Говорун - Сообщения с тегом "Елена Цыплакова"

Елена Цыплакова: «Нам не хватает решимости для добра»

4ecbd39a5a5368a378f057b48e90cebe.JPG
    В Липецке любят проводить кинофестивали.  Написала так и подумала: не всегда знаком плюс такое желание оборачивается. Нечасто привозят на суд зрителя по-настоящему достойный кинопродукт (в современном понимании это хотя бы без обсценного словотворчества, россыпей целовалок и убивалок). В последний же раз липецкого зрителя побаловали так называемым кино без попкорна – картинами, претендующими на серьезность, а потому и обреченными на непростую прокатную судьбу.  А я себя порадовала общением с великолепной актрисой, кинорежиссером и председателем фестиваля Еленой Цыплаковой (вернее: она меня вдохновила своим общением). О чем говорили? О сложностях кинематографической стези, о том, как режиссеру и актеру да еще человеку верующему существовать в текущих обстоятельствах киноискусства.
– Елена Октябревна, меня интересует общая кинематографическая тенденция, которая, на мой взгляд, заключает в следующем. Чтобы высокие идеи донести до зрителя, необходим какой-то сложный, подчас даже больной, деформирующий сознание, материал. Выражаясь образно, чтобы пробиться к истине, надо содрать  колени. И никаких вам примесей лиризма, романтизма, легкости, свойственных, к примеру, тем фильмам, в которых вы снимались в юности. А ведь это тоже были и есть серьезные картины, с философским подтекстом, предполагающие вдумчивого зрителя. Или наше сознание уже настолько изменилось, очерствело, что мы не можем воспринять нравственную, чистую идею, не оголив себе нервы?
К сожалению, на сегодняшний день вообще изменилось пространство киноискусства. Сейчас продюсеры диктуют такой материал, что кажется, обязательно должны быть драки, убийства, – этакий экшен. На самом деле, знаете… ведь истина познается не только в благости. Вот сказано: познай истину и она сделает тебя свободным. Свободным от чего? – От человеческих установлений. У нас очень много человеческих, небожественных установлений везде: не только в миру, но и в искусстве. И свободу все тоже понимают по-разному. Но свобода в Боге – это совершенно другое…
– Свобода от греха?
– Да, да… Это совсем не то же, что вседозволенность. Когда говорят «свобода совести», я всегда смеюсь, потому что совесть – это категория нравственная, поэтому она не может быть свободна от нравственных каких-то величин. И я, когда преподавала, говорила своим студентам: «Вы должны понимать, какого уровня сознания ваши герои. Потому что сказано: кем порабощены, тому рабы». Есть такое деление сознания у философов на плотское, душевное и духовное. Они разные. Ведь мотивация поступков человека зависит от того, какой у него уровень сознания. Если человек – раб плоти, то он угождает только ей; и это самый низший уровень. Если говорить о душевном сознании, то человек, обладающий им, рассуждает так: если меня хвалят – это хорошо, а ругают – плохо. А у духовного человека совершенно иная мотивация. Он может, не возмутившись, а с благодарностью искренней сказать: «Спасибо, что ты меня обличил. Я, наконец, понял, что делаю неправильно». Людей духовного сознания не так много или они есть, но в большей части, может быть, не на поверхности, не выпячивают себя, не лезут в камеры, на экраны.
А вообще двух одинаковых людей нет по уровню сознания, по образованности, жизненному опыту и так далее. Часто нужно иногда через какие-то страшные вещи проходить, чтобы понять важное, магистральное в своей жизни. Конечно, хорошо, когда тебя с детства воспитывают, и ты понимаешь эти истины, и ты можешь воспользоваться чужим опытом, а не своим. Но, к сожалению, такие случаи редки, и люди приходят к высшему, духовному, сознанию, через какие-то страдания. Это только так  кажется, что все просто, а на самом деле – нет. Но иного пути в развитии не бывает: идти надо, делать решительные шаги. У Серафима Саровского спросили: "Скажите, батюшка, чего не хватает современным людям приносить такой плод праведности, какой приносили прежние христиане?» Он ответил: «Только одного.  Собственной решимости». Поэтому такое сложное кино у нас. Есть, конечно, православные фестивали, но они, знаете, иногда странными бывают. В обычном же игровом кино помимо упомянутых внутренних, человеческих, причин есть и другая проблема: когда все выстраивается на уровене зарабатывания денег, то это, действительно, очень сложная ситуация.
– То есть все меньше режиссеров, которые ставят своей целью продвижение нравственных, но «некоммерческих» идей, связанных с верой, моралью? Больше тех, кто руководствуется просто идеей гуманизма (а говоря по-простому, потакания массовому вкусу?)
– Истина должна быть где-то посередине, потому что зритель разный и кино должно быть разным. Оно должно уметь и развлекать. Но маятник в современном киноискусстве часто оказывается ближе к полюсу цинизма. Ведь авторам заказывают материал. Однажды я прочитала такое распоряжение на одном федеральном канале, в редактуре, какие заявки принимать в производство. Там просто на уровне жаргона написано: никаких заносов в религию, политику: надо, чтобы цепляло, но не грузило. Я просто не знаю, какой нужно уровень сознания иметь, чтобы таким языком писать по поводу заявок сценариев, какими они должны быть! Это ситуация близкая к тупиковой. И, к сожалению, найти продюсеров, которые будут формировать духовные картины, сложно. Я счастлива, что у меня в ногинском театре нечасто, но идет на протяжении уже шести лет спектакль по пьесе Александра Володина «Мать Иисуса». Спектакль собирает зрителей: тех людей, кому это надо.
