Читая Горького и других классиков.... - Сообщения с тегом "Юрий Горбунов. Максим Горький"

ПЕРВЫЙ ВСЕСОЮЗНЫЙ СЪЕЗД СОВЕТСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ. 27. ЛИТЕРАТУРА В СОВЕТСКОЙ ГРУЗИИ. Часть 3. Литературные националисты бушевали.


91CB02EF-CCE8-44CD-9361-6B42B598BBFF.jpeg Продолжение выступления от грузинских писателей на съезде Малакия Георгиевич ТОРОШЕЛИДЗЕ.

Прежде чем перейти к литературным делам следует вспомнить историю. Докладчик мало говорит о событиях 1914-1921 гг. Они происходили во всех национальных республиках по одному и тому же плану и были хорошо известны участникам съезда писателей.

Все происходило как всегда и везде. Западные «демократии» загодя готовили новое нашествие на Россию и планировали развал Российской империи. Именно в этих целях они создавали из националистов будущие правительства и армии независимых республик. И поэтому убегавшую белую армию Германия и страны Антанты приняли гостеприимно. Готовили из националистов всех российских мастей батальоны для будущей войны с СССР. Как при Горбачеве. В политике ничего случайного не происходит. Все готовится заранее.  

В 1914 г. в Женеве их спецслужбы создали "Комитет независимости Грузии". После начала войны комитет переехал в «цивилизованную» Германию. Ему создали Грузинский Легион в составе 1500 человек и дислоцировали сначала в Турции, затем в Румынии.

После февральской революции Временное правительство  создало Особый Закавказский Комитет (ОЗАККОМ). 26 мая 1918 г. провозглашается Грузинская демократическая республика.  Ее правительство ищет помощь у иностранных покровителей. В мае 1918 г. Грузию оккупируют немецкие войска. В декабре они были выведены и на их место Великобритания высадила свой десант. Началась интервенция Антанты в Закавказье.

В мае 1918 г.  Грузинский национальный совет переименован в парламент. Ни один из народов, проживавших на территории Грузии не получил права на самоопределение. В ходе гражданской войны правительство Грузинской демократической республики оказывало разнообразную помощь российским белогвардейцам; после поражения армии Деникина в Грузии нашли приют белогвардейцы, создавались их организации и вооруженные отряды.

Большевики вышли из подполья и развернули работу по подготовки свержения правительства Грузинской демократической республики.

11 февраля 1921 года началось восстание, руководство которого обратилось к правительству РСФСР. 25 февраля при поддержке частей Красной Армии Тифлис перешел под контроль большевистского Ревкома Грузии. Правительство Грузинской демократической республики выехало в Батуми, 17 марта его войска капитулировали, а само правительство 18 марта бежало за границу.

В фашистской Германии были созданы так называемые «Восточные Легионы» (добровольческие формирования из военнопленных, призывников и добровольцев с оккупированных территорий (СССР), которые сражались на стороне Германии в ходе Второй Мировой войны.)

Два из них включали выходцев с Кавказа:

- Северокавказский легион — 5 батальонов (включая Sonderverband Bergmann) (около 5.000 человек);

- Грузинский легион — 14 батальонов (5000 человек)

Кроме того формировались по мере необходимости вспомогательные батальоны и батальоны СС.

Застой литературного творчества в эпоху диктатуры меньшевизма.

«Эпоха диктатуры меньшевизма, годы господства западно-европейского империализма и национальной спекулирующей буржуазии ознаменовались небывалым кризисом и упадком грузинской литературы.

Оскудение литературного творчества было неминуемо обусловлено социально-политическим и идейным уровнем меньшевистской «демократии».

«Крайний национализм и шовинизм, романтика феодального прошлого, враждебное отношение ко всякой прогрессивной и революционной мысли и в первую очередь к пролетарской революции — вот основные мотивы идейного содержания литературы этого времени.Такими мотивами характеризуется вся продукция, печатавшаяся в литературно-художественных журналах того времени: «Радуга» и «Прометей». Наряду с этим расцветает самодовлеющий эстетизм — поэзия упадочничества и богемы. Такими настроениями проникнуты не только сочинения писателей из буржуазно-декадентской школы «Голубые роги», но и произведения «демократических» поэтов, превратившихся в поставщиков «официозной», «дворцовой» литературы.

«Годы меньшевистской демократии не выдвинули ни одного нового имени, ни одного нового творческого течения в грузинской литературе.

«Одновременно с этим, несмотря на усиленные гонения и репрессии, революционная группа писателей все же продолжала доводить свои произведения до широких слоев трудящихся. Это были писатели первой плеяды грузинской пролетарской литературы: С. Эули, Н. Зомлетели, И. Вакели и др. Они призывали к борьбе за пролетарскую революцию, за советскую власть.

При советской власти

«В 1921 г. в Грузии устанавливается советская власть. С этого момента развитие грузинской литературы идет по совершенно иным путям, в обновленной социальной обстановке. С первых же дней победы пролетарской революции в литературе намечается резкий перелом; революция вызывает среди писателей острую классовую диференциацию. Меняются основные кадры литературного фронта, выдвигаются новые творческие силы из рядов рабочего класса и трудящегося крестьянства. Лучшая, прогрессивная часть дореволюционной художественной интеллигенции, пройдя через сложные противоречия, после долгих колебаний постепенно переходит на сторону рабочего класса. Но этот переход совершается в обстановке обостренной классовой борьбы.

«Агентура контрреволюционных классов на литературном фронте — буржуазно-дворянские писатели — разворачивает яростную борьбу против диктатуры пролетариата.

«Еще до установления советской власти в Грузии так называемые «демократические поэты» проявляли острую вражду к красному знамени, развевавшемуся в советской России.

«Издавались антисоветские литературно-художественные журналы. «Лагерь антисоветской литературы возглавлялся «демократическими поэтами». .... сильнее всех выразил враждебное отношение к пролетарской революции самый яркий представитель феодально-аристократической литературы К. Макашвили...»

Еще до революции (в 1916 году) выступила в грузинской литературе буржуазно-декадентская школа символистов «Голубые роги». Крайний индивидуализм, самоцельный эстетизм, уход от реальности, культ богемы, эстетика уродства и другие мотивы западно-европейской и русской декадентской литературы характеризовали творчество писателей-«голуборожцев»: П. Яшвили, Т. Табидзе и др.

И, несмотря на ряд деклараций «голуборожцев» об их лойяльном отношении к советской власти, своей творческой продукцией эти писатели заняли видное место в антипролетарском лагере литературного фронта.

Футуристы

«В первые годы пролетарской революции в Грузии выступает группа грузинских футуристов. Футуристы объявили решительную борьбу реакционному лагерю грузинской литературы и обрушились на все буржуазно-дворянские традиции в литературе. Футуристы претендовали на революционность своей литературной платформы. Но на самом деле «революционность» футуристов ограничивалась узко литературным бунтарством. Это течение являлось выражением настроений мелкобуржуазной интеллигенции. «Заумь», футуристское словотворчество, нигилистическое отрицание всего культурного прошлого, сумбурное тяготение к формальному новаторству — вот основные черты этих мелкобуржуазных бунтарей. В дальнейшем это движение оформилось в «лефовское» течение, некоторые лучшие представители которого на следующих этапах своей творческой эволюции сумели освободиться от «лефовской» и формалистической теории и, с приближением к идейным позициям пролетариата, заняли видное место в грузинской советской литературе (С. Чиковани, Д. Шенгелая).

Лишь отдельные представители дореволюционной художественной интеллигенции сумели отмежеваться от антипролетарского литературного лагеря и своей творческой практикой включиться в борьбу за утверждение новой жизни.

«В то же время еще шире развивается пролетарское литературное движение. В первый же год установления советской власти организуется группа грузинских пролетарских писателей, в которую входит ряд писателей.... Позднее эта группа превращается в «Ассоциацию пролетарских писателей», которая объединяет в своих рядах все литературно-художественные силы, вышедшие из рядов рабочего класса.

«Творчество первого поколения пролетарских писателей в продолжение многих лет характеризовалось абстрактностью, космизмом, риторическим и патетическо-декламаторским стилем. Это поколение пролетарских писателей во многом напоминало поэтов «Кузницы».

«С усилением советского строительства усиливается и пролетарское литературное движение в Грузии. На литературную арену выступают новые силы из рабоче-крестьянских рядов. ...

«Победоносное развитие пролетарской революции, разгром попыток и ожиданий контрреволюционных классов и партий, укрепление хозяйственно-политической мощи советской Грузии вызвали существенный перелом в умах и в настроении основных прослоек грузинской художественной интеллигенции.

«В первые годы революции абсолютное большинство грузинских буржуазно-дворянских и мелкобуржуазных писателей использовало созданные советской властью широкие возможности для развития литературного творчества в целях пропаганды антипролетарских идей или же путем саботажа и «творческого молчания» подчеркивало свое враждебное отношение к процессам культурной революции.

С 1925—1926 годов основная масса грузинских писателей становится на позицию сотрудничества с советской властью и активно втягивается в творческую работу. Яркой демонстрацией такого перелома служит первый съезд писателей Грузии, который состоялся в Тифлисе в феврале 1926 года, в пятую годовщину установления советской власти в Грузии. Здесь впервые собрались представители всех актуальных литературных течений и совместно с представителями руководящих органов советской власти и коммунистической партии обсуждали вопросы сотрудничества писателей с революцией, вопросы развития грузинской литературы на новых путях.

«Характерным является выступление на этом съезде старейшего грузинского писателя, одного из сильнейших мастеров грузинской художественной прозы XX века Василия Барнови. Он говорил: «Великая революция внесла в сознание народа большой перелом, дала народу идеи и новые пути жизни, наметила новый образ будущего. Невозможно, чтобы художник не отозвался на это, ибо художественное слово всегда отражает действительную жизнь. Как может художник не почувствовать, какой большой перелом вызвали эти великие события в сознании народа, в его жизни? Как может писатель по-иному представить будущее народа? Грузинская литература всегда с величайшим волнением ждала наступления этого великолепного времени. Она сама боролась за приближение такой эпохи. Это особенно ярко выражено в нашей литературе 1905 г., когда нам на одну минуту улыбнулась судьба. Ясно, что современная наша литература не может отойти от этого пути».

