Последние сообщения блогов

После бани

Я обожаю ходить в общественные бани. В Чкаловские.
Кому-то это покажется странной привычкой, граничащей с экстримом и блаженством. Много сверкающих аквапарков и фитнесс-центров в городе, к чему посещать заведения, утонувшие в советском прошлом? А мне нравится.

Идешь по длинному коридору: слева покосившиеся ряды кабинок для одежды, впереди - сидит хмурый банщик, король чистоты в облупленных чертогах, справа стена, которую уже годы не красили. Пол плиткой выложен, плитка давно цвет потеряла, но выжила – строили на совесть. Попадаешь в душевую – оживают страницы учебника по истории Древней Греции. На каменных постаментах обнаженные «сократы» и «платоны» ожесточенно трут тела мочалками; мудрецы, покрытые пеной, иногда замирают и напоминают статуи.

Парилка – трехступенчатый курятник. Пыхтят, сопят, крякают и кряхтят парящиеся российские граждане. Пот в три ручья. Разговоры. Ничего не меняется, и несколько тысяч лет назад разговаривали в банях о политике. И сейчас говорят. Каждый завсегдатай общественной бани считает себя лучшим политическим аналитиком в России.

Что происходит? Пьют и воруют. Воруют и пьют.
Воруют из-за того, что пьют, или пьют, потому что воруют?
В парилке-то все уже слегка «посластили» банное удовольствие. Как без пивка в бане?

Мужская парная 2 категории – стоимость 25 рублей за «помывочный» час.
– Как ты туда ходишь? – удивляется друг. – Там же с потолка свисают сталактиты из копоти, а в душевую можно только в резиновых сапогах заходить.

Хожу. И буду ходить. Потому как разговоры в бане еще настоящие остались. Честные. По душам можно с мужиками поговорить. Не гламурная это «сауна на час», где только и стонут о зарубежных машинах и о поездках в Египет.

Откупориваешь с новыми друзьями водочку (чтобы банщик не видел), печенюшкой закусишь, покуришь в кулачок в закутке, и в парилку – веничком себя хлестать, выгонять дурь из рыхлого и изнеженного тела. Чувствуешь себя мальчишкой, который убежал из дома и наслаждается общением с взрослыми товарищами – вокруг в основном пожилые люди. Баня всегда радость для пенсионера – дешево и сердито. И поговорить, излить душу можно. Все вокруг на тебя похожи, - все мыльные и голые. Нет социальных статусов. Никто не льстит и не пресмыкается. Не висит реклама, нет иностранных названий вокруг. Каждый исповедуется слушателям, - этакая наполненная паром исповедальня. Каждый ощущает собственную важность.

Знаете, почему-то именно здесь понимаешь: 25 рублей – это тоже деньги, и каждая копейка в этой сумме имеет своё значение. Как и каждая история, услышанная в парной – очередная маленькая и важная строка в истории России. Мы сами ее вписываем, и только от нас зависит – будет ли она честной или нет.

Рядом стеснительно моется молоденький узбек гастарбайтер, ему немного неуютно и боязно, чувствуется внутренняя отчужденность приезжего человека. Улыбаешься, и мигрант, вначале неуверенно, а потом доверчиво и открыто, улыбается в ответ.
- Как дела, брат? – спрашиваю. – Хорошо, спасибо, брат, - отвечает он на чистом русском языке.

Какой же он мигрант?

И вот, - свежий и чистый выходишь из бани, идешь по Петроградке, растворяешься в обыденном прогрессивном демократичном российском настоящем. В слишком обыденном. И, как кажется, в фальшивом.
Перефразирую слова Юрия Шевчука: «есть в настоящем что-то такое, до чего противно коснуться рукою».

Понимаю: есть нечто, что мы теряем каждый день, точнее, - многие и многие вещи теряют своё значение. Им на смену приходят пафосные понятия, облечённые в противную пластиковую чистоту. Этот процесс не остановить, многое уже не вернуть.

