ЖИВЁМ ВБЛИЗИ ПУСТОГО ХРАМА

ЖИВЁМ ВБЛИЗИ ПУСТОГО ХРАМА

ЖИВЁМ ВБЛИЗИ ПУСТОГО ХРАМА

Говоря о бедственном положении русской деревни, рассуждая о том, что именно там, в деревне, сохраняется народная культура, традиции, нравственность и т.д., понимая, что надо поддерживать наше сельское хозяйство – основу безопасности (и не только «продовольственной») нашей Родины, мы зачастую забываем, что и «народная культура» (не так уж много её и в деревнях-то осталось, если честно), и «нравственность» и прочие моральные ценности, для русского человека уже более тысячи лет, прежде всего – православные ценности. Народная культура – это не только и не столько хороводы в народных костюмах (настоящим народным костюмом деревенских мужиков давно стала «камуфляжка» удобная в быту и в работе, кепка, поношенные кроссовки или резиновые сапоги) но, прежде всего, православная вера.
И вера эта, а значит и культура, в народе живёт (и не только в деревнях) – практически в каждом деревенском доме есть иконы и т.д. Уже другое дело, что преобладает – внешнее или внутреннее (а то ведь под этими иконами и умирают, упившись водкой). И в советские годы, в моём детстве, я помню – почти в каждом доме в деревне, в которую я приезжал на каникулы из Вологды, были иконы и никуда их не прятали, а у старушек и лампадки перед иконами теплились…
К чему я всё это?.. В Вологодском районе (а я работаю в районной газете) я знаю лишь одного священника, постоянно живущего в селе (о. Александр, в селе Кубенском в сорока километрах от Вологды) и служащего в храме этого же села.
Да, в нашем Вологодском районе восстанавливаются и освящаются храмы, строятся часовни, на Крещение очереди машин выстраиваются к чудотворным источникам… Но во всех этих храмах, часовнях – служат городские священники, приезжающие лишь в праздничные дни. В эти дни храмы полнятся народом – слава Богу!..
Но почти нет священников, живущих среди своих прихожан, знающих заботы и радости крестьянина, его семейные проблемы, готовых в любой момент, например, выехать в глухую деревеньку для исповеди, просто поговорить с каким-нибудь механизатором, вдруг задумавшемся «о смысле жизни»… Ах, как же не хватает таких священников! Без них, без их, не наездами, а постоянной жизни в селе, при храме – не может быть и речи о восстановлении деревни.
В деревне Тимонихе Харовского района Вологодской области, на родине Василия Ивановича Белова, его трудами и заботами восстановлен и освящён храм. Но священник приезжает в тот храм на службу, кажется, лишь в дни наезда в Тимониху «гостей» (взяли моду целыми автобусами туда ездить), ну, возможно на церковные праздники. Другое дело, что в Тимонихе практически никто не живёт, да и в окрестных деревнях народу не густо (но есть, есть). В то же время – создан «комитет возрождения Тимонихи», проводятся «народные праздники» в полумёртвой деревне с наездом городских гостей и «народных коллективов» в сарафанах. А то ещё надумали «возрождать» Тимониху с помощью молодых фермеров (не местных, иногда даже городских ребят, окончивших сельхозВУЗы), есть планы (и уже осуществляются) превращения Тимонихи в «туристическую зону», устроивают там «всероссийский сенокос»… Все эти праздники, «сенокосы», наезды туристов заканчиваются, конечно, обычной пьянкой… А надо – дать работу местным мужикам. И обязательно нужен священник!  Да, ему, священнику, будет трудно там, среди спивающихся от безработицы и безнадёги мужиков, да, будет множество бытовых сложностей… Но, если бы нашёлся такой подвижник! Может быть – всё было бы спасено…
Вот много говорят об «институте» военных священников, но разве не менее важен «институт» сельских священников? В нашей (Вологодской) области принимаются всевозможные программы поддержки молодых специалистов на селе (и поддержка эта, пусть и недостаточная, есть). Но почему нет программы поддержки сельских священников? Осуществлять её должны бы, конечно, не светские власти, а церковные. (Или я чего-то не знаю?)
Вот и получается, что и храмы восстанавливаются, а по-прежнему, как Рубцов сказал: «Живу вблизи пустого храма…»
И это не говоря уж о множестве до сих пор не восстановленных храмов. Даже хуже: в том же селе Кубенском, где живёт и служит о. Александр, есть и другой храм, до сих пор используемый под «Дом культуры». Да никакой это не дом культуры! Это храм! Храм, над которым ежедневно продолжается надругательство. Да лучше закрыть его пока, если нет возможности восстановить. Для дискотек же и прочих «культурных мероприятий» достаточно, извините, простейшего сарая. В Зааникиевской Владимирской пустыни и сегодня, как и в советское время расположена коррекционная школа… Примеры можно множить…
Но вернёмся на землю, в деревню, в Вологодский район. На фоне других районов области, да и многих регионов России, сельское хозяйство здесь живёт и развивается – на фермах ставятся доильные роботы (первый в России именно у нас появился в колхозе «Родина»), на полях работает мощнейшая (в основном, конечно, импортная) техника… Но, ведь если только в землю смотреть, забывая о небе, можно и на земле, в той самой «хранящей нравственность» деревне (при нынешних-то средствах связи все городские пороки через телевизор и интернет в деревню приходят также, как и в любую городскую квартиру) в самого настоящего «потребителя» и рвача превратиться.
А о небе и должны напоминать раскрытые двери сельских храмов, батюшки, живущие общей жизнью со своим народом.

 

Новости
14.11.2018

«Слово против катастроф»

Организаторы: Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, «Литературная газета», «Российский книжный союз»
Прямая трансляция состоится на нашем сайте 16.11.2018 с 14.00 до 16. 00
08.11.2018

Первый день “Диалога Культур”:

Фильмы, дискуссии, немного укропа и эмоции участников

Все новости

Книга недели
Алексей Баталов. Жизнь. Игра.  Трагедия.

Алексей Баталов. Жизнь. Игра. Трагедия.

Михаил Захарчук.
Алексей Баталов.
Жизнь. Игра. Трагедия. 
– М.: ЭКСМО, 2018. 
– 288 с. –
2000 экз.
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Кабыш Инна

Хамить разрешается

Я ушла из школы. Мой последний рабочий день пришёлся аккурат на День учителя.

Болдырев Юрий

Авансы японцам

Вопрос о «национальной идее» опять оживляют – теперь к 25-летию Конституции.