«Птица-тройка» с новым ездоком

«Птица-тройка» с новым ездоком

А вы слезайте, Павел Иванович!

Художник-монументалист Александр Дейнека был настоящим культуристом социалистического реализма и очень ценил натруженные мускулы даже у дам, а ещё любил писателя Гоголя.

Антикварные книги великого мастера имелись у него, обласканного властью, в качестве особых реликтов личной библиотеки, и к 100-летию со дня смерти классика (1952) Дейнека решил: не создать ли по такому случаю настоящее монументальное полотно с эпохальным названием «Птица-тройка»?  

Но любить и понимать Гоголя — две большие разницы. Даже современники «Мёртвых душ» не могли прийти к общему знаменателю — чего же в этой поэме больше: пародии на Россию или же стремления автора заглянуть в её отдалённое будущее, где отнюдь не всё так гладко, как может показаться с подачи школьного учителя литературы? Вспомним хотя бы Василия Розанова, который после 17-го года всё же признал, что «не клевета у Гоголя на Россию, а проникновение в последнюю правду о ней». Или Николая Бердяева, считавшего, что в революцию ожили и пустились разгуливать по России гоголевские персонажи.

Художник Дейнека в классовом отношении был, разумеется, хорошо подкован и потому посчитал, что в бричке сидит совсем не тот герой. Разве можно его изображать после бесчисленной галереи просветлённых личностей строителей коммунизма?


— Слезайте, Павел Иванович, приехали: в новой жизни вам не место, — сказал Чичикову Дейнека и посадил в бричку самого Гоголя.

Кучер Селифан, частенько бывавший под «мухой» и больше размышлявший о бренности бытия, нежели о трудном пути-дороге, всё-таки остался на живописных козлах. Но получился таким же просветлённым, как и господин сочинитель, который на картине бодренько вглядывается вдаль. А зеваки, созерцатели жизни, так сказать, — на него…

Я смотрю на это полотно, сопоставимое по масштабу и патетике с «Левым маршем» Дейнеки, и думаю: не с этих ли самых пор начала гулять по России-матушке страстишка художников разного ранга столь фривольно обращаться с бесценным наследием классиков?

Новые модернисты-авангардисты спят и видят: кого бы ещё из литературных персонажей высадить из дилижанса прямо в «расхлябанные колеи», посреди вековой грязи наших дорог?

Николай ЮРЛОВ,
КРАСНОЯРСК

6218889bbe77c3493b77f08e0143ed26.jpg

Новости
12.12.2018

Цикл вечеров Русского ПЕН-центра. Борис Евсеев и Максим Замшев

Русский ПЕН-центр и Библиотека искусств имени А.П.Боголюбова продолжили цикл творческих вечеров: "ПОЭЗИЯ, ПРОЗА, ТЕАТР". На этот раз с большим успехом прошёл вечер писателя, прозаика, вице-Президента Русского ПЕН-центра Бориса ЕВСЕЕВА и писателя, поэта, главного редактора "Литературной газеты" Максима ЗАМШЕВА.
12.12.2018

Цвет времени в живописи и графике Владимира Милашевского

Известный русский художник, график, иллюстратор, мемуарист Владимир Милашевский (1893–1976) прославился своими изумительными иллюстрациями к русской и зарубежной классике, к сказкам А.С. Пушкина

Все новости

Книга недели
Чингиз Айтматов.

Чингиз Айтматов.

Осмонакун
Ибрагимов.
Чингиз Айтматов.
– М.: Молодая гвардия, 2018.
– 221 с.: ил. – 3000 экз. – (Жизнь замечательных людей).
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Замшев Максим

Из рода праведников

Перечитывая Солженицына, неизменно поражаешься тому, как таинственно и чудесно у...

Кабыш Инна

Хамить разрешается

Я ушла из школы. Мой последний рабочий день пришёлся аккурат на День учителя.