15 августа объявлен шорт-лист литературной премии Bookscriptor. Редакционная команда и ридеры Bookscriptor отобрали 11 произведений, вошедших в короткий список премии – всего на конкурс было прислано 2050 заявок, а в лонг-лист вошло 35 рукописей. 

Всего премия включает в себя три номинации: «Young Adult Fiction», «Фантастика/Фэнтези» и «Новая реальность» (интеллектуальная российская проза). Так как заявки распределились неравно и на соискание премии в категории «новая реальность» было прислано больше всего рукописей, редакция отобрала в этой номинации не трех финалистов, а пять. Победителей премии выберет профессиональное жюри, состоящее из издателей, писателей и литературоведов.


YOUNG ADULT

Гала Узрютова «Страна Саша»

Елена Бумагина «Пусть всегда будет солнце»

Екатерина Рубинская «Псих»



ФАНТАСТИКА/ФЭНТЕЗИ

Дмитрий Димитрин «Хора»

Давид Штерн «Михаэль Перо. И всё. Всё. Всё»

Денис Калдаев «Семь миллионов сапфиров»


«НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» (ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ ПРОЗА)

Денис Гладков «Пентаграмма»

Гала Узрютова «Снег, который я пропустил»

Ваня Тимонов «20 – 22»

Люба Макаревская «Сборник прозы»

Юрий Соболев «У моря»

ЖЮРИ о СОВРЕМЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ, МОЛОДЫХ АВТОРАХ И ПРЕМИИ BOOKSCRIPTOR:


МАЙЯ КУЧЕРСКАЯ – писатель, руководитель Creative Writing School
(о young adult и начинающих писателях):

Янг эдалт набирает популярность и в России, это отличная новость, но есть опасность, что наша литература станет совсем инфантильной. Потому что проза этого формата обязана быть увлекательной, иначе человек 12+ и старше не станет ее читать. В увлекательности нет ничего дурного, но лишь до тех пор, пока эти колесики не начинают крутиться вхолостую. Но вообще думаю, нас ждет в области янг эдалт много интересного, просто потому что этот тип литературы в России только формируется, и авторы, которые берутся за этот жанр - молодые люди, выросшие в новой парадигме, им уже не очень понятен юмор Виктора Драгунского; это - поколение имени Гарри Поттера.

Среди тех, кто учится сейчас в Creative Writing School, лидирует все же реалистическая проза. Хотя немало и фантастических сюжетов. Главный герой чаще всего – человек потерянный. Думаю, это напрямую связано с современной политической ситуацией. Кажется, будто от твоих усилий ничего не зависит, что существуют другие законы, негласные, по которым и живет страна. Это правда, и все же от наших усилий кое-что зависит. Ради этого кое-что и не стоит сдаваться


МИХАИЛ ЭДЕЛЬШТЕЙН – литературовед, литературный критик:
(о литературных прогнозах)

Еще Юрий Тынянов говорил о бессмысленности литературных прогнозов: литературе «закажут Индию, а она откроет Америку». Тем не менее можно предположить, что какие-то тенденции сегодняшнего литературного процесса продолжатся и завтра. Например, понятно, что важное место в литературе ближайших лет будет занимать попытка создать большое полотно на материале перестроечной и постперестроечной жизни. За последние годы мы наблюдали некоторое количество таких попыток, самая очевидная – роман «Ненастье» Алексея Иванова. Правда, пока что практически все подступы к такому полотну неудачны – слишком мало времени прошло, как ни старайся сделать роман, все равно получается газета, только слегка пожелтевшая и потерявшая актуальность. Другая тенденция – как бы исторический роман, сквозь который все равно просвечивает все та же наша современность (так сделан, скажем, «Июнь» Дмитрия Быкова). Мне интересно, рискнет ли кто-то бросить вызов этому тренду и написать роман о сегодняшней жизни, но камерный, без привкуса социальности и вообще с минимумом временнЫх привязок. Мне кажется, это могло бы дать любопытный результат.

ЕКАТЕРИНА ПАНЧЕНКО – заместитель директора Редакции №1 издательства «ЭКСМО» по редакционной работе (о запросах издателей к новым авторам)

Увлекательные истории всегда востребованы и читателями, и издателями – в любом жанре и особенно рассказанные молодыми авторами. Искренность, динамичность, отклик на проблематику сегодняшнего дня, но не сиюминутность – это то, что мы ищем сейчас в наш портфель. Очень хочется больше романов о сегодняшней жизни глазами молодого человека, глазами удивительного нового поколения, живущего в удивительном глобальном, но хрупком мире. А с точки зрения редактора, который ищет в свой портфель новые имена, важно, чтобы автор сфокусировался, не пытался в первом же романе написать все и обо всем, не пытался понравиться публике или издателю, сохранял свой собственный голос, хотя это и невероятно трудно.


ЕВГЕНИЙ БАБУШКИН – писатель, главный редактор «Глаголев FM»
(о современной литературе и премии Bookscriptor):

Что-то странное у нас с литературой. Либо многотиражные книжки на злобу дня, которые стыдно в туалет положить, либо подвальные презентации в заброшенных библиотеках, на которые ходят полдюжины поэтов с перекошенными лицами. Скучно! Спасение придёт — и всегда приходило — из-за пределов книжной индустрии и литературной тусовки. Я уверен, что по окраине Урюпинска уже бродят новые Шекспир и Платонов. Что в русской фантастике уже есть новые Лем и Эллисон. Просто мы не знаем о них. Ридеры «Букскриптора» прочитали 2050 текстов. Я им сочувствую, потому что 90% любого потока — адская графомания. Эти великие люди сделали большую часть работы, нам в жюри осталось прочитать лишь 11 лучших текстов. Наверняка у этих текстов тоже куча несовершенств. Но чем больше таких конкурсов, тем больше шансов найти что-то новое и прекрасное просто методом перебора.

ИЛЬЯ ДАНИШЕВСКИЙ – руководитель проекта «Ангедония» (издательство АСТ), куратор литературы Snob.ru
(о современной литературе и жанровых границах)

Сегодня мы в ситуации, когда «современная» или «актуальная» литература, конечно, не оказывается ни современной, ни актуальной (кому-либо), заранее проигрывая более быстрым медиумам. При этом старые критерии (качество письмо/нарратив etc.) оказываются все более мутными и расплывчатыми, так же, как и жанровые границы. Кажется, сегодня литература не способна ни на что, кроме постоянной попытки эксперимента, вторжения и уничтожения того, что долгие годы считалось литературой и ее золотым каноном, уничтожения иерархического подхода к производству текстов. Премия может подсвечивать зону столкновения нового письма и старого представления о письме, но меня расстраивает, что она все еще выбирает победителей/проигравших, пытается конструировать иерархии (которые не только вредны, но еще и недействительны).

МАРИЯ МАЛИНОВСКАЯ – литературный критик, заместитель главного редактора журнала Literratura
(о премии и современной литературе):

Ответить на вопрос о состоянии современной литературы вряд ли можно однозначно – слишком разное под нею мыслится разными сообществами и институциями. Но если принимать в расчёт тексты, учитывающие современный мировой контекст и осознанно создаваемые внутри него, то с состоянием этим всё в порядке, о чём свидетельствуют и книги самих членов жюри премии – Полины Барсковой, Ильи Данишевского и других, – представляющие разные векторы современных прозаических практик. Премию мы поддержали именно потому, что она при условии грамотной внутренней политики может стать важной точкой входа в литературу для новых авторов, помогая им ориентироваться в современном культурном пространстве, а культурному пространству – принимать их в себя.