– Как  же вы, человек верующий, находите свою нишу, видите свой путь в актёрской и режиссерской профессиях?
– Я стараюсь все превратить в служение насколько это возможно в наших условиях, потому что вернулась внутренне в профессию с новым мировоззрением, когда всерьез пришла к Богу. И сказала себе: «Буду этим заниматься до тех пор, пока смогу работать не лукавя». Я общаюсь с актерами, я им объясняю, я мат убираю, ругань убираю… Стараюсь отслоняться от пустоты: беру лишь тот материал, который дает возможность говорить о какой-то внутренней жизни героя. Конечно, это не так просто, не все слушают. Но ничего. Есть актеры, которым это нравится и для которых эти разговоры важны.
– Вы часто снимаете сериалы. Но, по-моему, это же сложно: удержать христианскую идею на протяжении шестидесяти серий?
– Да, сложно потому, что яблоки от груши не растут, как говорят. То есть формат сериала диктует свое, но я иногда стараюсь что-то дописывать, доделывать. Вот, например, сейчас снималась у Антона Сиверса (он верующий человек) в 16-ти серийном сериале «Черная кошка», который только вышел в прокат. Мы там додумали много интересных сцен. Моя героиня  – мать главного бандита, верующая женщина, которая в ужасе от того, что догадывается, чем занимается ее сын. Ведь это ее сын. Все муки матери необходимо было прочувствовать, передать. И я радуюсь тому, что после выхода в прокат, мне писали на фейсбуке сообщения очень много разных людей, среди которых были: «Лена, спасибо за роль Матери» (написано было с большой буквы). Потому что люди, действительно, понимают, что какими бы близкими родственными связями мы ни были связаны, свое сознание другому человеку не вложишь.
– Еще такой вопрос меня всегда интересовал, психологический. Человек, играющий роль злодея, сам должен переживать соответствующие эмоции. Он как бы соединяется с силами зла, чтобы войти в роль, и это накладывает на него отпечаток. Мы знаем актеров, которые до такой степени «таскали не своё», как поет иеромонах Роман, что старались походить на своих героев. И это заканчивалось почти всегда трагически. Вспомним Высоцкого, Олега Даля.
–  Я всегда говорила своим студентам: никогда не говорите, когда вы играете человека, который грешит: «Я в предлагаемых обстоятельствах» (есть такой постулат системы Станиславского). Говорите: я показываю, что бывает с человеком, который так поступает. Я молилась, когда хотела понять, почему многих актеров преследует то, что они сыграли. Потому что они визуализируют грех и делают его своим личным, если они оправдывают его. И тогда дальше этот приходится отрабатывать.
– Елена Октябревна, вы как-то говорили, что было бы хорошо, если бы на фестивалях появилось детское жюри. Но детскому жюри нужны детские фильмы, ведь ребенок – это отдельный мир, с одной стороны, а с другой – зрителя нужно готовить с детства, как это было раньше. Сейчас же детское кино практически исчезло как явление из нашей жизни. Почему так происходит? Почему сейчас не снимают фильмов уровня режиссера Динары Асановой, например, – тех картин, в которых вы принимали участие, будучи ребенком?
Мы возвращаемся к тому, о чем говорили. В детские фильмы нельзя ставить рекламу. А это, в свою очередь, не выгодно для продюсеров,  потому что реклама приносит деньги. И детское кино обычно стоит очень дорого. Взять любую сказку: это же декорации…В целом, все упирается в большие денежные вложения. Я сняла 6-ти серийный детский сериал «Полосатое лето». Его показали пару раз по телевидению – и всё. А у нас там играют чудесные ребята: там Коля Расторгуев в роли негодяйского продюсера, Света Копылова играет журналистку, Леша Булдаков – начальника лагеря, в который ребята приехали отдыхать, заниматься спортом. Мы заплатили мизерные деньги продюсеру, которые вообще не оправдали того, что было вложено. Это невыгодно сегодня, к сожалению. Было бы прекрасно, если бы ситуация изменилась, и детский зритель вновь получил свои фильмы, а мы бы двигались решительно в ту строну, в какую и показано двигаться хорошему кино.

Новости
14.11.2018

«Слово против катастроф»

Организаторы: Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, «Литературная газета», «Российский книжный союз»
Прямая трансляция состоится на нашем сайте 16.11.2018 с 14.00 до 16. 00
08.11.2018

Первый день “Диалога Культур”:

Фильмы, дискуссии, немного укропа и эмоции участников

Все новости

Книга недели
Знаем ли мы всё о классиках мировой литературы?

Знаем ли мы всё о классиках мировой литературы?

Мария Аксёнова. Знаем ли мы всё о
классиках мировой литературы?
М.: Центрполиграф, 2018  –
318 с. – 3000 экз.
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Макаров Анатолий

Заветные «мрии»

Советская вольномыслящая интеллигенция Украину недолюбливала. Бывало, сообщишь з...

Волгин Игорь

Нигилисты тоже любить умеют

Эти северянинские строки я впервые открыл для себя в далёком детстве. Особенно п...