С такой же категоричностью и ясностью высказывался по этому же вопросу другой старейший грузинский писатель, «последний из могикан» грузинского классического реализма, Давид Клдиашвили, в своей приветственной речи, произнесенной на торжественном заседании съезда советов Грузии от имени первого съезда грузинских писателей. Представители всех действующих направлений грузинской литературы на съезде выражали волю к быстрейшему преодолению всех моментов, содействующих отрыву грузинских писателей от советской власти, и указывали на реальные пути, по которым должно было итти это сотрудничество.И действительно основные массы грузинской художественной интеллигенции приступают к активной творческой деятельности. С этого момента начинается беспрерывный рост грузинской советской литературы.

«Но этот процесс развивается не прямолинейно. Обостренная классовая борьба естественно вызывает периодическую перегруппировку сил на литературном фронте, быструю диференциацию этих сил. Вся богатая и многообразная художественная практика, которая накоплена в грузинской литературе до 1932 года (то есть до того момента, когда историческое решение ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 года определило совершенно новый, высший этап развития советской литературы), является ярким выражением обостренной классовой борьбы на литературном фронте, происходившей в нашей стране на всем протяжении пролетарской революции.

«Путем сложнейших противоречий и ожесточенной идейной борьбы развивались в нашей литературе процессы идейного разгрома и разоружения антипролетарских сил. Усиливался переход на сторону рабочего класса лучших представителей беспартийной художественной интеллигенции, усиливался и качественный рост пролетарской литературы.

«Отмирающие классы не без яростной борьбы уступали свои позиции на фронте художественной идеологии. Если сегодня от буржуазно-дворянской идеологии в области литературы остались лишь последние осколки, то на предыдущих этапах нашей реболюции литературная агентура контрреволюционных классов активно сопротивлялась растущим тенденциям культурной революции.

«Грузинская раса» Константина Гамсахурдия.

«До революции он представлял собой совсем незначительную фигуру. В первые годы революции он в политико-литературных декларациях |и в нескольких низкокачественных стихотворениях выражает свое враждебное отношение к диктатуре пролетариата. В последующие же годы он становится активной творческой силой и художественно заостряет свое боевое оружие против растущего социализма и пролетарской идеологии. Гамсахурдия печатает книги: «Табу», «Улыбка Диониса», «Левым глазом» и т. д. Вся эта продукция основывается на тематическом материале отмирающего мира. Персонажи его романов и рассказов — представители обреченных на смерть общественных прослоек, которые в революционной современности теряют всякую социальную функцию и, не найдя места в обновленной общественной жизни, попадают в плен непреодолимой меланхолии и романтически связываются с прошлым.

Гамсахурдия с величайшей любовью и симпатией рисует этих людей, очутившихся на дне обновленной социальной жизни. На протяжении всего своего творчества он дает художественную апологию патриархального прошлого и феодальной Грузии. Он пытается создать ореол вокруг мистических и религиозных ритуалов и обычаев, воспевает бытовые детали феодальной аристократии и ее обряды. Духовная и моральная дегенерация «цивилизованного аристократа» находит в творчестве Гамсахурдия полную идеализацию.Такая реакционная романтика прошлого тесно связана с крайним национализмом.

«Грузинская раса» является краеугольным камнем художественной концепции Гамсахурдия. Идеализм и мистицизм определяют всю систему его творческого мировоззрения. Такое идейно-тематическое содержание творчества естественно формирует соответственные художественные приемы, его стиль отличается архаизмами. Его образы и метафоры так же туманны и насыщены «ароматом отмирающего мира», как все его мистическое и идеалистическое мировоззрение.

«Только эа последние годы Гамсахурдия показал первые симптомы сдвига с таких позиций; он попытался работать над современной тематикой («Украинская Фемида» и «Похищение луны») и проделал весьма полезную работу над переводом «Божественной комедии» Данте.

Пролетарский авангард советской литературы.  

Основной силой, которая двигает грузинскую литературу и переключает ее на новые идейно-тематические пути, является пролетарский авангард советской литературы. На протяжении ряда лет пролетарская литература у нас росла как обособленное литературное движение в обстановке буржуазно-дворянской и мелкобуржуазной литературы. И хотя и сама пролетарская литература зачастую переживала влияние этого окружения, но в основном она осталась ведущей силой всего литературного фронта. Характерно, что пролетарские писатели первого поколения не отстали от темпов дальнейшего роста пролетарской литературы и сумели переключиться от стиля агитационной поэзии на более глубокие формы реалистического творчества. ....Но рост и укрепление грузинской пролетарской литературы главным образом происходили за счет молодых мощных творческих кадров.

Докладчик подчёркивает огромное значение «Решение ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 года «О перестройке работы литературно-художественных организаций». Оно «превратилось в мощный импульс для нового творческого подъема грузинской литературы. Под руководством партийных организаций Грузии и Закавказья в процессе борьбы за реализацию постановления ЦК мы смогли разбить групповщину, преодолеть традиции «левацкого» вульгаризаторства и администрирования в практике литературных организаций.

«Были вскрыты и разоблачены утвердившиеся во времена ГрузАППа ошибочные, антиленинские установки в вопросах творческого метода и литературной политики.

«Решительно отказавшись от традиций искусственных привилегий и административной гегемонии, пролетарские писатели Грузии вступили в подлинное творческое соревнование с лучшими силами беспартийных советских писателей.

«В советской литературе Грузии произошел значительный перелом — основная масса советских писателей активно включилась в социалистическое строительство. Значительно повысилось чувство творческой ответственности. На усиленное внимание и доверие партии лучшие советские писатели ответили новыми произведениями, пропитанными героическим духом нашей великой эпохи.

«Новый этап развития нашей литературы характеризуется богатой тематикой и весьма серьезными попытками правдивого отображения практики социалистической действительности, многогранность которой обусловливает широкое разнообразие жанров и ярких форм литературного творчества. Борьба за колхозный строй, рост социалистической индустрии, формирование социалистического быта, героическое прошлое пролетариата и крестьянства — вот главные моменты идейно-тематического содержания современной грузинской литературы, где основной творческой проблемой является показ нового человека.

Несмотря на то, что за эти два года произошла большая активизация творческих сил грузинской литературы, в результате чего появилось много талантливых произведений, все-таки нужно отметить, что наша литература все еще не создала такого полноценного произведения, в котором был бы дан широкий синтетический охват современной нашей действительности и которое по качеству своего выполнения стояло бы на уровне новых задач социалистического строительства. Это отставание литературы от темпов развития нашей действительности имеет свое объяснение; (во-первых) основные кадры нашей литературы (главным образом представители старой художественной интеллигенции), искренно стремящиеся к творческому включению в борьбу за социализм, пока еще НЕ СУМЕЛИ до конца перестроить свои творческие пути и органически овладеть конкретным материалом нашей современности. С другой стороны они не овладели еще критически всем богатством литературного наследства и не выработали новых творческих приемов, которые необходимы для художественного воплощения великого движения исторической эпохи.

«Наши писатели (во-вторых) еще НЕ НАУЧИЛИСЬ глубоко проникать в действительность и за поверхностью явлений открывать их движущие силы. Они недостаточно обогащают себя громадным опытом социалистического строительства. Как общее правило, они слишком беззаботны в отношении языка, этого основного оружия для выражения мыслей и чувств.Ко всему этому прибавляется и то, что в нашей литературе иногда проявляются классово-чуждые влияния, от коих не свободны и некоторые пролетарские писатели.

«Особенно следует отметить отставание литературной КРИТИКИ, не поспевающей не только за темпами развития нашего строительства, но и за ростом советской художественной литературы. В ней еще живы остатки групповщины, часто дезориентирующей отдельные писательские кадры.

«Признаками отставания являются и слабость ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ и недостаточное освещение нашими писателями военно-оборонной тематики. Одним из основных недостатков нашей работы надо признать то, что наши писатели еще НЕ СВЯЗАЛИСЬ органически с литературами автономных республик Грузии: Абхазии, Аджаристана, Юго-Осетии, — слишком слаба помощь, которую они от нас имеют. А между тем эти литературы, систематически выявляя новые дарования, имеют все условия к тому, чтобы итти в уровень со всесоюзной советской литературой. То же самое надо сказать и о новых кадрах писателей из рабочих и колхозников: при лучшей постановке дела мы имели бы здесь больше достижений и в количественном, и в качественном отношениях.

«Наш первый всесоюзный съезд, являющийся демонстрацией наших побед на фронте художественной культуры, со всей точностью учтет эти теневые стороны нашего литературного движения и наметит реальные пути их быстрого преодоления.

«Грузинские советские писатели, совместно с писателями братских народов всего нашего великого Союза еще сильнее развернут борьбу за литературу, достойную нашей великой эпохи строящегося социализма. Гарантией этого является исключительная повседневная помощь, которую оказывают литературному фронту ЦК нашей ленинской партии и мудрый, любимый вождь трудящихся всего мира, великий Сталин (продолоюительные аплодисменты)».

———————————

М. Г. Торошелидзе (1880–1938) — грузинский писатель и государственный деятель. Член РСДРП с 1902 г. В 1921 г. кандидат в члены Президиума ЦК КП(б) Грузии. В 1922 г. секретарь ЦК КП(б) Грузии. В 1929–1932 гг. кандидат в члены Президиума— Бюро ЦК КП(б) Грузии. С 1932 г. председатель Президиума Совета единого Союза писателей Грузии. Делегат I съезда советских писателей (1934). С 1934 г. ректор Тбилисского университета. С 1934 г. член Бюро ЦК КП(б) Грузии. С лета 1936 г. нарком просвещения Грузии.

В 1937 г. был «разоблачен как презренный отщепенец, контрреволюционер и враг народа». Арестован. Расстрелян. Реабилитирован посмертно. Что произошло?