Пройдут годы, некоторые из нас будут мечтать о том, чтобы попасть в какую-нибудь волшебную, пусть и старую баню, и мылить себя, бить веником, окатывать кипятком, исповедоваться незнакомому человеку, чтобы отмыть не только тело, но и душу – до блеска.
Хорошо, коль сбудется…

Что можно сделать и можно ли?

Дорогие радиослушатели и телезрители! Что вы пожелали бы в Новом году нашим теле- и радиоканалам и их руководству, каких перемен вы хотите? Если хотите и верите в то, что в электронных СМИ они могут произойти.
Пожалуйста, хлёстко, конструктивно, конкретно.:)

"Сталинград" в Китае. Где фанфары?

Проснулся с мыслью о "Сталинграде". Как-то он там в Китае? Рекордные сборы? Что-то молчат. Тревожно.

Пепелище. Кульбит эпохи

"Пепел" - замечательное идеологическое завершение эпохи приватизации. Вор-медвежатник становится хорошим, честным, любящим, а честный отважный советский офицер - отвратительным бандитом.

ВАШИ ОРГАНЫ ДОСТОЙНЫ ЛУЧШЕЙ СУДЬБЫ

Это неправда, что все социальные лифты отключены, и простому человеку теперь наверх не пробиться. Сегодня у каждого гражданина России есть возможность войти в элиту. Не полностью, конечно, войти, а частями.
Допустим, у элитария почки отваливаются. Вы можете отдать ему свои, и тогда часть вас войдёт в элиту.
Возможности эти неслыханные открываются ежедневно. Элита ведь интересно живёт. Кого-то порезали, прострелили в пяти местах или переехали снегокатом. Там, наверху, всегда что-то требуется: ухо, сердце, глаз, позвоночник.
Нужно только поймать момент, и тогда ваши органы навек срастутся с VIP-туловищем. А значит, смогут посещать лучшие рестораны и магазины, рассекать на спортивных авто, балдеть в люксах для новобрачных – то есть получат то, о чём лишь мечталось. Они ведь, согласитесь, достойны лучшей доли, чем та, что вам выпала. Почему они должны болтаться вместе с вами в метро, бояться увольнения, ждать зарплаты? Почему должны страдать, разделяя ваши неудачи и горести, когда всё лучшее рядом? Они «живут однова», а года летят быстро. Им что, до старости с вами мыкаться?
Ваша печень может войти в изысканный мир и вращаться среди звёзд, модных писателей, олигархов. Она может даже оказаться за одним столом с президентом. С вашей ногой может приключиться то, что ей и не снилось. Она может открывать пинком двери кремлёвские и отрываться по полной: прыгать по столам на приёмах или полететь в космос и дёргаться в безвоздушном пространстве.
Ваши органы, если ими правильно распорядиться, могут жить ярко, с размахом. Они могут всё успеть, всё попробовать и красиво, «на золотом уколе», уйти. Или быть закатанными в асфальт, что простому смертному тоже не всегда улыбается.
В элиту можно войти по-разному: конечностями, внутренностями, даже половой принадлежностью. В неё нельзя войти лишь одним способом – головой. Вот мозги ваши в высшем свете совершенно без надобности. Какой бы здоровый образ жизни голова донора не вела – в элиту её не примут. Свой котелок, пробитый, покоцанный, чмошный, стократ важнее для элитария любого нового котелка. Он знает секрет успеха. Всё ненужное из него давно выброшено и сохранено лишь то, что обеспечивает элитарность. Заменишь голову целиком или вставишь кусочек мозга, и успеха не жди. К тебе почти наверняка вернуться стыд, память и совесть, чувство вины, меры и справедливости. В народе же головы этим забиты. Тебя ещё, не дай бог, в церковь потянет. Или – в СССР.
В котелке элитария вообще полезно порыться. Он ведь вовсе не пуст. Там не только счёт в банке и сверхтонкий презерватив. Там даже идеи встречаются. К примеру, идея «войти в Европу». Идея эта всю душу элитариям вымотала. Уже всю страну развалили. Почти все заводы по европейской указке закрыли, уменьшили численность населения, а в Европу не принимают. Сколько не насилуй Отечество, в элиту желанную не войти. И возникает одна спасительная подсказка: если полностью влезть нельзя, то возможно частями. Ну, не своими, конечно, а государственными.
Ради этого элита живёт, ради этого набирается новых сил и здоровья. И неправда, что в заботах своих элита о народе забыла. Она помнит и открывает возможности.
В принципе, в правящий класс сегодня можно попасть спонтанно. Может, вы и не хотите элитарием стать, а новые правила трансплантации органов таковы, что вас и не спросят. Просто поскользнулся, упал, потерял сознание и очнулся другим человеком.

