И всё-то вытерпит бумага