Версия HRONO.RU

“Осенью 1934 г. Берия вызвал к себе Торошелидзе и поручил ему написать книгу о первых большевистских организациях Закавказья, отразив в ней руководящую роль Сталина.... Сталин подробно инструктировал Торошелидзе: о ком писать, как писать, что выделить, что опустить.1)

В начале 1935 г. книга «К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье» вышла в свет под авторством Л.П. Берии. Журнал «Пролетарская революция» (1935. № 6) назвал это произведение «крупнейшим вкладом в сокровищницу большевизма». В статье особо отмечено, что «автор вскрывает и изобличает фальсификацию истории революционного движения в Закавказье в трудах Махарадзе, Енукидзе и Орахелашвили.

В 1936-1937 гг. авторов-составителей книги арестовали и, обвинив в террористическом заговоре против Сталина, расстреляли.

МАКСИМ ГОРЬКИЙ И ПЕРВЫЙ ВСЕСОЮЗНЫЙ СЪЕЗД СОВЕТСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ. 20. Звучала ли критика на съезде писателей?

Политика и литература - два родные сестры.  
   На съезде не прозвучало критики ни в адрес доклада М. Горького, ни в адрес доклада А. Жданова и их содокладчиков. На их доклады выступавшие в прениях чаще ссылались и/или хвалили. Так нахваливали, что М. Горькому даже пришлось просить коллег остановить эти восхваления.
   Звучала ли критика на съезде писателей?
Звучала критика, да ещё какая нелицеприятная!
   Больше всех досталось докладчикам — К. Радеку и Н. Бухарину, троцкистам, которым большевистская партия однажды поверила в «искренность» покаяний и самоосуждений, и на первый раз ограничилась исключением их из своих рядов в конце 1920-х. Простили им их «грехи». Однако менее чем через семь лет их вновь советской власти пришлось арестовывать и судить открытым судом за подпольный антисоветизм троцкистского разлива, а некоторых заговорщиков даже пришлось расстрелять.
И ничего необычного в этом «терроре» с исторической точки зрения не просматривается, если вспомнить «белый» террор, императорский террор, империалистический террор — в Первой Мировой войне погубили более 11 миллионов. Письменная история и Библия сообщают много случаев, когда врагов, если они не сдавались, — победители безжалостно уничтожали.*
Некоторые писатели - советские и иностранные - подвергли критике доклад КАРЛА РАДЕКА (Кароль Собельсона) о всемирной литературе. Хотя он на первый взгляд может показаться теоретически выдержанным. Однако иностранные писатели, как оказалось, довольно внимательно слушали его доклад и нашли в нем много особых умолчаний. Они связаны не столько с его национальным происхождением, сколько с политическими взглядами и тайной русофобией.
Напомню: К. Б. Радек (1885-1939) родился в Австро-Венгрии и приехал в Россию только в ноябре 1917 г. и сразу был назначен на дипломатическую работу: он владел несколькими несколькими иностранными языками. В ВКП(б) вступил только в 1919 г. Занимал высокие должности в большевистской иерархии: деятель европейского социал-демократического и коммунистического движений, советский партийный публицист, сотрудник газет “Правда” и “Известия”.
В 1923- 1927 г. К. Радек активно поддерживал своего соплеменника Л. Д. Троцкого, за что и был сослан в Сибирь. Затем, после покаяния, его вернули к работе и дали возможность поразмышлять о политике и литературе и выступить на съезда советских писателей с докладом. Однако он не воспользовался предоставлений возможностью, не оправдал доверия партии.
В 1936 г. был вновь арестован и давал показания как участник «Параллельного антисоветского троцкистского центра»; приговорен к 10 годам заключения; убит в драке в 1939 г. в Верхнеуральском политизоляторе. Реабилитирован в 1955 г. (Википедия). Перечитайте ещё раз мою статью о докладе К. Радека  (№12).
Немецкие пролетарские писатели мгновенно обнаружили гнилую сущность взглядов докладчика и высказали немало нелицеприятных замечаний о его докладе на съезде писателей. Подводя итоги дискуссии по докладу, К. Радек в своём выступлении не признал тех ошибок, о которых говорили иностранные писатели на съезде.
Тоже самое произошло с докладом о поэзии Н. Бухарина. Его доклад на съезде вызвал широкую дискуссию, но докладчик тоже не признал справедливость критики. Ему нравились одни поэты, другим — другие.
Мне не понравилось негативное отношение Бухарина, как и Троцкого, к поэзии С. Есенина. Исторически их мнение об этом великом русском поэте признано ошибочным. Сегодня всякий русский признается в любви к Родине поэтическим тихим и нежным голосом Есенина и громким голосом революционной поэзии Владимира Маяковского — к советской героической эпохе?!
Напрашивается предположение, что темы докладов были даны Радеку и Бухарину для того, чтобы ещё раз убедиться, что сделанные ими покаяния были искренними, однако...

Наступление еврофашизма.
В начале 1930-х самой большой опасностью для человечества в международной обстановке И. Сталин и партия большевиков считали фашизм. Уже в дни съезда открыто говорилось о нем как главной опасности для дела строительства социализма, а также для развития социалистического реализма в мировой литературе и культуре.
Низводя роль литературы исключительно к защите умирающего капитализма, еврофашизм уводил литературу с большой исторической дороги в тупик, обрекал ее на идейное убожество и художественную ничтожность, лишал ее необходимой жизненной силы. Международный пролетариат и его коммунистическая партия, наоборот, свою литературную политику направляли к тому, чтобы дать возможность художественной литературе идти в ногу с историческим развитием, активно служить делу социалистического переустройства мира. На каждом отдельном этапе своего движения пролетариат ставит свои литературно-политические требования и в зависимости от конкретных условий он направляет литературу к разрешению основной задачи марксистской теории — созданию нового общественного порядка, социализма.

Критика доклада К. Радека о всемирной литературе.

БЕЛА ИЛЛЕШ: «Разбили старую структуру мировой литературы и создают новую мировую литературу Октябрьская революция и победа социалистического строительства.»
(Бела Иллеш (1895-1974) - венгерский писатель, журналист и драматург. Один из основоположников революционной литературы в Венгрии. Дважды лауреат Государственной премии им. Кошута (1950, 1955).

«Тов. Радек в своем вчерашнем докладе ... дал очень резкий отпор двум враждебным теориям. Он показал нам, как смешна теория Троцкого, который считал, что создание пролетарской литературы невозможно. Он дал решительный отпор левацкой теории, которая недооценивала значение литературы мелкой буржуазии, литературы левой интеллигенции, которая к нам приближается.
«Тов. Радек ... по-моему он недостаточно подчеркнул достижения современной пролетарской литературы. Он не уделил достаточного внимания тем писателям, которые создают современную всемирную пролетарскую литературу.
«Когда мне приходится говорить о положении и роли международной литературы, то я всегда вспоминаю один маленький эпизод, который очень ярко отражает роль советской литературы во всемирной литературе и показывает, как рабочие-читатели Западной Европы судят о литературных произведениях, о писателях. ... три года назад в Австрии я разговаривал с группой австрийских товарищей о литературных проблемах... я спросил австрийских товарищей: «Кто ваши самые важные, самые большие, самые популярные писатели?» Австрийские товарищи ответили мне: «Наши самые популярные писатели — Максим Горький, Шолохов, Панферов, Фадеев, Гладков, Эренбург».
«Если мы поставим вопрос, как была разбита мировая литература, то мы увидим, что ответ т. Радека не совсем точен. Он в одном из пунктов своих тезисов говорил, что Октябрьская революция, которая потрясла мир, не потрясла мировой литературы. Кто же разбил старую структуру мировой литературы, если не Октябрьская революция? Разбила старую структуру мировой литературы и создает новую мировую литературу Октябрьская революция и победа социалистического строительства.
«Тов. Радек правильно констатирует, что до сих пор мы не создали ни одного произведения, которое могло бы быть поставлено в один ряд со старой классической мировой литературой. Да, западная и дальневосточная пролетарская литература до сих пор не дала ни одного классического произведения. Однако эта западная и восточная пролетарская литература с первого дня своего существования была орудием в руках рабочего класса. Эта литература ставила, и правильно ставила, ряд исторических вопросов. Эта пролетарская литература уже с 1918 г. ставит вопрос — варварство или социализм? Она играла историческую роль уже тогда, когда была еще очень незначительной литературой с точки зрения формы и языка. Уже тогда она могла дать такие произведения, которые влияли не меньше, чем самые лучшие произведения современной буржуазной литературы.
«Каковы пути развития пролетарской литературы на Западе?Имеются очень ценные произведения пролетарской литературы довоенного времени. Достаточно назвать крупный роман Мартина Андерсен Нексе, в котором он показал путь II Интернационала и как впоследствии этот Интернационал очутился в тупике. Эту книгу горячо приветствовал Ленин.
«Это было начало пролетарской литературы в Западной Европе. О широкой пролетарской литературе, о пролетарской литературе как движении говорить только можно после Октябрьской революции, когда сказалось влияние существования советской власти и литературы Советского союза... большую историческую роль сыграли на Западе книги: Либединского — «Неделя», Серафимовича — «Железный поток», Гладкова — «Цемент», Вс. Иванова — «Бронепоезд» и как они помогли зарождению и развитию широкой западной пролетарской литературы.
«Пролетарские писатели и к нам близко стоящие писатели Запада говорили: «Руки прочь от Советского союза!». Советский союз был для них братской страной, был близок им. Теперь западные пролетарские революционные писатели говорят: «Руки прочь от нашей родины!» — и не только пролетарские писатели считают своей родиной Советский союз, который строит социализм. Но заявить, что Советский союз — наша родина, не трудно. Наши пролетарские писатели делают не только заявления — они действуют.
«Я хочу напомнить о произведении немецкого поэта Бехера, которое он написал о Советском союзе, о произведении польского поэта Станде, в котором он показал героическую борьбу уральских рабочих за власть и строительство социализма. Я хотел бы упомянуть о песнях Гидаша о Советском союза, которые поют наши рабочие и крестьяне от Минска до Владивостока, и о многих других. Я хочу напомнить также о том, как влияет наша идеология, как влияет наша действительность не только на рабочих-читателей, не только на рабочих-писателей Западной Европы, но и на ряд левых буржуазных писателей.»

