Читая Горького и других классиков.... - Сообщения с тегом "М. Горький"

2. СССР и М. ГОРЬКИЙ ГЛАЗАМИ ИНОСТРАНЦЕВ — 80 лет назад.

D15FFF16-10F2-48E3-8CC3-CEE5AB68EDDC.jpeg

1

Третья хорошая новость - нашёл книгу «СССР ГЛАЗАМИ ИНОСТРАНЦЕВ. 1917-1932 гг.». Давно искал ее в интернете. Она была издана в 1932 г. — до Первого съезда советских писателей, проведённого в августе 1934 г.

В ней собраны отрывки из произведений свыше ста иностранных писателей разной политической ориентации, выходцев из различных классов. И все они признали, что Великий Октябрь стал тем историческим рубежом, с коротого начинается движение человечества к новой НЕкапиталистической цивилизации.

66838F09-E66E-438C-867B-8FA491AB04D8.jpeg

Об изменениях, происшедших в Советской России за 15 лет, писали не сталинские «соколы» и «инженеры человеческих душ», а иностранные писатели, критически оценившие увиденные своими глазами перемены, происшедшие  в стране, в которой власть перешла в руки рабочих и крестьян. В стране, в которой продолжалась острейшая классовая война с остатками паразитических классов помещиков, кулаков, купцов, белых офицеров и интеллигентов. Теми самыми, которых за их подрывную деятельность против большевистского режима законно карал так называемый «красный террор», и которых сегодня очень жалеют их дети и внуки, делающих удивлённый вид,  будто не понимают законов классовой борьбы буржуазии с пролетариатом, победившим в жестокой битве двух классов.

   Даже те писатели, которые не всегда правильно оценивали завоевания Октября, отмечали, что СССР — единственная страна, где «рождается новый человек, где куется новое будущее». Даже они, как и все остальные авторы, заявляли, что «в момент решительной схватки строящегося социализма с загни­вающим капитализмом подавляющее большинство станет на за­щиту страны пролетарской диктатуры». (с. 685)

2

Привожу несколько отрывков из этого сборника. Многие писатели и их произведения, из включённых в сборник составителями, сегодня поливаются липкой грязью, покрываются гадкой ложью, только ради того, чтобы молодые россияне не смели читать их книг, и верить в их правду о  молодом по возрасту 15-летнем СССР.

То, что видели иностранцы, видел и М. Горький, лечившийся в Италии и навещавший Россию с 1928 г. и видевший те же огромные перемены в жизни тех босяков, которых он описывал в молодые годы, рабочих— в романе «Мать». Рабочие и крестьяне встречали своего родного пролетарского писателя, самого известного в мире из всех русских писателей, с восторгом толпами всюду, где он только появлялся.

    Поэтому все враньё о том, что Сталин «вызвал» М. Горького, чтобы заставить его писать о «вожде» книгу, а затем убрать писателя в мир иной, есть не что иное как вонючая ложь буржуазных нечистоплотных на руку литературоведов. Ложь сознательная, пропагандируемая по всем каналам теми, кто работает в системе, описанной английской исследовательницей Френсис Стонор Сондерс в книге «ЦРУ и мир искусств: культурный фронт холодной войны» (1999, в США - 2000, русский перевод - 2013 г.)

    Сталин любил и уважал М. Горького, русского писателя, чьи книги он читал с огромным удовольствием, и на чью помощь он надеялся не только в организации советской творческой интеллигенции, но и в организации движения прогрессивной интеллигенции на международном уровне для борьбы с фашизмом и гниющим империализмом. Почитайте выступления Сталина и других руководителей компартии о международном положении на XVIII и XIX съездах ВКП(б)!

