ГАЗЕТА "ЛИТЕРАТУРНЫЙ МАЯК"

ГАЗЕТА "ЛИТЕРАТУРНЫЙ МАЯК"

Газета «Литературный маяк»

Вышел очередной (февральский) номер газеты «Литературный маяк»

https://vk.com/doc320010262_437285691?hash=7536afed24..


В этом номере читателей ждёт эссе писателя Николая Алешинцева посвященного Дню защитника Отечества «Воинство Господне», стихи Евгения Некрасова, Виктора Тарасевича, Александра Чиркова, Владимира Захарьина, Любови Федуновой.

Интересен отклик на статью Леонида Вересова, опубликованную в предыдущем номере «ЛМ», посвященную судьбе младшего брата Николая Рубцова – Бориса. Ветеран педагогического труда Екатерина Ивановна Мазохина приводит новые, ранее неизвестные факты жизни Бориса Рубцова.

Продолжается и публикация «Записок вологжанина» Павла Золотова, уже вызвавшая большой интерес, как у краеведов, так и у обычных читателей.

А здесь один из материалов номера…

Николай Алешинцев

Воинство Господне

Сегодня проводы в армию и над городом торжествует и плачет вечная музыка марша «Прощание славянки». В отличие от бравады и стальной уверенности в победе военных маршей, она вызывает, во всех слышащих её какую-то необыкновенно светлую грусть, тревогу и даже нежность. Всё подчинено ей: и эти принародные поцелуи, и опустошающая душу мысль, как он (она) будет без меня, и желание обнять, чтобы никогда не расставаться. А ещё злость на тех, чьей волей произойдёт это тревожное расставание. К тем, кто после протяжной команды: «По машинам!» возьмёт на себя ответственность за судьбы молодых ребят, пока ещё уверенных в своей исключительности и обязательном героическом возвращении. Возьмёт ли?
А, где-то гремит война, разгулявшаяся смерть не щадит ни правых не виноватых и радуется, что за тысячелетия своего существования мы не научились жить в мире. Под «бабочками» и галстуками вершителей судеб до сих пор бьются тупые сердца неандертальцев.
От военкомата ухожу старым парком. Вот по этой аллее не раз проходил писатель Пришвин. Однажды он написал: «У меня своё, у тебя своё, у него,… а вместе это Родина. Чувствовать вместе «своё» мы научились на войне». Вот он, русский характер. Чтобы осознать необходимость единения, обязательно нужна какая-то беда.
Я трогаю холодный ствол липы. Наверное, она знала, каким уходил на русско-турецкую войну мой прадед. В 1877-78 годах он оборонял Шипку.
Век спустя болгарка-гид рассказывала мне, советскому туристу, о той трагической обороне. Зима в то время выдалась необычайно суровой, и многие русские воины просто замёрзли на обжигающем горном ветру, но не ушли, не сдали туркам стратегически важную высоту.
Когда туристическая группа поднялась на Шипку, там тоже было ветрено и холодно. Многие из нас поспешили вернуться к подножию. У русских солдат – освободителей Болгарии, Румынии, Сербии, Черногории, такой возможности не было.
Мой дед, Сергей Прокопьевич, в Первую Мировую был ранен в колено химической пулей.  В Гражданскую воевал в легендарной конной Будённого, и вместе с ней прошел с боями десять тысяч километров. Это из его рассказов я узнал о страшном переходе из Туркестана до Черного моря. Люди засыпали в седлах, лошади умирали под всадниками, их меняли, отбирая других у крестьян попутных станиц. Армия с боями шла к цели. Дед часто видел Будённого, когда командарм выступал перед солдатами и в завершении своей речи матерился в адрес «белой сволочи», вызывая в среде кавалеристов уважение и уверенность  в правильности выбранного дела. Полному Георгиевскому кавалеру (а по Уставу, рядовому, имеющему Георгиевский крест, обязаны были отдавать честь генералы), ему предоставлялись значительные в царское время льготы, но Будённый выбрал революцию.
Можно много говорить о кровавости гражданских войн и революций. Но ведь кто-то доводил и доводит народ до такого состояния, когда чаша народного терпения переполняется, и бунт видится единственным и действенным способом борьбы за справедливость.
Сейчас, когда по книгам я многое знаю о трагедии «белого» движения, о его героях и мучениках, мне ничего не приходит в голову, кроме слов прощения и покаяния для тех и других. Для красных и белых. Для наших.