НОВЫЙ ГЕГЕМОН

Пролетариат исчез, но место гегемона пустовало недолго. Новая сила сгрудилась и объявила о своей диктатуре – это осознавший своё могущество хам.
Скажут: хам был всегда, а в советские времена был такой хам, что мало никому не казалось. Это горькая правда, но… Советский хам был принципиально иным. В его хамстве звенело высокомерие человека труда – осознание своей правоты и величия.
Хам-пролетарий был прежде всего пролетарием. С высоты своего положения он смотрел на «культурных людей», которые в его глазах выглядели невероятно забавно. Это были странные, инопланетные существа. Они жили в своих мирах и, соприкасаясь с нашим миром, страдали. Они не могли видеть, как кто-то писает на углу. Вздрагивали от мата. Они ничего не умели: ни полку прибить, ни собрать тумбочку. Поломка унитаза, душа или дверного замка воспринималась ими как абсолютный тупик, выходом из которого может быть только самоубийство.
Пролетарий прикалывался над этим народом, оттачивая на нём свой специфический юморок. Иногда он вылавливал из уличного потока какого-нибудь «четырехглазого», сажал рядом и учил жить. Протягивал ему стакан и объяснял, что надо быть проще.
Интеллигенцию эти приколы угнетали невероятно, и она мечтала как-нибудь с ними покончить, как-то хама-пролетария усмирить – вырвать из его рук красное знамя, отменить пятилетки, разрушить классовое самосознание. Пусть поживёт без всего этого! Может, и образумится.
Хам-пролетарий не смог без этого жить. Он послал всех подальше и сгинул: просто распался на атомы. Был пролетариат, да весь вышел – умер вместе с советской промышленностью. Обратился в некое товарищество по несчастью, униженное и стыдящееся себя.
Радоваться бы людям культуры, колесом ходить. Пала диктатура постылая! Но оттянуться не довелось. Вакантное место было стремительно занято. И, представьте, не ею. Заняло его то, пред чем просвещённый слой оказался абсолютно бессилен. Пришёл подлинный, всамделишный хам. Пришёл тот, кто сидел в глубоком подполье и у кого к интеллигенции был счёт особый. Это же она гнобила его сто лет подряд: тащила к позорному столбу и давала пощёчины. Это она обзывала его «филистером» и «клопом». Это ей он обязан был тем, что не мог поднять голову и по-настоящему забуреть, а вынужден был таиться, мимикрировать, носить очки и покупать книжки.
Явился тот, кто терпеливо ждал своего часа. И вот час настал…
Настоящий хам, хам-обыватель, огляделся и увидел, что позорный столб превратился в золотой трон, а сам он больше не клоп, а правитель. Что отныне он может всё.
С интеллигенцией новый гегемон поступил просто – взял за задницу и выкинул на обочину жизни. Он сделал это практически сразу, как только пообвыкся на троне. Это был миг триумфа. Интеллигенция получила сполна за все свои нападки и утопические мечты, из-за которых и возникла эта нелепая «диктатура пролетариата».
А потом хам взялся за то, что было символом веры его врага, – за культуру. Он изгадил всё – от детских стихотворений до Большого театра. Он смешал её воды с канализационными стоками. Он отдал её на потеху утверждающим себя извращенцам.
Советское искусство хам объявил тоталитарной чумой. Он топтал его и продолжает топтать, понимая, какая от него исходит опасность. Советское искусство взываёт к истории, а если та услышит зов и вернётся, трон закачается и снова обратиться в позорный столб. Кому-то опять придётся таиться и косить под интеллигента, а этого очень не хочется. Поэтому хам раздувает огонь ненависти – орёт об «ужасном совке». Даже слово изобрёл с перепуга – «десталинизация».
