«Мы вступили  в новую эру,  но этого пока не поняли»