-подмастерье у портного и бывший батрак у местного богача, это одному Богу известно. Нынче поэта Николая Некрасова не очень-то жалуют, но вспоминается в данном случае именно его «Школьник»:

Не бездарна та природа,
Не погиб ещё тот край,
Что выводит из народа
Столько славных, то и знай…


А вот за дальнейшее цитирование, с намёком на сегодняшние нестроения в мире, пожалуй, могут «присобачить» ещё и пресловутую, но больно уж «модную» 282-ю.

Нельзя вносить в общество, которое дружно строит «социальный капитализм», раздор и раздрай! В таком случае я ограничусь анекдотом времен Первой мировой войны: все-таки Иван Алексеевич Суслопаров был её непосредственным участником, дослужившись до младшего унтер-офицера.

Пытаясь переждать артиллерийский обстрел, солдат прыгает в воронку от снаряда и удивлённо спрашивает другого служивого, который незадолго до него уже оказался там, на сыром земляном дне:

—Ты откуда?
— Я вятский.
— И я вятский. Надо же: война мировая, а воюют одни вятские!

Я бы даже сказал, что более того. Вятские люди не только сражались на всех фронтах другой уже мировой, но и капитуляцию самого могущественного противника они, оказывается, самыми первыми, за день до маршала Жукова, принимали. Такими героями грех не гордиться!

Генерал Суслопаров похоронен на Введенском кладбище в Москве, хотя, как мне думается, он предпочёл бы покоиться у себя на малой родине. После всех взлётов и падений, интриг и подковёрной борьбы на высших эшелонах власти одна была, наверное, отрада для фронтовика двух великих войн — чтобы тихо шелестели берёзки над его могилой на милой сердцу земле, земле его отцов и дедов. В своих последних желаниях Иван Алексеевич был далеко не одинок…

Николай ЮРЛОВ,
КРАСНОЯРСК

Новости
14.11.2018

«Слово против катастроф»

Организаторы: Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, «Литературная газета», «Российский книжный союз»
Прямая трансляция состоится на нашем сайте 16.11.2018 с 14.00 до 16. 00
08.11.2018

Первый день “Диалога Культур”:

Фильмы, дискуссии, немного укропа и эмоции участников

Все новости

Книга недели
Знаем ли мы всё о классиках мировой литературы?

Знаем ли мы всё о классиках мировой литературы?

Мария Аксёнова. Знаем ли мы всё о
классиках мировой литературы?
М.: Центрполиграф, 2018  –
318 с. – 3000 экз.
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Макаров Анатолий

Заветные «мрии»

Советская вольномыслящая интеллигенция Украину недолюбливала. Бывало, сообщишь з...

Волгин Игорь

Нигилисты тоже любить умеют

Эти северянинские строки я впервые открыл для себя в далёком детстве. Особенно п...