Новый гегемон многое из жизни изгнал. Ему ничего оказалось не нужно: ни наука, ни культура, ни образование, ни промышленность. Ему нужны оказались только скважины, склады и супермаркеты.
Он абсолютно самодостаточен и непробиваем. В этом его сила. Если пролетарий, прикалываясь над «физиками» и «лириками», в глубине души уважал их странные устремления, то нынешний гегемон их искренне презирает. Для него наука – нечто родственное обычному ремеслу. А искусство – вид бизнеса, где правит маркетинг и люди не реализуют себя, а «раскручиваются».
У нового гегемона свой бог – комфорт, своя религия – потребление и своё отечество – брюхо. Он вездесущ: он вверху и внизу, справа и слева. Он крайне агрессивен в насаждении своих культов и правил.
Чтобы укрепить свою гегемонию, хам проводит прозелитизм: ведёт бойкую пропаганду по телевидению, в журналах и на рекламных щитах. Он знает, что делает – выводит в жизнь новые поколения, оторванные от культуры, от истории и от неба. Он хочет, чтобы общество состояло из людей со средними способностями, средним образованием, которые вечно где-то посередине. Этот тотальный средний класс должен быть глух ко всему, что не связано с напряженной жратвой.
Формировать свои легионы гегемону вполне удаётся. И не может не удаваться, потому что противостоять этому способна только интеллигенция. А где она?
Интеллигенция большей частью пошла в услужение к гегемону. Она просочилась в новую жизнь, поклявшись никогда больше не умничать, никуда не соваться и ограничиться практическим знанием. Она засучила рукава и стала демонстрировать креативность в русле необходимых задач – строчить, рисовать, снимать, издавать. С её помощью новый гегемон воплощает свои идеи.
Постепенно эта интеллигенция полюбила хама, который дал работу и объяснил, зачем жить, прогнав её извечную тоску и сомнения. Теперь она ежедневно исполняет перед ним танец страсти.
В этом широком потоке встречаются интересные личности. Это те, кто живёт двойной жизнью – надевает маску, выходя из дому, и снимает её, возвращаясь. Я знал даму, которая днём редактировала «Спид-инфо», а вечером, чтобы не одуреть, перечитывала Достоевского. И классик спас её душу.
Часть интеллигенции очевидным образом ошизела. Она стреляет в мир конспирологическими трактатами, которые крайне интересны с точки зрения медицины.
И совсем малое число интеллигентных людей (сухой остаток) ввязалось в открытую драку, ценой огромных потерь отстояв крохотные островки жизни. Сегодня это последние бастионы, последняя ступень, с которой либо вверх, либо в бездну.

Затоптали на дебатах

"Москва -24". Дебаты, от которых Собянин отказался, и правильно сделал. И Навальному тоже лучше было бы отказаться.
Его "затоптали" другие кандидаты. Мельников - интеллигентностью, Митрохин - компетентностью, Дегтярёв - хамством. Коронки про жуликов и воров, кооператив "Озеро", дзюдоистов Ротенбергов не "прошли", другие кандидаты были ещё критичнее, но по существу. Смотрелся Навальный нудистом-культуристом, вдруг забредшим на городской пляж. Местные стиляге наваляли.

ЧУБОТЕХНОЛОГИЯ

Говорят, что нанотехнология творит чудеса и все другие технологии перед ней просто меркнут. Это величайшее заблуждение. Есть технология, которая потрясает воображение гораздо больше, чем «нано». Это «чубо».