ТЕОДОР ДРАЙЗЕР

  • (Теодор Драйзер (1871-1945) — один из крупнейших современных американских писателей. Его перу принадлежит ряд романов, в которых он показывает быт и нравы современно­го американского буржуазного и мелкобуржуазного общества  «Сестра Керри», «Финансист», «Гений», «Американская траге­дия» и другие романы Драйзера получили мировую известность. В 1928 г. Драйзер посетил Советский союз и в течение 11 не­дель объехал крупнейшие центры страны. Он выпустил книгу «Драйзер смотрит на Россию». В ней немало ошибочного, по­скольку в тот период Драйзер не сумел понять и уяснить себе все происходящее в стране строящегося социализма, но в то же время он увидел, что зто единственная страна, где куется новая жизнь на новых основах и взаимоотношениях. Поездка в СССР была поворотным пунктом в творчестве Драйзера. С одной сто­роны, она вызвала бешеные нападки на него со стороны всей американской и мировой буржуазной печати. С другой сторо­ны, столкнувшись с первыми явлениями мирового кризиса, он стал все отчетливее понимать, что только пример СССР указы­вает выход из тупика, в который завел страну капитализм. Его публицистические статьи за последние два года, его последняя книга «Трагическая Америка», противопоставленная им самим его «Американской трагедии», говорят о тех сдвигах, которые произошли в авторе за последние годы.)

ЧТО Я УВИДЕЛ В СОВЕТСКОЙ РОССИИ?

«....Я пришел к выводу, что Россия, по всей вероятности,

превратится в одну из самых мощных экономических сил, какие когда-либо существовали в мировой истории. Вот некоторые из самых важных, с моей точки зрения, положительных черт советского строя.

«Первая. Руководители советского государства, как

практики, так и теоретики, отлично понимают, что труд в той или иной его форме, умственный или физический— наилучшее занятие для всех людей, тогда как наихуд­шее — безделье как вынужденное, так и добровольное. Осознав это, руководители советского государства взяли на себя распределение работы среди населения и искоренение безделья. Это я одобряю.

«Вторая. Они понимают, что количество труда, которое каждыйдолженпроизводить, не должно превышать той нормы, которая необходима, чтобы все могли пользоваться преимуществами и удобствами, предоставляе­мыми населению государством, высоко развитым в экономическом, художественном, интеллектуальном и социаль­ном отношениях. Остальным своим временем индивидуум может располагать, как он хочет.

«Третья. На меня произвело глубочайшее впечатление ... то, что я наконец увидал правительство, которое сознает,

каковы великие творческие возможности человеческого разума. Оно полно энтузиазма перед этим разумом и ждет, когда он, сбросив с себя гнет догматов и освободив­шись от рабства, поведет человечество от невежества и горя к знанию и счастью. Советское правительство на­ столько воодушевлено этой идеей, что его работа, направ­ленная к освобождению и воспитанию человеческого ра­зума, проникнута пафосом....

     О советской системе образования.

«Здесь я, кстати, должен заметить, что система воспита­ния детей, проводимая в России, является одной из наилучших, какую мне когда-либо приходилось наблюдать. Система эта действительно замечательная, и у меня неволь­но возникает мысль, не приведет ли она с течением времени к созданию нового человека и, как следствие, к созданию самого идеального государства, какое когда-либо сущест­вовало. Я, во всяком случае, надеюсь, что так будет.»

     О богатствах.

«В условиях Советской России невозможно никакое индивидуальное накопление богатства. На мой взгляд, это одно из наиболее ценных достижений советской власти. Правительство руководствуется тем положением, что индивидуальное обогащение одних может повести к бедности и нужде других, а этого оно не хочет и не может допус­тить. Чтобы предупредить такое нежелательное явление, правительство образует своего рода сверхгосударственный или общегосударственный трест. Этому общегосударст­венному тресту принадлежит все, и он все контролирует. Организация его общеизвестна.... Существование же его оправдывается все возрастающим благосостоянием населения. Всем, кто не верит, что благосостояние населения растет, советую поехать в Россию, самим посмотреть и лично убедиться в этом.