БРЕДЕЛЬ: «под знаменем марксизма идет к социалистической свободе целая большая страна.»
(Вилли Бредель (1901-1964) немецкий писатель и общественный деятель, президент Берлинской академии искусств, член ЦК СЕПГ, вице-президент Общества германо-советской дружбы, дважды лауреат Национальной премии ГДР).

«Друзья, дорогие товарищи! Мы, германские антифашистские писатели, ждали от доклада т. Радека, что он даст вам, советским писателям, и нам, гостям, обзор современного состояния международной литературы и подробно расскажет об антифашистской и пролетарской немецкой литературе. Товарищи, мои друзья и я разочарованы докладом, поскольку мы знаем его из напечатанного экземпляра.
«Тов. Радек заявляет, что в немецкой пролетарской литературе достаточно назвать четыре имени: Ганса Мархвица, Карла Грюнберга, Курта Клебера и Теодора Пливье.
«Товарищи, в прошлом году наци отняли у меня в Гамбурге мою любимую библиотеку и сожгли ее. Неужели т. Радека в Москве постигло такое же несчастье!
«В докладе упомянуто четыре имени. Позвольте, товарищи, — в одних только концентрационных лагерях Германии замучено до-смерти шесть антифашистских писателей!Людвиг Ренн — не только один из наиболее читаемых немецких писателей: своей книгой «Война» он известен далеко за пределами Германии. И в Советском союзе знают его имя. В прошлом году германское фашистское правосудие бросило Людвига Ренна в тюрьму на много лет. Перед барьером фашистского имперского суда он гордо признал себя коммунистом.
«Совсем недавно повешен в концентрационном лагере всемирно известный писатель Эрих Мюзам. Тов. Радек не счел нужным даже упомянуть о нем.
«Смертельно больной, лежит в концентрационном лагере еще один германский антифашистский писатель—т. Клаус Нойкранц.
«Докладчик говорит о международной литературе, в особенности о литературе антифашистской, не упоминая о таких писателях, как Берт Брехт или Иоганнес Р. Бехер, самый крупный лирик антифашистской немецкой литературы.
«Он не упоминает также о писательнице Анне Зегерс, получившей клейстовскую премию и примкнувшей к пролетарской литературе. Затем ему повидимому неизвестен Адам Шарер, который написал несколько романов и теперь выпустил антифашистский крестьянский роман «Кроты».
«Ни одним словом не упомянут известный всему миру писатель Эгон-Эрвин Киш, ничего не сказано об Оскаре-Мария Графе, о Франце Вайскопфе об Эрнсте Оттвальте, о Густаве Реглере, о писателях Эрихе Вайнерте, Фридрихе Вольфе и Рудольфе Брауне.
«Я спрашиваю вас, товарищи, что же это за доклад, из которого исключены Все известные антифашистские писатели Германии? Я даю только голое перечисление имен,, не давая писательской специфики каждого, но я опускаю это в моем возражении, тем более, что сам докладчик этого не сделал.
«Товарищи писатели, докладчик ни одним словом не упомянул также о писателях, которые пришли в литературу как рабочие от станка и коммунисты. Это — Вальтер Шенпггедт, Людвиг Турек, Альберт Хотопп и Вилли Бредель. Много лет активно работая в компартии, они прямо от станка вступили на трудный путь литературы. Разумеется у них много недочетов. Они еще не освободились от сухого языка, форма и образы их произведений еще недостаточно разработаны. Всякий, кто подойдет к их книгам как эстет, останется неудовлетворенным. И все же книги этих писателей крайне важны как свидетельство подъема пролетарской литературы. Однако т. Радек считает этих молодых пролетарских писателей как бы несуществующими.
«Докладчик обходит молчанием также таких крупных левобуржуазных и антифашистских писателей, как Леон Фойхтвангер, Арнольд Цвейг, Эрнст Глезер, Эрнст Толлер.
«Тов. Радек, про вас говорят, что вы читаете не книги, а целые библиотеки. Какие странные пробелы в этих библиотеках!
В докладе говорится, что пролетарские писатели до сих пор находятся в узком кругу тем своего класса, изображая только среду и идеологию пролетариата и классовую борьбу пролетариата с капиталистами. Докладчик повидимому просто не знает многих важнейших антифашистских произведений, даже переведенных на русский язык. Эрнст Оттвальт написал судебный роман: «Знают, что творят»; антифашистский немецкий писатель, гость этого съезда, Адам Шарер, написал крестьянский роман; присутствующий на съезде писатель Густав Реглер написал антиклерикальный роман «Блудный сын»; Франц Вайскопф, которого вы все знаете, написал «Славянскую песню» — роман о мелкобуржуазной молодежи; Альберт Хотопп изобразил гибель мелких рыбаков-единоличников на морском побережьи в своей книге «Рыбачья шхуна N2 13». Я хотел бы еще упомянуть о писателях Берте Брехте и Эгоне-Эрвине Кише, которые в своем творчестве разрабатывают не только узко ограниченные пролетарские темы.
«В разделе доклада «Война и литература» нет Людвига Ренна, Синклера, Гашека, нет Адама Шарера, Эрнста Толлера и Франка. Ограничиваюсь опять-таки перечислением.
«Мы, германские пролетарские писатели, решительно отвергаем преувеличенную оценку нашей литературы. Но с такой же решительностью мы протестуем против всякой недооценки теперь уже достаточно выявившейся немецкой пролетарской литературы. Несколько лет назад мы спорили о том, может ли возникнуть пролетарская литература до захвата власти пролетариатом. Теперь этот вопрос ясен. Но мне кажется, что в докладе т. Радека сквозит нечто вроде скептицизма, былое неверие в возможность существования пролетарской литературы до прихода к власти рабочего класса. По-моему и пролетарские писатели других стран получили в докладе недостаточную оценку. Не буду вдаваться в подробности, потому что товарищи писатели соответственных стран несомненно сами выступят по этому вопросу.
«Я так резко коснулся этой темы потому, что доклад т. Радека должен служить для всех работников интернационального писательского фронта сжатой информацией о международной антифашистской литературе. Доклад должен ознакомить столь высоко ценимых нами советских писателей с иностранной литературой, но доклад дал совершенно неудовлетворительную картину положения германской пролетарской литературы.
«Под конец окажу о том, что кажется нам самым важным в наши дни, а именно о пролетарской литературе в эмиграции и подполье. Несмотря на громадные материальные трудности, пролетарская эмигрантская литература занимает высокое место.
Писатели, работающие в Германии нелегально, несмотря на опасность, которая им постоянно угрожает, создают полноценные вещи. Кое-что появилось уже и в СССР. Я весьма сожалею, что и о них ничего не сказано на съезде. Некоторые из этих вещей напечатаны отдельным сборником. Хочется передать этот томик т. Радеку. Он увидит, что в произведениях героев антифашистского подполья интересна не только пролетарская тематика, но и художественная сторона, стоящая много выше уровня средней буржуазной литературы. Я сознательно ограничился пролетарской литературой Германии, чтобы дать вам некоторое представление о ее подлинной весомости.
«Тов. Радек умно и выразительно затронул в своем докладе много других важных проблем. Я же остановился лишь на том, о чем по-моему было сказано слишком кратко.
«Я хочу подчеркнуть сказанное т. Ждановым в его приветствии съезду:«Пролетариат капиталистических стран уже кует армию своих литераторов, своих художников — революционных писателей, представителей которых мы сегодня рады приветствовать на первом съезде советских писателей. Отряд революционных писателей в капиталистических странах еще не велик, но он расширяется и будет расширяться с каждым днем обострения классовой борьбы, с нарастанием сил мировой пролетарской революции.
«Мы твердо верим в то, что те несколько десятков иностранных товарищей, которые присутствуют здесь, являются ядром и зачатком могучей армии пролетарских писателей, которую создаст мировая пролетарская революция в зарубежных странах» (аплодисменты ).
«Я кончаю заявлением, что пролетарские писатели Германии в подпольи и в эмиграции будут выполнять свой долг и в дальнейшем. Вокруг антифашистской литературы собираются сейчас лучшие умы, величайшие художники. Ей, и только ей, принадлежит будущее».

Теодор ПЛИВЬЕ: «Или гибель в качестве лакея фашизма или возрождение в стане борющегося пролетариата».
(Теодор Отто Рихард Пливье (1892-1955) — немецкий писатель, автор трилогии о Второй мировой войне, включающей романы «Сталинград», «Москва» и «Берлин»).
«Почему о Цвейге, о Франке, о Ласко, почему об Эрноте Толлере ничего не сказано в докладе об антивоенной литературе?

