Пётр Калитин: «Мы учимся дышать в невесомых условиях»