     О труде

«.... Если труд в той или иной его форме является общим уделом всего населения, надо стремить­ся, чтобы условия, в которых работает каждый трудя­щийся, были наиболее удобными и приятными. Уже стро­ятся, а в дальнейшем будут строиться в еще большем ко­личестве, наиболее практичные и одновременно наиболее приятные типы фабрик, контор и жилищ. Все помещения, где трудящиеся проводят свою жизнь, будут настолько привлекательными или по крайней мере комфортабельны­ми, насколько в человеческих силах сделать их такими.

«Достигнуто значительное — по мнению некоторых лиц, чуть ли не фантастическое — улучшение условий жизни и труда в России. Такое улучшение проводится по­ всюду, нередко при наличии самых обескураживающих препятствий, например: сурового климата, невежества масс и т.д. Куда ни взглянешь,— будь то Кузнецкий бас­сейн в далекой Сибири, с его угольными копями, стале­литейными заводами и силовыми станциями; будь то До­нецкий бассейн на юге Европейской России, богатый угольными, соляными, железными, марганцевыми и свин­цовыми залежами; будь то Одесса, Ленинград, Киев, Нижний-Новгород или Ташкент,— повсюду видишь, как прово­дится в жизнь одна и та же идея, видишь, как она проявляется в самой структуре и технике всего, что там делается. Например, на рудниках в Сибири и в Донецком бассейне (боже, как суровы и ветрены эти места!) вы найдете все условия, наиболее гарантирующие безопасность и удобство работы: безопасные лампы для шахтеров, систему усиленной вентиляции под землей, электрическое осве­ щение, электрические буры, противогазы и т. п. Шахтер одет в специальную одежду, выдаваемую ему государством»....

        «Не менее искренно я восхищаюсь системой образования, принятой в Советской России. Социальный подход к зна­нию так интересен, так прост и ясен и так умен, что более умного, мне кажется, я никогда не видел. Больше того, — я желаю, чтобы систему образования, принятую у нас в Америке, заменили этой новой, такой необычайно ясной, обеспечивающей усвоение знаний и уменье мыслить. Даже при самом поверхностном наблюдении над результатами, которых достигли наши американские школы, насколько

о них можно судить по уровню умственного развития со­тен тысяч юношей и девушек, ежегодно оканчивающих их, приходится признать, что наша молодежь меньше всего приобретает от школы «уменья мыслить». Увлекаясь расширением программы и усовершенствованием курсов раз­личных наук в наших учебных заведениях, мы утеряли из виду неоценимо полезное свойство человеческого ума— уменье и необходимость сосредоточиваться и самостоятельно мыслить...

«И вот в России проводится система образования, кото­рая приучает ребенка к самостоятельному мышлению. Уже одно это, не говоря о других превосходнейших ее сторонах, настолько ценно, что она вызывает во мне ис­кренний энтузиазм, и я надеюсь дожить до того дня, ко­гда эта система будет введена в наших школах.

СТЕФАН ЦВЕЙГ

  • (Стефан Цвейг (1881-1942) — известный австрий­ский писатель, автор ряда художественных новелл, нескольких драм, многих стихов, как оригинальных, так и переводных (в частности Верлена и Бодлера), ряда интереснейших моногра­фий. В 1929 г. приехал в Россию на толстовские торжества, побывал в Москве, Ленинграде и Ясной Поляне. Вы­пустил небольшую книжку «Поездка в Россию», отрывки из которой мы печатаем в нашем сборнике.)

ОБ УЛИЦАХ И МУЗЕЯХ

«Забавно: каждого возвращающегося из России первым делом спрашивают, видел ли он новое государство нэпманов, людей, выигравших от революции. Может быть, я был особенно несчастлив,— но мне не довелось встретить ни одного. Единственно, кто действительно использовал русскую революцию, — это музеи: в них поступают конфискованные предметы искусства, принад­лежавшие раньше частным лицам — князьям и магна­там. Дворцы, бесчисленные монастыри были очищены одним ударом, и самые богатые из них превращены в музеи; благодаря этому число музеев возросло же менее чем в четыре раза, вернее— в десять раз.