Чуботехнологию изобрели люди, отстаивающие «либеральные ценности». Долго не удавалось понять, что эти слова означают, пока не выяснилось: «либеральные ценности» – это то, что можно украсть. Заводы, фабрики, недра, объекты недвижимости – всё это было «либеральными ценностями», которые логичным образом должны были принадлежать «либералам».

С целью невиданного в истории грабежа была изобретена технология. Общество предприимчивых граждан (ОПГ) стало скупать целые отрасли государства за деньги, взятые у государства этого в долг. То есть грабёж народа был осуществлён на народные сбережения, которые именно потому и растаяли.

В девяностые годы «либеральные ценности» просто рвали из рук. Мир не уставал удивляться такому триумфу «либерализма». В Россию стало тревожно наведываться. То есть акулы могли заплывать и с помощью здешних чуботехнологов отхватывать жирные куски «ценностей», выброшенных на прилавок. А вот рыбы поменьше рисковали сами оказаться зачисленными в разряд «либеральных ценностей» со всеми вытекающими последствиями. Скольких инвесторов замочили во времена перемен – одному богу известно.

В итоге свершилось. Строго по чуботехнологии в России был построен капитализм. Вместо русского чуда состоялось русское «чубо». То есть муть беспросветная.

В годы, когда замутился капитализм, чуботехнология развивалась победно. Было приватизировано всё самое ценное с точки зрения «либералов». Никто из ретроградов к «ценностям» близко не подошёл. Их распилили люди с высоким чувством «либерализма».

Но это было вчера. А что же сегодня?

Сегодня главной «либеральной ценностью» является российский бюджет. Его пилят по отработанной технологии. Появилось «Роснано» (оно же «Росчубо»), «Сколкого» (оно же «Сколького») и прочие «нацпроекты». То есть появились поляны, где государство зарывает золотые и удивляется, что ничего не растёт. А там и не должно вырастать. Чуботехнология ведь предназначена для другого – чтобы казённые миллиарды оседали на личных счетах.

Ещё одной «либеральной ценностью» стали дети. Их по чуботехнологии стали усыновлять за рубеж. Этот бизнес вышел на второе место по доходности после наркоторговли.

Дома, где прячутся граждане, тоже не ускользнули из вида чуботехнологов. Была внедрена система выкачивания денег «управляющими компаниями», созданными местным начальством.

Сами люди тоже оказались ценны. Они ведь состоят из внутренних органов, которые хорошо продаются. Сегодня если человек попал под колёса или расшибся, ему тут же ставят диагноз «смерть мозга», после чего набрасываются на беднягу со скальпелями.

«Смерть мозга» – это такой диагноз, который, в принципе, можно ставить любому. В этом, например, убеждаешься, когда смотришь на наше правительство, втащившее страну в ВТО. Это просто потенциальные клиенты отделений трансплантологии. Их можно сдать туда скопом.

Сегодня по чуботехнологии делается всё, за что платит казна – и в зримой области, и в незримой. Реконструкция Большого театра шабашниками, строительство атомной станции там, где не осталось заводов, или продвижение на клеточный уровень – всё оборачивается позором и воровством.

Дорога, построенная по чуботехнологии, разваливается сразу после отъезда иностранных делегаций, приглашённых на «саммит». Космический челнок к Марсу лететь не желает. Он сгорает от стыда в атмосфере вместе со своими контрафактными микросхемами.

Чуботехнология торжествует. Она внедрена в выборную систему. Как ни голосуй, победят «либеральные реформаторы». Она внедрена в систему образования и стала известна, как «дебилизация». Она стала частью экономической политики государства. Это когда Россия платит за «финансовую стабильность США». Или когда бедствующим семьям не дают ни копейки, но обогащают тех, кто отнимает детей. Она стала частью политических игр, отдающих болотной вонью. Это когда психически больную власть пытаются сменить не на здоровую, а на импортную. И в обмен на это узаконить украденное. Она возбуждает так называемую «элиту». Сегодня по чуботехнологии готовится приватизация №2. Невидимая рука рынка скоро свиснет последнее.