«Есть еще одна книга, которую также нельзя причислить к буржуазной пацифистской литературе, это — «Бравый оолдат Швейк» Гашека.«Солдат Швейк» — почти бессмертная фигура; во всяком случае она стала классической фигурой солдата. И здесь мне хочетоя сказать следующее: не только марксизм дает методы и оружие для ликвидации противника, но и самая обычная буржуазная сатира может убивать. И это Гашек доказал своим «солдатом Швейком». Он нанёс своей книгой австрийскому милитаризму, империалистической войне вообще удар мирового масштаба. Об этом говорят сотни тысяч разошедшихся экземпляров, об этом прежде всего говорит то влияние, которое эта книга имела на сотни тысяч и на миллионы читателей. Я думаю, что т. Радек не будет возражать против такого расширения овоей темы в этом пункте.
«На Западе существует и существовала не только буржуазная пацифистская литература, существует и существовала и антивоенная литература, а сегодня есть пролетарские и революционные цитадели, которые умеют соединить художественные достоинства с политической ясностью. И если сегодня это — еще цель, к которой литература только стремится, то есть уже писатели, даже группы писателей, являющиеоя авангардом литературы, которой принадлежит завтрашний день. А остальные, те, которых т. Радек определяет как буржуазно-пацифистских писателей, тоже многому научились за последние 15 лет.
«Эмигрирование революционных и буржуазных писателей из Германии — это ведь тоже критика! И костры, на которых национал-социалисты ожигают книги, тоже оценка!
Больше того. Они — сигналы тревоги для культурного мира, и они показывают, куда ведет фашизм: к варварству и бескультурью, к культурному упадку человеческого общества, как это предсказал больше десяти лет тому назад великий вождь пролетариата Ленин. Как совершенно правильно подчеркнул т. Радек, буржуазная культура и в первую очередь буржуазные и полубуржуазные писатели должны суметь выбрать: один путь вместе о фашизмом ведет к самоубийству и самоуничтожению, другой вместе о пролетарском классом, носителем мировой революции, — к завоеванию будущего.
«Немецким писателям отчасти уже пришлось сделать выбор. Им пришлооь принять либо подчинение фашизму, либо жизнь в эмиграций и даже подпольную работу.
Это разделение разряжает атмосферу: из костров «Третьей империи» пролетарская литература восстанет чище, яснее, целеустремленнее и мощнее.
«Я останавливаюсь еще на одном месте из доклада т. Радека, где он говорит о том, что молодая пролетарская литература Запада не выполнила своих задач, что она не сумела поставить памятник миллионам наших рабочих и крестьян, не сумела пригвоздить империализм к позорному столбу, не сумела поднять массы на борьбу против империалистической войны — за социалистическую революцию.
«Мы все здесь, в том числе и т. Радек, знаем, как много пружин должно прийти в действие, чтобы можно было о надеждой на победу повести массы на борьбу. На долю литературы выпадает и может выпасть только часть этой работы. Я далек от того, чтобы утверждать, что левая литература полностью выполнила свою задачу. Но многое ею было сделано в этом направлении. Я укажу только на неоколько произведений этой литературы: Шарера — «Без отечества», сборник «Война», «Во Фландрии я убивал»— Скува, «Отложенная партия» — Иефа Ласта, «Прощай, оружие» — Хемингуэя, «В огне» — Барбюса, «Деревянные кресты» и «Неизвестный солдат» — Доржелеса.
В связи о этим я думаю, что мне будет позволена упомянуть о моем романе «Кули кайзера». Я посвятил эту книгу оправданному судом убийству кочегара Альвина Кобе и матроса Макса Рейхпича во время восстания матросов в германоком флоте в 1917 г. Но сверх того эта книга, для которой я претендую на эпитет «революционная», является памятником для всех кочегаров и матросов, павших в мировую войну. С другой стороны я высказываю не только свое мнение, говоря, что и эта книга пригвоздила империалистическую войну к позорному столбу.
«В большей или меньшей степени это можно сказать о всех книгах, которые я здесь, назвал. Все они — памятники павшим, все они разоблачают истинное лицо империалистической войны. И третьему требованию т. Радека — призыв к борьбе против империализма и за социалистическую революцию — эти книги в большей или меньшей степени отвечают. Эти книги — удары, о которых мы не хотим забыть, и они — памятники, которые останутся памятниками....
«Нельзя забывать о трудностях, при которых на Западе создаются книги левого направления, и о препятствиях, какие отделяют эти книги от типографских станков и читателей. Но можно не сомневаться в том, что на Западе работали, работают и будут продолжать работать.
И я обращаюсь к писателям за пределами этого зала и прежде воего — к немецким писателям, находящимся в эмиграции. Никто, и прежде всего писатель, не может уклониться от политики. Больше нет места увиливаниям, сторойним наблюдениям, двусмысленным ответам. Мы живем в эпоху решающих политических событий. Писатель не может плестись в хвосте, он должен сам для себя разрешить проблему, чтобы принять участие в великих политических событиях нашей эпохи.
«А проблема, которая требует разрешения, состоит в следующем: должно ли человеческое общество погибнуть от фашизма среди кризисов и войн, или оно должно перестроиться на социалистических принципах и организоваться заново?
Эта проблема стоит не только перед международным пролетариатом, — в наши дни она стала проблемой всего человечества, и современные писатели должны ответить на этот вопрос четко: «да» или «нет».
«Активная или пассивная помощь фашизму и гибель или подъем вместе о борющимся пролетариатом.
«Вопрос отоит не о партийной принадлежности. Вопрос — о принадлежности к общему фронту.
«Этих фронтов два — фашисты и антифашисты. И ответ должен быть отчетлив: или там или здесь. Или гибель в качестве лакея фашизма или возрождение в стане борющегося пролетариата.»

РЕЗОЛЮЦИЯ ПЕРВОГО ВСЕСОЮЗНОГО СЪЕЗДА СОВЕТСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ ПО ДОКЛАДУ К. Б. РАДЕКА О МЕЖДУНАРОДНОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ.
Первый всесоюзный съезд советских писателей, выслушав доклад т. Радека о международной художественной литературе и обмен мыслей по докладу, устанавливает, что, несмотря на жестокие репрессии, которые обрушиваются на рабочий класс и трудовую интеллигенцию зарубежных отран со стороны господствующего капиталистического класса; несмотря на разгул фашизма и кровавой реакции; несмотря на то, что ряд лучших представителей революционной литературы томится в фашистских застенках, подвергаясь прямому физическому истреблению,— силы революционной литературы растут так же, как и силы рабочего клаооа, и ее боевой голос раздается все громче, поднимая угнетенные массы на борьбу против капиталистического рабства.
Съезд советских писателей призывает своих братьев, революционных писателей всего мира, всей силой художественного слова бороться против капиталистического гнета, фашистского варварства, колониального рабства, против подготовки новых империалистических войн, за защиту СССР — отечества трудящегося человечества.
На примере наших писателей, прошедших славный путь со времени, когда небольшая группа писателей во главе с Горьким пошла за партией Ленина, и до настоящего периода, когда в результате победы социализма в СССР советская литература превратилась в огромную культурную силу, стала литературой всех народов, выражающей в своем творчестве великую работу трудящихся масс Советского Союза над созданием нового, социалистического строя, лучшие представители зарубежной литературы убеждаются в том, что подлинный расцвет литературы и искусства возможен лишь в условиях победы социализма.
В СССР идет великий рост культуры и творчества народных масс. В странах капитализма — экономический хаос, распад культуры, упадок науки, разложение литературы господствующих классов. И подлинные произведения искусства создают лишь те художники слова, которые поднимают голос протеста против язв капитализма, против вопиющих противоречий капиталистического общества.
Первый съезд советских писателей горячо приветствует присутствующих на съезде писателей: Франции, Англии, США, Китая, Германии, Турции, Чехо-Словакии, Испании, Норвегии, Дании, Греции и Голландии, откликнувшихся на приглашение приехать в СССР и принявших живейшее участие в работе съезда.
Съезд глубоко ценит симпатии к СССР и социалистическому строительству, к новой культуре, создаваемой народами СССР, проявленные выступавшими на съезде иностранными писателями: тт. Мартином Андерсеном НЕКСЕ, Андрэ Мальро, Жан-Ришар Блоком, Якубом Кадри, Бределем, Пливье, Ху Лан-чи, Арагоном, Бехером, Амабель Вильямс Эллио.
Съезд шлет свой братский привет Ромену Роллану, Андрэ Жиду, Анри Барбюсу, Бернарду Шоу, Теодору Драйзеру, Эптону Синклеру, Генриху Манну и Лу Синю, которые мужественно выполняют свой благородный долг лучших друзей трудящегося человечества.
Съезд писателей выражает свою глубокую солидарность с революционными писателями — пленниками международной реакции, защищающими дело трудящихся масс, дело прогресса человечества, и обещает всеми силами бороться за их освобождение.
Съезд твердо убежден, что международной революционной литературе принадлежит будущее, ибо она связана с борьбой рабочего класса за освобождение всего человечества.
———————
• Почитайте о «подвигах» Александра Македонского или о многочисленных (до 30 тыс. при населении страны всего в несколько миллионов) жертвах Варфоломеевской ночи А фашизм и холокост?! А геноцид армян в Турции?! А Палестина вчера и сегодня?!....

МАКСИМ ГОРЬКИЙ И ПЕРВЫЙ ВСЕСОЮЗНЫЙ СЪЕЗД СОВЕТСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ. 19. Украинский фашизм в 1930-е годы и русские писатели.

Иван Бунин не осуждал гитлеровского нашествия на СССР. Наоборот...

Можно ли тех называть «антисоветчиками и русофобами» тех русских писателей из белоэмигрантов и власовцев, которые открыто или в своих дневниках признавались, что желали скорейшего разгрома Советского Союза гитлеровцами в годы Великой Отечественной войны? В прежних своих статьях я уже упоминал Мережковского и Гиппиус. Оказывается недалеко от них ушёл и русский нобелевский лауреат И. Бунин.

K    Можно ли их называть «подручными фашистов», ведь политика и литература - два родные сестры. Можно и нужно: «дабы, - как говаривал Петр I, - дурь каждого видна была!».

   Вот какие выписки из «Дневника» Ивана Бунина, считавшего себя «аристократом», а советский народ - «быдлом», привёл недавно в своей статье патриарх советской журналистики, русский патриот Владимир Бушин:

«10 августа 1941 г.: «Русские (везде, как иностранец, — «русские», ни разу — «наши») второй раз бомбардировали Берлин». И что? Ничего... Но вот 24 июля о бомбежке Москвы почти злорадное восклицание: «Это совсем ново для неё!»

12 августа опять стыдит бандитов: «24 года не «боролись» — наконец-то продрали глаза!»

30 августа: «Кончил вторую книгу «Тихого Дона». Все-таки он хам, плебей. И опять я испытал возврат ненависти к большевизму». Даже в те дни, когда большевистская родина была между жизнью и смертью. А Шолохов тогда находился на фронте.

14 сентября: «На фронтах все то же — бесполезное дьявольское кровопролитие». Все, мол, решено, кончено, а эти русские продолжают бесполезное сопротивление.

25 сентября: «Положение русских катастрофично... Прекрасная погода...»

И после всего этого к нему можно относиться по-прежнему?... Лучше бы я не знал его дневник...- пишет В. С. Бушин в своей статье в ЛГ.