«Старые большие галлереи переполнены до отказа вследствие этого неожи­данного притока. Они требуют расширения, требуют новых зданий и до сих пор не знают, что делать с этим внезапным изобилием. Повсюду еще что-то приколачи­вают, считают, перевешивают, инвентаризируют; директора извиняются, говоря, что они могли развесить лишь небольшую часть, ведут в боковые комнаты и по­казывают еще не разобранные сокровища, которые ждут, когда их выставят. Сейчас, спустя десять лет, еще нельзя осмотреть целиком богатства, которыми одарил музеи коммунизм.

«Радоваться или огорчаться по поводу этой реквизации

предметов искусства, находившихся в частном владении и теперь переданных всему народу, — дело политиче­ских взглядов. Во всяком случае сейчас всякий иностра­нец и любитель искусства наслаждается результатом этой реквизации как беспримерным достижением. Дело не только в том, что каждый может наслаждаться созер­цанием этпх сокровищ, которые раньше были скрыты в княжеских покоях и монастырях,— история искусства еще в течение ряда десятилетий будет многим обязана этой концентрации предметов искусства.

«Один из резуль­татов уже общепризнан: произошел полный переворот во взглядах на икону, и вместе с тем были пересмотрены установки в вопросе развития русского искусства. Все эти иконы, рассеянные раньше по тысячам недоступных церквей и монастырей, усыпанные драгоценными камнями, завешенные цветочными гирляндами, закопченные и за­капанные воском горевших перед ними свечей, казались до сих пор живописью, выдержанной исключительно в темных тонах: черные богоматери, темные святые— безрадостное искусство, почти не уступающее по мрач­ности испанскому. Теперь тысячи икон собраны в истори­ческих музеях. Некоторые из них почистили. К своему великому удивлению, реставраторы убедились, что в своем первоначальном виде иконы были выдержаны в светлых и радостных тонах и по пестроте красок походили на платки русских крестьянок, а по чистоте— на небо над Босфором, под которым, впрочем, они и родились.

«Вместе с коркой грязи, которую теперь сняли, вместе с этой столетней копотью уничтожен и годами поддержи­вавшийся ошибочный взгляд на русскую икону.И если (это уже начали делать) будут реставрировать, первона­чальные краски древних базилик и темным фрескам будут возвращены их искренняя непосредственность и радостная гармония красок,— тогда, быть может, изум­ленная Европа окажется перед лицом совершенно нового, феноменального открытия в искусстве; она будет пора­жена не менее, чем когда было установлено, что грече­ская скульптура была полихромна, что храмы их не были холодными беломраморными святилищами, а пред­ставляли собой вакханалию ярких красок. Таких откры­тий будет сделано еще немало благодаря концентрации предметов искусства и объединению их на однородных выставках.

«Но больше всего поражает иностранцев факт, о котором мы и не подозревали,— что нигде, кроме Парижа, нельзя найти такую полноценную коллекцию француз­ских импрессионистов, как в Москве. Это произошло благодаря конфискации обеих знаменитых частных рус­ских галлерей — Морозова и Щукина. У них было трид­цать Ван-Гогов, по нескольку великолепных работ Мане, Курбе и Гогена и всей примыкающей к ним модернист­ской школы до 1914 года.

Для того чтобы составить себе хотя бы поверхностное представление о богатствах сорока или пятидесяти московских музеев, нужно потратить недели и месяцы, — так они наполнены, даже переполнены. Ничто, как искус­ство, не подтверждает с такой очевидностью марксист­ский тезис: все должно принадлежать всем.

«Сознание, что все эти сокровища пришли к ним из чу­ждого и незнакомого, стоявшего раньше над ними мира и теперь принадлежат им, — это сознание рождает в массах положительно религиозное отношение к музеям.

Музеи всегда наводнены посетителями— красноармей­цами, крестьянами, женщинами, которые десять.лет тому назад даже не знали, что такое музей. Все они бродят большими задумчивыми группами по залам. Трогательно видеть, как осторожно и даже почтительно ступают они своими тяжелыми сапогами по паркету, как внима­тельно и жадно слушают они добровольцев-руководителей, останавливаясь перед отдельными произведениями.

