«Мы отточили им клинки!»

«Мы отточили им клинки!»

В кровопролитных баталиях Гражданской войны дилетантов было крайне мало

Помнится, работы отечественного историка Александра Кавтарадзе были очень популярны в период перестройки, поскольку с неожиданной стороны раскрывали истоки побед в Гражданской войне.

ed627161408975ec618bc4a3dbce8959.jpg

Не гламурная Анка за пулемётом и не чубатый ухажёр Петька предрешали исход сражения, и даже не песенный матрос, «партизан Железняк», который неизвестно куда шёл — на Херсон или Одессу, имея с собой с десяток гранат...

Всё, оказывается, достаточно просто: в ряды Красной армии было рекрутировано до 70 тысяч бывших царских офицеров. Правда, у драматурга Всеволода Вишневского, всегда опиравшегося на ленинское ПСС, эта завораживающая цифра в «Оптимистической трагедии» выглядит скромнее — 22 тысячи.

Многие из них — элита, чины Генерального штаба, старшие офицеры, в редких случаях — даже полные генералы. Ни о каком дилетантизме у красных, следовательно, речи и быть не могло, на командную и штабную должность в войсках почти и не назначался случайный человек. Профессионалы белой армии сражались против не менее искушённых военных, «военспецов», если переходить на большевистский сленг.

В этом смысле характерно высказывание Петра Врангеля при обстоятельствах более чем печальных, когда белым пришлось покидать пределы Отечества в ходе спешной эвакуации из Крыма. На откровенный вопрос соратника по борьбе: мол, не жалко ли Петру Николаевичу оставлять Родину, берег которой уже стремительно исчезает, как мираж в пустыне, Генерального штаба генерал-лейтенант ответил так:

— Вовсе нет! С такой армией этой стране больше ничего не угрожает. Это мы отточили их клинки!

Произнесённая фраза и послужила названием документального фильма, снятого режиссёрами Константином Игнатовым и Верой Кильчевской по сценарию Алексея Чупова.  

Высказываясь таким образом, вряд ли Врангель имел в виду собственно белых. «Если вы такие умные, то почему такие бедные?» — так, кажется, говорят в подобных случаях и говорят не зря, ведь это красные одержали верх. Было бы глупо при полном и окончательном разгроме блефовать, приписывая себе какие-то заслуги в области военного искусства, когда главного результата — победы — как не бывало. Что же подразумевал за этой фразой генерал?

Клинки красных отточили кадровые офицеры старой Русской армии, которые в условиях новой, абсолютно нестандартной войны (на Востоке она, к примеру, шла на узком пространстве, вдоль Транссиба) смогли реализовать свои способности.

Фильм называет эти яркие личности, как, допустим, Генерального штаба полковник Йордан Пехливанов. Он, русский офицер с болгарскими корнями, пошёл служить красным в феврале 1918 года, когда немец пёр на Петроград, и худо-бедно, но сумел остановить продвижение захватчика на псковском направлении. Отряд бойцов, сколоченный им наспех, стал, собственно, прообразом будущей регулярной армии под Красным знаменем. Возможно, и сделали бы из полковника героя, если бы он всё-таки не принял сторону белых.

Или другой царский полковник — эсер Александр Егоров, будущий начальник Генерального штаба РККА. Войска Деникина под Царицыном изрядно поколотили его войска, а за одного битого, говорят, двух небитых дают. По сути, это командарм Егоров, ставший затем и командующий Южным фронтом, остановил натиск Генерального штаба генерал-лейтенанта Владимира Май-Маевского, вовремя оценив стратегические просчёты масштабного и стремительного броска белых армий на Москву. В таких случаях возникает классическая военная опасность — растянутость коммуникаций, которая всегда оставляет соблазн для противника фланговыми ударами пройтись по его тылам, что и было красными сделано (рейды Первой конной).

Кадровые офицеры, служившие на той и другой стороне, точно соревновались друг с другом: чья возьмёт? Только у белых эта состязательность носила, что называется, идейный характер, а у красных им, бывшим, приходилось всё время балансировать на грани жизни и смерти: победил — честь тебе и хвала. Проиграл сражение — стало быть, явный «контрик», пусть тобой теперь занимается ЧК.

Человек, который, по версии авторов фильма, в критических ситуациях вызволял военспецов, обращаясь в «тронный зал» большевистского Олимпа, — «зауряд-врач» (если по диплому) Эфраим Склянский, креатура Свердлова. Она была предложена в качестве зампреда Реввоенсовета, возможно, для контроля не только над «демоном революции», но и над всей военно-политической ситуацией в стране.

Эта «превосходная человеческая машина» композиционно становится едва ли не главным фигурантом документальной картины. Даже анонс фильма начинается с интригующего посыла, как и первые кадры картины:

«27 августа 1925 года в Нью-Йорке при загадочных обстоятельствах утонул Эфраим Склянский, в прошлом — правая рука Льва Троцкого. Есть мнение, что убрали Склянского по прямому приказу Сталина. Вместе с ним в водах озера утонуло множество тайн».

Правда, каких именно тайн, мы так и не узнаем.

Выходит, Троцкий — только «свадебный генерал», а всю черновую работу проделывал «строитель и собиратель» Красной армии Эфраим Склянский. Ну что ж, в любой исследовательской работе должно быть хотя бы мало-мальски новое слово, и оно в картине «Мы отточили им клинки. Драма военспецов», безусловно, есть.

Но хрен редьки не слаще. Не Троцкий, так Склянский. Хотели того авторы фильма или нет, они лишний раз подтвердили: «зачистки» в Красной армии, сформированной врагами России, при возврате страны к патриотизму были неизбежны. «Драма военспецов» — в однажды сделанном ими выборе.  

А теперь нас призывают объективно оценивать Октябрь, как будто его сторонники раз и навсегда выиграли столь долгое и самое кровопролитное в истории всех времён и народов сражение. Это ведь только победителей не судят — с побеждёнными разговор у потомков всегда короток…


Николай ЮРЛОВ,
КРАСНОЯРСК

На снимке: советские военачальники Ян Гамарник, Михаил Тухачевский, Климент Ворошилов, Александр Егоров и Генрих Ягода (справа налево) у Мавзолея В.И. Ленина, 1935 год
Фотохроника ТАСС

Новости
14.11.2018

«Слово против катастроф»

Организаторы: Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, «Литературная газета», «Российский книжный союз»
Прямая трансляция состоится на нашем сайте 16.11.2018 с 14.00 до 16. 00
08.11.2018

Первый день “Диалога Культур”:

Фильмы, дискуссии, немного укропа и эмоции участников

Все новости

Книга недели
Знаем ли мы всё о классиках мировой литературы?

Знаем ли мы всё о классиках мировой литературы?

Мария Аксёнова. Знаем ли мы всё о
классиках мировой литературы?
М.: Центрполиграф, 2018  –
318 с. – 3000 экз.
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Макаров Анатолий

Заветные «мрии»

Советская вольномыслящая интеллигенция Украину недолюбливала. Бывало, сообщишь з...

Волгин Игорь

Нигилисты тоже любить умеют

Эти северянинские строки я впервые открыл для себя в далёком детстве. Особенно п...