   Я солидарен с В. С. Бушиным и благодарен ему за правду о писателе, поэзию и прозу которого любил. Его статья и выписки потрясли меня. Сам почитал «Дневники 1939-1945 годов» И. Бунина.

Делаю дополнительные выписки:

30 июля 1941. «Итак, пошли на войну с Россией: немцы, финны, итальянцы, словаки, венгры, албанцы (!) и румыны. И все говорят, что это священная война против коммунизма. Как поздно опомнились! Почти 23 года терпели его!...»

2 августа .... «сами русские только что объявили, что они сдали Ригу и Мурманск. Верно, царству Сталина скоро конец. Киев, вероятно, возьмут через неделю, через две...»

3 августа. «Читал I книгу "Тихого Дона" Шолохова. Талантлив, но нет словечка в простоте. И очень груб в реализме. Очень трудно читать от этого с вывертами языка с множеством местных слов...»

30 августа. «Взят Ревель. [...] Кончил вчера вторую книгу "Тихого Дона". Все-таки он хам, плебей. И опять я испытал возврат ненависти к большевизму...» (Шолохова и большевиков Бунину я никогда не прощу! - ЮГ.)

   И. Бунин опомнился только в 1944 году:

23 августа. «Взят Псков. Освобождена уже вся Россия! Совершено истинно гигантское дело!....»

27 августа. «Взяты Витебск и Жлобин. Погода все скверная. Взята Одесса. Радуюсь. Как все перевернулось!»

(Иван Алексеевич Бунин, Дневники 1939-1945 годов).

  В 1941 г. радовался, что скоро коммунизму — капут! В 1944 г. радовался, что — не капут, а «все перевернулось».

  Для сравнения вспомним другого русского, не менее известного его современника — композитора Сергея Рахманинова, передавшего немало денег на Родину во время Великой Отечественной войны. На эти деньги был построен самолет для Красной армии.

 Разве могу я называть теперь Бунина русским писателем и патриотом после всего этого?! А сколько таких писателей было и есть на Руси в наши дни!!!

Украинский поэт против украинского фашизма.

  Не понимать, что такое фашизм в 1941 г. и какие угрозы несли еврофашисты человечеству, — это такая «дурь», такое невежество, такая дикая русофобия, что трудно даже представить!

  В 1934 г. о необходимости борьбы с фашизмом в мире не говорил только ленивый или фашист. Неужели И. Бунина совсем не интересовал первый съезд советских писателей? Неужели он не слышал о проведённым М. Горьким и И. Сталиным первом съезде советских писателей и об антивоенных международных конгрессах антифашистов!? Не читал он о преступлениях фашистов, творимых ими в Германии и во Франции, совершавшихся у него буквально под носом? Или понимал, что Нобеля он и получил за свой патологический антисоветизм!

На съезде писателей в августе 1934 г. выступил:

НИКОЛАЙ БАЖАН: «Третьего пути нет».

(Николай Платонович БАЖАН  (1904-1983) — украинский советский поэт, переводчик, публицист, культуролог, энциклопедист и общественный деятель).

   В первой части своего выступления на съезде писателей мы слышим общие рассуждения поэта о литературном творчестве:

«Ведь спор о праве на творчество миром уже разрешен. Мы не верим словам буржуазных критиков и буржуазных философов об освященности, о вдохновении, о том наитии, которое осеняет их адюльтерные или барабанные романы и поэмы. Советская литература знает, что такое? Это — творчество эпохи войны и пролетарских революций, творчество эпохи победоносного социалистического строительства.

«Творчество же есть создание нового. Проявляют ли так называемые творцы иных классов умение создать великое и радостное новое? Способны ли они на ту степень напряжения работы памяти, без которой невозможно творчество? Способны ли они помнить, знать и видеть мир?

«Тов. Горький говорил, что в буржуазной литературе XIX века необходимо различать две группы авторов. Одни из них — это те, которые восхваляли и забавляли свой класс — все эти Поль де-Коки, Февали, Самаровы. Эта группа еще более количественно возросла, а качественно еще более обеднела в XX веке. Порнография и детектив еще решительнее, грубее вытесняют более одаренных людей буржуазной Америки и Европы на мансарду или в подвал. Жалкие скоморохи пытаются еще раз инсценировать пир во время чумы, они еще громче визжат и еще более изощряются в пошлостях и непристойностях. Ведь «Любовник леди Чаттерлей» — вот наиболее типичное произведение этой скоморошьей, вымученной и искусственной вакханалии.

«Некоторые стремятся быть более изысканными — Поль Моран. Другие желают хотя бы походить на таких, как Декобра, но сутенерский эапах, идущий от этой литературы, — его не заглушить никакому Коти. Изыск и утонченность давно уже перешли в манерничанье, гримасничанье и пошлость.

«В бельэтаже буржуазной литературы сидят любовники-профессионалы, воры и сыщики и гремят сапогами какие- нибудь французские или немецкие, в коричневых, черных или голубых рубашках Кузьмы Крючковы...

«Есть литература вторая, литература людей, топчущихся на месте, литература людей, не порвавших с проклятым, с проклятым и для них самих, своим старым. Тов. Радек достаточно говорил о таких писателях, как Селин, как Ремарк, как Джойс и Пиранделло. Они тоже не должны выпадать из круга нашего внимания. Отчаяние, бессилие и ночь — вот главные лейтмотивы их творчества. И если скоморохи и порнографы не могут» не хотят ничего помнить, ничего понять, как Бурбоны, возвратившиеся после реставрации во Францию, то эти отчаявшиеся боятся и помнить и понимать. Они боятся перешагнуть барьер, еще отделяющий их от классовой истины мира. Они еще не способны на тот шаг, который сделал наиболее одаренный и самый лучший из них — Ромен Роллан в последних своих статьях, в своих выступлениях к наконец в последнем своем романе. Они ограничивают свою память, заставляя ее работать на урезанном запасе впечатлений, невероятно интенсифицируя и разрабатывая этот запас.»

Божан иронически говорит о тех буржуазных писателях, которых после расстрела Белого дома в 1993 г. было приказано признать классиками (буржуазной словесности) и в России. Их мы, будущие филологи, не читали в конце 1950- х, однако через 20 лет советские литературные политики заставили нас признавать и Джойса и Пруста, Ремарка и Дю-Гара таковыми.

«День Блюма с маниакальной кропотливостью и схоластической бесплодной изощренностью анализирует и раздробляет Джойс.

«Куст боярышника перед великосветской виллой для Марселя Пруста заслонил весь мир. Он не хотел больше энать, он не хотел больше видеть и обил стены своего кабинета пробкой.

«Роман Селина — это как бы негативная фотография мира, в которой с тщательной обратной четкостью выделены все черные, темные линии воспринятой писателем действительности. Ярких красок нашего мира не увидел этот писатель, ибо и яркая окраска красного знамени выходит на негативном фотоснимке черной.

«Дю-Гар знает мрачный, замкнутый круг, по которому идет его «Старая Франция». Он знает убийственную тавтологию его дней. Его душит узость этого круга, но он еще не может разомкнуть его.

«И все они такие — это группа последних, отчаявшихся буржуазного мира. Они боятся памяти, они не знают радости, а особенно — радости свободного труда — Радости труда восставшего. Когда Андрэ Мальро с любовью всматривается в глаза повстанцев — китайских рабочих, то это — любовь отчаяние. Поэтому-то она и искажает действительность, ибо каждое восстание пролетариата — это не безысходное отчаяние, наоборот — оно насыщено оптимистической зарядкой, несмотря на трагические исходы отдельных взрывов революции.

«Боясь памяти, боясь радости, не зная труда — нельзя творить. И они не творят, они конвульсируют. Но есть ли для них исход, выход к творчеству? Третьего пути нет. Советские литераторы твердо знают, что третьего пути нет. Корду классовой буржуазной ограниченности, корду классовой близорукости, на которой мечутся и топчутся эти отчаявшиеся, — ее нужно порвать, иначе она захлестнет петлей.

«Мы должны еще внимательнее всматриваться и изучать творчество и пути лучших писателей, наиболее честных людей буржуазных стран. Мы их понимаем. Многие из нас понимают это отчаяние, это топтание на месте, вспоминали свой уже пережитый опыт, свою уже пройденную дорогу. Третьего пути нет.

Н. Бажан об украинском фашизме.

«Многие писатели говорили об убожестве фашистской литературы в Италии, Германий, Японии. Но есть еще один отряд международного фашизма, на примере которого весьма выпукло можно проследить все отвратительные, все дичайшие, все мракобесные «прелести» фашизма.

«Если идеологи и деятели немецкого, японского и итальянского фашизма — рабы монополистического капитала, то имеются еще и рабы рабов. Эту «почетную» роль взял на себя украинский фашизм, украинский национализм. Для них безразлично: и перед коричневой рубашкой, и перед остроугольной конфедераткой, и перед бутафорскими латами потомка самураев они с одинаковой готовностью гнут свою казацкую шею, треплют свою казацкую чуприну. При том делается то во имя «любви к Украине»!

«Вот например весьма распространенный среди фашистских украинских кругов образчик этой «любви». Есть в Харбине газета «Украiнська справа». Эта украинская фашистская газетка, конечно, прежде всего интересуется вопросом о японо-советской войне. Все ее вещания по этому поводу с большой охотой подхватываются остальной украинской фашистской прессой. Газета «Новий час», выходящая во Львове, с восторгом перепечатывает ее передовицы. «Украiнська справа» пишет в своей передовице о будущей японо-советской войне: «От войны,— философствует «Украiнська справа», — может пострадать и украинское население Дальнего Востока. Но это пустяки — ведь после победы Японии будет обеспечено создание свободной Украины под японским протекторатом».

«Кажется мне, что они ошиблись. На географической карте мира для «Украины-Го» нет и не будет места. Но эта готовность отдать миллионные массы, людей советской Украины на уничтожение, на растерзание и во владение любым фашистам любого государства характерна для всего украинского национализма.

«Фашистский поэт Маланюк очень темпераментно кричит в своих стихах о своей ненависти к массам украинского народа. Гетманские каратели и контрразведчики в своих «ученых» учреждениях в Берлине с сожалением подсчитывают и находят, что слишком мало людей было расстреляно, повешено и выпорото шомполами во время их кратковременного господства на Украине.