Предмет велпчайшей гордости заведующих музеями, руководителей и всего народа— это то, что русская революция (не в пример французской, которая разгра­била и разгромила, то есть отняла у себя самой неслыханные сокровища) не лишила себя и всего мира ни одного значительного произведения искусства. А ведь русская революция была и более беспощадной и более радикальной, чем французская.

ЭПТОН СИНКЛЕР

  • Эптон Синклер (1878-1946)— один из наиболее популярных американских писателей. Его перу принадлежит ряд романов, в которых он изобличает капиталистическое об­щество, показывает изнанку страны «процветания», рисует поло­жение пролетариата в этой стране («Джунгли», «Деньги», «Са­муэль-искатель», «Король-уголь», «Нефть»), В романе «Джим­ми Хиггинс» выступает как противник войны и защитник Со­ветской России. В одном из последних романов «Бостон» он изобличает капиталистическое правосудие: тема романа—дело Сакко и Ванцетти. Но изобличая капитализм, Синклер не доходит до революционных выводов и остается на позициях этического со­циализма. Помещаемая статья Синклера является его ответом Р. Фюлопп Мюллеру, выпустившему роскошно изданную, но гнуснейшую по содержанию книгу о Советском союзе «Дух и лицо большевизма». Эптон Синклер один иэ горячих защитников и друзей Советского союза. В 1931 г. выступил с рядом ста­тей в защиту СССР.)

«Я считаю, что советское правительство завершает одно из величайших достижений человеческой истории, и каж­дый, кто верит в прогресс, должен защищать его в слу­чае, если капиталистический мир выступит против со­ ветского правительства.»

БЕЛА ИЛЛЕШ

  • Бела Иллеш (1895-1974) — один из талантливей­ших современных венгерских писателей. Написал ряд расска­зов из жизни венгерской эмиграции в Австрии и из жизни и борьбы прикарпатских крестьян, несколько повестей («Николай Шугай», «Ковер Степана Разина»), пьесу («Купите револьвер»). Особую популярность получил его роман-трилогия «Тисса горит». В первой части он дает яркое отображение пролетар­ской диктатуры Венгрии. Во второй части — революционные события Прикарпатской Руси в 1920 г. В третьей — еще не вы­шедшей части — террор венгерской буржуазии во главе с пала­чом Хорти после свержения советской власти, а также подполь­ную работу коммунистов. Произведения Бела Иллеш переведены на много языков.)

     

«Я отчетливо припоминаю, как 7 ноября 1927 года Панаит Истрати с полными слез глазами наблюдал на Красной площади торжественный парад Красной армии. «БАЛКАНСКИЙ  ГОРЬКИЙ» плакал от радости.

«Я припоминаю также отчетливо, как он в одном рабочем клубе накануне отъезда из Москвы дрожащим от волнения голосом восклицал: «Да здравствует Советский союз!”

  «Теперь, когда я перелистываю антисоветские книги и статьи, я приобретаю новое понимание о неограни­ченных возможностях с человеческой подлости и о том, ка­кой смысл может порой иметь термин «революционный писатель».

Недавно я провел несколько дней в Берлине. Я жил у Иоганнеса Р. Бехера. Иоганнес никогда не забывал утром, когда прибывала почта, бросить стереотипный вопрос: «Сколько?» Вопрос этот означал следующее: «Сколько повесток получено из полиции?» До того не про­ходило ни одного дня, когда почта не приносила бы одной или двух полицейских повесток. Но в защиту германской демократии я должен громко заявить, что за четыре дня моего пребывания у Иоганнеса Бехера только один раз случилось, что явилась полиция, зато сразу пять цергпбельских шуцманов. Так живет западноевро­пейский пролетарский писатель. Ничего удивитель­ного, если Толлеры, Истрати, Леонарды Франки, Максы Бартели предпочли отказаться от подобной жизни.