Чуботехнология тащит нас в феодализм или куда подальше. В мире создаётся техника пятого поколения. А что у нас есть пятого поколения? Наверное, только валенки, которые пятое поколение носит.

Не зря иностранный журналист назвал отца этой технологии самым презираемым человеком в России. Как Ксения Собчак стала символом прорвы, так Анатолий Чубайс стал символом распила и саботажа. Тип этот, судя по всему, войдёт в историю как приставка. От него останется слог и порождаемое им отвращение.

Мы помним, как Чубайс принёс Путину лампочку, и оба по этому поводу ликовали. Большевики за двадцать лет создали единую энергосистему, а «либералы» за тот же срок – лампочку. Кто-то, помню, спросил: «Ну и сколько под этой лампочкой распилили?».

Чубайс иногда ставит власти России в неудобное положение. По справедливости его нужно четвертовать. Но отдавая на суд Чубайса, ты автоматически открываешь Нюрнберг-2. Всё «либеральное» ОПГ должно сесть рядом и быть казнённым за преступления против человечности. Разница между фашизмом и «либерализмом» оказалась невелика. Одна «сила тёмная» устроила русский погром и отняла миллионы жизней, и другая сделала то же самое.

Поэтому власти Чубайса хранят. Он жив, а значит, они живы, и можно ещё поживиться.

Робот нашего времени

http://lgz.ru/article/-17-6413-24-04-2013/aplombov-vremyen-ayfonov/

Иван-дурак

Во время приготовления блюда ("Смак" - кулинарная передача) Иван Ургант сказал: "Я порубил зелень, как красный комиссар жителей украинской деревни". Адабашьян, готовивший вместе с ведущим, поддержал шутку Урганта - во время очищения ножа от зелени, сказал, что "стряхивает останки жителей с ножа". Ну не идиоты?

Ещё серьёзней.

Поскольку руководители федеральных каналов категорически не дают интервью (дают только, когда им надо пропиарить какой-то свой теле- или кинопроект), может быть, стоит рапространить первоапрельский опыт с Первым на другие каналы? То есть задать им наши неудобные вопросы и честно ответить на них самим.

Теперь серьёзно

Пригласили через газету (сегодня на первой полосе) Константина Львовича дать нам интервью. Будем ждать8)

Смешно

На Первом нашего первоапрельского розыгрыша не поняли. Как других разыгрывать, так сколько угодно; как - их, так чувство юмора начисто отшибает. А сидят в жюри КВН, в "Розыгрыше" своих жертв чуть не до инфаркта доводят... Жрецы, демиурги. Важные, пафосные... Смешные, право

Розыгрыш

Интервью с Константином Эрнстом не розыгрыш. Просто мы его брали первого апреля.Пельшем клянусь.8)
Пред.  1 2 ... 24 25 26 След.

Новости
23.09.2018

Назначен руководитель департамента культуры Москвы

«Литературная газета» поздравляет Александра Кибовского с назначением на должность министра правительства Москвы, руководителя департамента культуры столицы.
20.09.2018

Ограблен директор музея-квартиры Александра Солженицына

СМИ сообщают, что некий (уже задержанный полицией) гражданин Армении сумел мошенническим путём выманить 12 млн рублей у директора мемориального музея-квартиры А. И. Солженицына.

Все новости

Книга недели
Палата № 26.  Больничная история.

Палата № 26. Больничная история.

Олег Басилашвили.
СПб: Лимбус Пресс, ООО «Издательство К. Тублина», 2018.
– 240 с. – 3000 экз.
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Болдырев Юрий

Скрытый дефолт

Два десятилетия после дефолта 1998 года. К десятой годовщине опубликовал в «ЛГ» ...

Акоев Владимир

«Толстяк», уходи!

Ядерное оружие против мирных людей использовали дважды в истории. Первый раз – 6...