«Ненависть к трудящейся массе, маниакальное человеконенавистничество — черта общая для всего фашизма, но особенно цинично проявляющаяся в фашизме рабьих рабов. И наряду с этим расцветает в литературе украинского фашизма ароматный букет цезарианских добродетелей. Цезаря нашли они себе, прямо сказать, неважного. Трудно, очень трудно, даже наиболее исступленным маниакам представить себе Павла Скоропадского в триумфальной колеснице. Но если нельзя себе представить чего-нибудь, то может быть можно поверить в это?

Идеолог украинского фашизма — Дмитро Донцов, этот местный, так сказать, Розенберг или Джентиле, на слепую веру только и надеется: «В наше время не шатающаяся перед доказательствами псевдологики ума, только цедоказуемая вера спасет от гибели.»

«Беспринципность и двурушничество проповедует он, когда говорит о том, что, «теориями и основами нужно вертеть, как сапожник кожей, чтобы над всем доминировал вопрос — полезно ли это нам или вредно». Отсюда — один шаг до проповеди социал-фашиста Шаповала и до предательской практики контрреволюционеров на советской Украине, которые пытались пролезть и в украинскую советскую литературу. Отсюда один шаг до отвратительной теории «валленродизма», этого оригинального плода украинской фашистской мысли, до этого культа предательства, до этого культа двурушничества. И какое бессилие, какое гниение и какая ненависть смогли породить этот отвратительный культ, эту отвратительную практику!

«Ненависть к человечеству, кровавый туман мистики, застенки расы, культ измены и украинский фашизм с особенным старанием собирает этот ядовитый мед со всех уродливых цветков международного фашизма.

Но литература советской Украины, литература этого форпоста нашей прекрасной родины — писатели-коммунисты, беспартийные писатели вместе со всем пролетариатом не дадут фашистской горилле восторжествовать. Они знают один путь — путь первого на земле великого и настоящего человечества. И они не сойдут с этого пути (аплодисменты).»

  Увы!? Временно сошли! - скажем мы сегодня.

А когда сошли с социалистического пути, фашизм пришёл в «незалежную» Украину. И не только в неё....

Фото:

МАКСИМ ГОРЬКИЙ — КРУПНЕЙШИЙ ИСТОРИК И ТЕОРЕТИК ЛИТЕРАТУРЫ ХХ ВЕКА. 18. Писатели против фашизма в Европе и Азии.

Расизм, апартеид, фашизм, колониализм — мощные корни капитализма. Они питали и питают буржуазное общество.
Однако такой мощной коалиции фашистских государств, которая была создана  в 1930-е годы в Европе и Азии, человечество ещё не знало. Гитлеру банкиры отдали экономики всех европейских государств. Армии почти всех этих государств принялись уничтожать революционное движение мирового пролетариата.
Германский генштаб и лично Гитлер командовал нашествием еврофашистских войск на Советский Союз.
Вот что рассказали о «свободе и демократии» в «цивилизованных» странах своим советским собратьям революционные писатели Европы на съезде писателей.

Против фашизма в Германии.

ФРИДРИХ ВОЛЬФ: «В Германии существует закон, караюший «государственную измену путем литературной деятельности».
(Фридрих Вольф (1888-1953) немецкий писатель, драматург, общественный и политический деятель; классиком немецкой литературы социалистического реализма. В ГДР большими тиражами публиковались его произведения, пьесы ставились во театрах по всей стране и экранизировались. Дважды лауреат Национальной премии ГДР. ).

«Какую жизнь могут отразить драматурги Запада, какой жизнью там живут массы, что волнуетесь западных драматургов? Там приходится действовать агитационными формами, применять особые приемы срывания масок, прибегать к тем приемам, которые у нас некоторые недальновидные критики скверно, опренебрежительно называют «публицистическими приемами». В случае возникновения войны эти приемы быстрой маневренной работы, эти приемы агитационной работы будете применять и вы, советские писатели. И он уверен, что это сумеете сделать так же прекрасно, как делали в годы гражданской войны.
«На Западе огромный материал для новой драматургии: подпольная героическая работа компартии, суды над коммунистами, дело о поджоге рейхстага, процесс Димитрова, Варфоломеевская ночь Гитлера, та черная ночь, когда была перебита вся реммовская головка! ... западные писатели, западные драматурги работают сейчас над этим материалом, создавая новые произведения.
Против них, против замечательной фаланги революционных писателей Германии и других стран, стоит отряд фашистских писателей, которых надо изучить, которых надо разоблачить и которых надо разгромить...
«Неимоверно тяжелых условиях, в которых приходилось биться писателям Запада, драматургам Германии. В зрительный зал входили фашисты, во время ряда представлений звучали револьверные выстрелы. Во время представления пьесы «Мать» Горького исполнительница главной женской роли Елена Вегель была арестована тут же на сцене. Когда шла пьеса Вольфа «Цианкали», католическая молодежь ворвалась в зал и бутылками била в кровь артистов. Пискатор во время своих выступлений был арестован. Сидел в тюрьме Вольф. Преследовали Брехта.
«В Германии существует закон, караюший «государственную измену путем литературной деятельности». Этот закон беспощаден. Он бросает людей в концлагери, он бросает людей под пули, под резину. Многие десятки людей, арестованных по этому закону, были убиты в концлагерях; в их числе — шесть писателей. Многие революционные писатели сейчас в подполье, многие — в Советском союзе. Не понятно, почему Карл Радек не упомянул об этих людях и об их борьбе... «Революционная литература развивается все больше и в Америке и сделала там огромные шаги вперед. Там появились драмы «Мир на земле», «Стивидор», новые блестящие постановки в нью-йоркском «Юнион тиэтер», руководителем которого является Чарльз Уокер. Это является свидетельством упорной борьбы, которую ведет революционная американская драматургия.
«..Шаг за шагом завоевывая себе дорогу, революционные писатели Запада идут вместе с вами.... «западные писатели вытерпели и пережили очень тяжелые вещи. Их книги и пьесы были сожжены в первые же дни прихода Гитлера к власти. Со времени диктатуры Брюннинга нам приходится быть под градом ударов полиции, под ударами штурмовиков. Рабочие массы слышат, понимают и видят нас. Наш материал волнует массы и ведет на борьбу. Тов. Радек забыл об этом рассказать! Эта недооценка западной пролетарской революционной литературы, в частности литературы Германии и других литератур, есть политическая ошибка, есть недооценка революционных сил Германии, революционных сил Запада.»

БРЕДЕЛЬ: «Мы знали: нас могут убить, но никогда не могут уничтожить марксизм, ибо под знаменем марксизма идет к социалистической свободе целая большая страна».
(Вилли Бредель (1901-1964) немецкий писатель и общественный деятель, президент Берлинской академии искусств, член ЦК СЕПГ, вице-президент Общества германо-советской дружбы, дважды лауреат Национальной премии ГДР).

«Я привез вам горячий братский привет от антифашистов, томящихся в тюрьмах и концентрационных лагерях фашистской Германии. Я привез вам привет от писателей, агитаторов и организаторов пролетарской революции, которые сражаются в Германии на нелегальном фронте классовой борьбы.
«Тюрьмами, пытками и убийствами фашизм пытается принудить к молчанию революционных писателей и интеллигенцию. Рабочего-писателя Франца Брауна закололи кинжалом, Лео Крелля замучили до смерти, Эриха Барона довели до самоубийства, Ганса Отто выбросили из окна следственной камеры, Эриха Мюзама повесили. Рабочий-писатель Клаус Нойкранц, перенесший жестокие пытки, сейчас лежит при смерти. Всемирно известный писатель Людвиг Ренн на много лет брошен в застенок. Публициста Карла Оссецкого уже полтора года систематически истязают в концентрационном лагере. Фашистские палачи открыто заявляют, что хотят вынудить его к «самоубийству».
«Товарищи писатели, я сам провел тринадцать месяцев в концентрационном лагере. Меня посадили не национал-социалисты, нет, меня арестовал социал-демократический полицейский сенатор в Гамбурге еще, во время избирательной кампании перед приходом к власти Гитлера. Фашистам я достался по наследству. Тринадцать месяцев концентрационного лагеря, из них одиннадцать месяцев одиночки, подземелья и избиения — этот путь я тоже прошел. Этот путь стоил жизни стольким революционным рабочим и революционным интеллигентам!
«Товарищи писатели, за одиннадцать месяцев одиночного заключения, не имея ни занятий, ни книг, ни писем, ни связи с внешним миром, ни развлечений, — за эти одиннадцать месяцев я, как и многие мои товарищи, не раз черпал мужество в мыслях о творчестве писателей нашего великого, чудесного социалистического отечества — Советского союза. Вспоминал партизан, изображенных Фадеевым в его книге «Разгром», героев гражданской войны, которых мы узнали по произведениям Серафимовича, Бабеля и Шолохова, героев социалистического строительства, известных нам из книг Гладкова, Панферова, Эренбурга и многих других писателей. Мы думали о мужественных комсомольцах, ударниках социалистического строительства, о пионерах, будущих строителях и творцах бесклассового, социалистического общества, и в тесной камере росло и ширилось наше сердце. Нам радостно было знать, что в великой, сильной стране победил социализм, что на шестой части земного шара развевается красный флаг, что капитализм лежит поверженный в прах, и мощная Красная армия защищает страну пролетарской свободы.
«Товарищи писатели, мысли обо всем этом облегчали нам, мне и моим товарищам, самые тяжелые дни и ночи. Мы знали: нас могут убить, но никогда не могут уничтожить марксизм, ибо под знаменем марксизма идет к социалистической свободе целая большая страна. И под этим знаменем пойдут также трудящиеся других стран, под этим знаменем изменится лицо мира, как бы ни свирепствовал фашизм, пытаясь спасти запятнанный кровью и грязью капиталистический строй.
«Товарищи! Писатели социалистической Страны Советов и писатели германского пролетариата борются за одно дело, хотя и на разных участках фронта. Мы вместе ведем гигантскую борьбу, сотрясающую весь мир, классовую борьбу, которая не знает географических границ и охватывает все страны, все города и все деревни. В этой борьбе и мы, пролетарские писатели, сделаем свое дело. Мы будем стараться всплотить в художественных образах гигантские достижения нашей эпохи, и не только воплотить их, но и перестроить при их помощи мир. Мы не перестанем говорить, кричать, драться до тех пор, пока Людвиг Ренн, Клаус Нойкранц, Оссецкий, пока тысячи и тысячи антифашистов, во главе с вождем германского пролетариата т. Тельманом, не будут вырваны из рук фашистских убийц.
«Мы не сложим оружия до тех пор, пока фашизм не будет разбит и пока Германия не будет принадлежать трудящимся, пока германский рабочий, наследник классической философии и литературы, снова не превратит Германию в культурную страну наук и искусств, в страну поэтов и мыслителей».  