«Когда читаешь немецкие буржуазные газеты, узнаешь изумительные новости о Советском союзе. Так, я узнаю нз «Берлинер тагеблатт», что из колоколов, снятых с церквей', сделаны клетки для обезьян; из одной дрезденской га­зеты я узнал, что на Красной площади на глазах опья­ненной толпы ежедневно казнят сорок-пятьдесят попов. Чтобы охарактеризовать действие, которое производят такие и подобные сообщения, достаточно указать на следующую мелочь: в санатории, в которой я отдыхал по­сле своей тяжелой болезни и в которой живут преимущественно добротные немецкие обыватели, никто реши­тельно не садился за мой стол, так как в книге записей жильцов я в график относительно подданства большими буквами написал: «СССР».

МАЙКЛ ГОЛД

  • (Майкл Голд (1894-1967)—американский поэт, новеллист и драматург. Стихи его агитационны, лирика сме­ няется в них политическими мотивами. Рассказы посвящены жизни пролетариев. В первых рассказах М. Голда звучала без­ надежность, последние стали решительнее в своих выводах, увереннее в тоне. Выпустил в 1928 г. сборник «120 миллионов», а в 1930 г.—фоман «Евреи без денег», в котором рисует жизнь Нью-Йоркского квартала еврейской бедноты — Ист-Сайда. Ак­тивный участник американского революционного движения. Член компартии. Редактор ежемесячника «Новые массы».)

     

«Как вы поступите в случае, если империалисты объя­вят войну Советскому союзу?» — С таким вопросом обратилось недавно Международное бюро пролетарской литературы к европейским и американским писателям.

Ответы были различны. Пролетарские писатели отве­чали, что вступят в Красную армию на защиту социалис­этического отечества. Некоторые буржуазные писатели преподнесли ряд благородных и ничего не значащих па­цифистских общих мест. Бернард Шоу воспользовался случаем для остроты:«В прошлую войну меня освистали, а в эту меня повесят».

Один либеральный американский журнал («Нейшен», «Нью рипаблик» или «Нью-Фриман»?) обрушился на советских авторов и объявил, что самый вопрос — глу­пость.

«Откуда вы знаете, что предстоит новая мировая вой­на? Откуда может знать человек заранее, что он будет делать в таком-то конкретном и сложном положении? Зачем заранее бить тревогу? Почему бы не подождать, покуда не начнется эта маловероятная война? Чего плакать, прежде чем тебя ударили? Достой­но ли это? Тактично ли это? То ли это? Сё ли это? Откуда вы знаете? Откуда вы знаете? Вы так решительны — откуда вы знаете об этом наверняка? Откуда вы знаете? ... Ну, да, ясно, завтра солнце подымется на западе, и пойдет дож­дик из селедки и вареной картошки.

«...Откуда вы знаете хоть что-нибудь? Вот сущность «либеральной» позиции,— бессильный скептицизм, попытка убежать от безжалостных реальностей мира. Либерализм по существу является только современной формой неврастении. Это философия мелкой буржуазии, социального слоя, который выбит из своих мелких лавочек крупными делами, универмагами, быстрой трестификацией капи­талистического мира.

«Еще Д. Г. Лоуренс жаловался, что пропасть лежит между верхними и нижними жерновами— между мощным огромным капитализмом и мощным огромным коммунизмом. Они не могут притти к соглашению о том, какое из­брать будущее для мира: перед каждым совсем иная жизнь. Эти колебания, зта истерическая неспособность вы­брать разукрашиваются в политику «Откуда вы знаете?» Немалo либералов, интеллигентов и т.д., когда их прижмут к стенке, присоединяются к фашистскому ла­герю. Им трудно забыть, что когда-то они стояли «выше» рабочих, и поэтому они с надеждой смотрят на всякое движение, которое дает хоть мнимую уверенность, что они навсегда останутся выше.»