Рок судьбы, или бездарность правителей бросали моего деда то на соляную корку озера Сиваш, то в молдавские сады, где по палаткам стучали переспевшие яблоки, то в заснеженную украинскую степь, где их – победителей, возвращающихся на родину эшелоном, на целых две недели остановила метель. Они жили в оторванном от мира поезде, голодали, замерзали, и многие сходили с ума, потому что им грезились молдавские яблоки.
Деду спасли жизнь восемнадцать черных сухарей, которые он ел по одному в сутки. И вернулся.
А вот его сын Савватий, сложил свою голову в открытой всем ветрам степи под Сталинградом.
Кого судить, кто ответит?
Почему я, достаточно благополучный житель нынешней России, пишу об этом? Боюсь, очень боюсь, что всё забудется, разрушатся памятники, уйдут ветераны, и правда и трагедия русского воинства растворится в космической пыли. Слава Богу, я ещё имел возможность говорить с непосредственными участниками, нет, не героических, а скорее горьких, событий последней войны. Мне думается, что идущее за нами поколение, тоже должно о них знать. Хотя бы для того, чтобы ненавидеть войну.
В 1944 году, при освобождении Румынии, мой отец спросил крестьянина, хорошо знавшего русский язык: «Ответь мне на один вопрос: когда вам жилось лучше – при Антонеску или при нас?» Румын даже не задумался: «Лучше жилось, когда Антонеску уже сбежал, а вы ещё не пришли». Уже по этому ответу можно было предвидеть, что освободители скоро станут оккупантами. Ни один народ не живёт без чувства собственного достоинства и братство не дань Бога, а тончайшая нить, сохранить которую возможно только мудростью и уважением. Ни чем более. И уж тем более не пушками.
Моя армия. Так считало поколение моих родителей и моё поколение. Мы гордились ею и шли служить с твёрдой уверенностью, что без нас она не обойдётся. Уходить было грустно, и сердце щемило предчувствие чего-то нового, неизведанного. Но верилось в лучшее.
Это потом будут подонки, рабы и хамы среди «стариков» сержантов и офицеров, стремящиеся разделить нас по году призыва, национальности и по нашей вере…
Зато об истинных отцах-командирах, об армейских друзьях память сохранится до конца жизни.
И в мирное время мы делали маленькие подвиги, ради тех, кого полюбили за справедливую строгость, за понимание наших чувств, переживаний и проблем.
Как-то вы сейчас, дорогие мои офицеры: капитан Левченко, старший лейтенант Куянец,  капитан Нетименко, майор Ермишин?
Где вы, рядовые Браулов, Кучко, Симоненко, Халбаев?  Не в разных ли странах мы живем?
А я всегда хотел, что если в атаку – то с вами.
Неужели кто-то из вас, по указанию очередного параноика, пошлёт своих сыновей стрелять в моего, совершенно ни в чём не виновного, сына? Сквозь чистые слёзы воспоминаний вижу нас вместе на праздничном параде в честь Победы, одержанной нашими отцами. Нас, чьи сердца бьются, как единое целое. Нас, чьи лица так похожи на лица не пришедших и вернувшихся солдат прошедшей войны.
А в парке молодая мама прячется за берёзку от своего малыша. Он сначала спокойно обходит одно деревцо за другим, заглядывает за тумбы и под скамейки. Но мамы нет. И я вижу, как наполняются слезами глаза малыша и вот уже сквозь прорвавшийся детский плач слышатся горестные слова: «Оставила! Оставила!» У мамы, выбежавшей из укрытия на глазах слёзы и страх. Она неловко поднимает малыша и, оправдываясь, шепчет: «Разве я тебя оставлю, малютка моя, как ты мог такое подумать?»
Россия! Никогда не оставляй своих сыновей!


 

Новости
17.09.2018

«КАПИТАНСКАЯ ДОЧКА»

Первая премьера Театра «У Никитских ворот» в новом сезоне - мюзикл «Капитанская дочка» по хрестоматийной повести А.С. Пушкина.
14.09.2018

Творческий вечер Вениамина Смехова

Встреча с легендарным актером «Театра на Таганке», народным артистом России. Вениамин Смехов расскажет о знаменитом спектакле по произведениям Маяковского.

Все новости

Книга недели
Палата № 26.  Больничная история.

Палата № 26. Больничная история.

Олег Басилашвили.
СПб: Лимбус Пресс, ООО «Издательство К. Тублина», 2018.
– 240 с. – 3000 экз.
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Болдырев Юрий

Скрытый дефолт

Два десятилетия после дефолта 1998 года. К десятой годовщине опубликовал в «ЛГ» ...

Акоев Владимир

«Толстяк», уходи!

Ядерное оружие против мирных людей использовали дважды в истории. Первый раз – 6...