Иоганнес БЕХЕР: «Мы призываем к единению воех тех, кто готов бороться против новой смертоносной угрозы войны.»
(Иоганнес Роберт Бехер (1891-1958) - немецкий прозаик и поэт, министр культуры ГДР. Лауреат Международной Сталинской премии «За укрепление мира между народами». Коммунист. В 1933 г. бежал от нацистов через Вену, Прагу, Цюрих и Париж в СССР).

«Говоря о нашей пролетарской революционной литературе, шлю пламенный привет и выражение теснейшей братской солидарности нашим друзьям и товарищам в Германии, тем, кто в условиях тягчайших преследований и ежедневной угрозы фашистских палачей умеет нелегально работать плечом к плечу с героическими революционными рабочими, сотрудничает в нелегальных газетах и листовках подпольной Германии, той подлинной Германии,которой принадлежит наша безраздельная любовь и преданность.
«Со времени окончания мировой войны появилось много рабочих-писателей. Лучшие иэ них независимо от того, начали ли они свою сознательную жизнь в качестве рабочих или деревенских пастухов, уже способны создавать вещи, которые по форме и содержанию стоят значительно выше среднего уровня всей буржуазной литературы нашей современности.
«Но не одни только пролетарские писатели понимают подлинное положение вещей. Фридрих Энгельс сказал, что одни только германские рабочие являются наследниками тех глубоко научных и философских явлений, которые в век классики составляли славу Германии. Капиталистические интересы наживы сейчас привели к тому, что официальные властители и насильники германской нации позорят все, что некогда, столетие назад, составляло славу германской буржуазии. И сейчас фашистские идеологи, борцы против интернационалистской мысли, космополита Гете осмеливаются считать своим, так сказать объявлять доктора Фауста предшественником доктора Геббельса.
«Так, разрушая и загрязняя все, куда бы он ни ступил, фашизм завершает путь буржуазного клаоса, он закрывает дверь за германским прошлым. Отныне классическая германская культура, классическая мысль и классическое творчество, наследие прошлого, окончательно перешли к тем, кто держит будущее в своих руках: к германским рабочим, в чьих рядах сражается и Эрнст Тельман.
«Мы призываем к единению всех тех, кто готов бороться против новой смертоносной угрозы войны.
Настоящее, прошлое и будущее властно требуют от нас создания мирового боевого союза, совместного фронта против фашизма и империалистической войны.»

Против японского милитаризма и колониализма в Китае.

ЭМИ СЯО
(1896-1983), китайский революционер, поэт, писатель-публицист, литературный критик, главный редактор ряда журналов; автор текста китайского “Интернационала» (1923) и других поэтических переводов, в том числе на русский язык. Был широко известен в СССР. Член КПК с 1921).

«...Рабочий класс и трудящиеся всего мира отмечают героизм китайских советов и китайской Красной армии, которую поддерживают широкие массы страны и которая непобедима, как и героическая Красная армия Советского союза.
«Китайская советская революция стала крупным фактором мировой революции. Недаром поэтому тема о Китае являетоя темой многих передовых писателей мира. Почти каждый передовой художник написал что-нибудь о Китае. Мы приветствуем книги Андрэ Мальро, Агнессы Смэдли, Оокара Эрдберга, Сергея Третьякова, Эгона-Эрвина Киша, Вайяна Кутюрье и всех тех, кто пишет на китайские темы...
«На фоне войны, интервенции и революции в Китае развевается китайская революционная литература. Господствующие классы ведут себя позорно, предают страну и народ, капитулируют перед японскими и другими империалистами. Опасность гибели страны, нации все более и более увеличивается. В связи с этим среди интеллигенции и писателей идет резкая диференциация.
«Крупнейший старый китайский писатель т. Лу Син, которого называют китайским Чеховым, играет большую роль в левом революционном течении китайской литературы. Он, стоя на политической платформе пролетариата, непримиримо борется со всеми реакционными группировками, выступающими в защиту белого литературного движения. Лу Син разоблачает все группы, которые нападают на левое движение и которые с помощью лжи и обмана помогают гоминдану устраивать походы против советских районов. ...В своих публицистических статьях и политических выступлениях Лу Син стал на защиту СССР и дал отпор всем клеветническим выступлениям прихвостней империализма, нападающих на советскую власть...
«Другой писатель, Мао Дунь, живет в глубоком подполье. В Китае он обладает огромным авторитетом. Я не буду перечислять написанных им книг. Его книга «Весенний шелк» была переделана в кинофильм. Журналы, которые преследуют коммерческие цели, вынуждены печатать произведения наших писателей, потому что без этих произведений им трудно найти читателей. В последнее время вышла большая книга Мао Дунь — «Рассвет». Эта книга рисует, события Гражданской войны между Чан Кай-ши и Фын Ю-сяном. Мао Дунь пишет о конкуренции между китайскими и иностранными капиталистами. Он описывает забастовку шелкопрядильной фабрики и роль коммунистической ячейки в этой забастовке. Он показывает восстание крестьян. Даже наши враги не могут не признать в этих книгах крупнейших достижений современной литературы.
«В заключение я хочу сообщить, как в Китае оценивают советскую литературу. Не буду говорить много, приведу только! один факт. На втором съезде китайских советов Максим Горький был избран почетным членом президиума». (аплодисменты).

ХУ ЛАНЬ-ЧИ: «Китайская революционная пролетарская литература растет, развивается вместе с советской революцией в Китае.  

«Мне грустно, потому что я в эти дни вспоминаю, как были казнены китайские революционные писатели. В 1931 г. пять молодых писателей: Ли Вэй-сэн, Жо Ши, Ху Е-пин, Ин Фу, Фин Кэн были казнены. Среди этих пяти была одна женщина, Фин Кэн. Один из этих пяти — Ли Вэй-сэн был эакопан живым в землю. Когда его закапывали, он кричал:«Да здравствует коммунизм!» (Аплодисменты).
«Я вспоминаю немецких товарищей, революционных писателей, которые мучались и еще мучаются в фашистских тюрьмах.
«Я вспоминаю японского пролетарского писателя Кобаяси, который был убит в полицейском застенке.
«Я вспоминаю, как чанкайшистские сине-рубашечники убили писателя, ученого, секретаря «Лиги права» — Ян Цяна.
«Я вспоминаю, как талантливейшая китайская писательница Тин Лин была похищена бандитами, и судьба ее до сих пор не известна.
«Я вспоминаю, как китайский пролетарский писатель, драматург т. Ши И был похищен после китайской антивоенной и антифашистской конференции и казнен 1 мая этого года.
«Товарищи, я предлагаю собранию почтить память этих товарищей вставанием (все встают).
«Товарищи, Октябрьская революция и порожденная ею советская литература оказывают сильное влияние на национальное революционное движение угнетенных масс Китая, на китайскую революционную литературу. Десятки советских писателей были переведены на китайский язык, например «Мать» Горького, его же «Детство», «Мои университеты» и многие другие произведения. Максим Горький является символом борьбы для наших товарищей за революционную, пролетарскую литературу. Вот почему запрещена его книга «Мать».
«Большим успехом пользуются в Китае такие книги, как «Железный поток> Серафимовича, «Разгром» Фадеева, «Бронепоезд» Иванова, «Мятеж» Фурманова, «Неделя» Либединского, «Бруски» Панферова, «Тихий Дон» Шолохова, «Рычи, Китай» Третьякова, отдельные стихи Маяковского, Демьяна Бедного, Безыменского и других.
Мы, китайские революционные писатели, учимся у вас так же, как китайский рабочий класс, крестьянство и наша Красная армия учатся у пролетариата, крестьянства и Красной армии Страны советов.
«Мы уже многому научились, создав советскую власть на одной шестой части территории всего Китая. Китайская Красная армия многому научилась, в шестой раз отражая контрреволюционные походы Чан Кай-ши и империалистов. В этой борьбе, в этой революционной национальной войне против иностранных хищников-интервентов и их агентов — китайских помещиков и милитаристов — принимают активное участие наши революционные писатели, которых за это палачи убивают, а книги их жгут....»  

***
Борьба с расизмом, шовинизмом и фашизмом будет продолжаться до тех пор, пока существует и развивается капиталистический способ производства. Будет создаваться и антифашистская художественная литература. Сегодня она создаётся во многих странах мира, на Донбассе...

Новости
25.09.2018

Книжный фестиваль «Букинист» на Новом Арбате продолжается

До 21 октября посетителей ждет огромный выбор книг – от букинистических раритетов до произведений современных авторов.
25.09.2018

Книжная ярмарка для театралов

28 – 30 сентября в Театральном музее им. Бахрушина пройдёт книжная ярмарка «Театральный роман»,

Все новости

Книга недели
Желание быть русским.

Желание быть русским.

Юрий Поляков.
Желание быть русским.
(Серия «Коллекция
Изборского клуба»). – М.:
Книжный мир, 2018.
– 448 с. – 2000 экз.
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Неменский Олег

«Агенты Кремля»

В Польше наступило время чисток. В сентябре МИД уволил сотрудников, некогда окон...

Акоев Владимир

Равняйсь!

Когда китайский и советский госкапитализмы вошли (хотя и разными способами&#...