РОМЕН РОЛЛАН

  • (1866-1944) приветствовал Февр. революцию 1917 (статья «Привет свободной и несущей свободу России»). Октябрьскую революцию он воспринял как событие громадного междунар. значения, но долго оставался противником диктатуры пролетариата, отвергал революц. насилие как метод борьбы с эксплуататорами. В 1919 опубл. «Манифест независимости духа» («Déclaration d’indépendance de l’esprit»), под к-рым подписались деятели культуры разных стран; этот документ содержал призыв к интеллигенции — помогать прогрессу человечества силой мысли и слова, не вмешиваясь непосредственно в политич. жизнь. Именно такой позиции придерживался сам Р. в 20-е гг. Его пьесы о Великой франц. революции — «Игра любви и смерти» (1925), «Вербное воскресенье» (1926), «Леониды» (1927) — утверждали в конечном счете необходимость и благотворность революц. переворота, но снова выдвигали на первый план человеч. трагедии и жертвы, неизбежно возникающие в ходе острой политич. борьбы. В поисках новых, свободных от кровопролития форм историч. деятельности Р. обратился к опыту индийского народа и его религ.-нравств. учениям («Махатма Ганди» — «Mahatma Gandhi», 1923; труды о Рамакришне и Вивекананде, 1929—30). Вместе с тем он продолжал внимательно следить за ходом обществ. и культурного развития СССР, неоднократно выступая против антисов. кампаний и воен. приготовлений реакц. буржуазии. В 20-е гг. окрепла дружба Р. с Горьким, с к-рым он начал переписываться в 1917; более тесным стал дружеский контакт с А. В. Луначарским, с к-рым Р. познакомился в годы 1-й мировой войны. В ст. «Прощание с прошлым» (1931) он критически пересматривает концепцию «независимости духа» и утверждает историч. значение рус. революции; в ст. «Ленин, искусство и действие» («Lénine, l’art et l’action», 1934), вошедшей в сб. статей «Спутники» (1936), он анализирует обществ. назначение писателя, художника в свете идей, высказанных В. И. Лениным в статьях о Л. Н. Толстом. Вместе с А. Барбюсом Р. участвовал в подготовке конгрессов против войны и фашизма, стал одним из идейных вдохновителей междунар. антифаш. фронта. Идейная эволюция Р., его публицистич. деятельность отражена в сб-ках статей «Пятнадцать лет борьбы» («Quinze ans de combat», 1935) и «Мир через революцию» («Par la révolution la paix», 1935). Абзац взят мною из Краткой энциклопедии на сайте http://feb-web.ru/feb/kle/kle-abc/default.asp

ДЕРЖИТЕ УБИЙЦ

“Во имя подвергающегося нападению Китая, во имя СССР, которому угрожает опасность, во имя народов всего мара, во имя великой человеческой надежды, кото­рую вызывают и поддерживают в нас пробуждение наро­дов порабощенной Азии и героическое строительство пролетарской России, я взываю: «На помощь! Держите убийц!»

«Я разоблачаю перед лицом всего мира гнусную ложь правительств Европы и Америки, и в первую очередь Франции, этой кучки авантюристов на службе у постав­щиков вооружений, которые по всей земле протягивают свои хищные руки и пользуются японским империализмом как секирой палача, чтобы рубить головы революции.

“Я разоблачаю предательство той интеллигенции, кото­рая некогда была караульным на носу корабля и вела его в бурю, но которая теперь покупает себе спокойствие и уют позорной ценой своего молчания, своей лакейской лести и служит интересам и мстительности хозяев золота и почестей.

«Я разоблачаю женевскую ярмарку, паясничанье Лиги наций.

«Я взываю к дремлющему сознанию лучших сил Европы я Америки.

«Я призываю не осознавшие еще себя колоссальные силы народов всего мира разорвать петлю, которую плуто­ кратический и военный фашизм собирается завтра наки­нуть для того, чтобы убить в зародыше революцию.

Я призываю все силы скрепить союз рабочих масс всех освобожденных народов.»

АНРИ БАРБЮС

  • (Анри Барбюс (1874-1935) — французский писатель, приобревший мировую известность благодаря своему роману «В огне», являющемуся непревзойденным до сих пор антимилитаристическим романом по убедительности изображения и по яркости протеста против войны. Барбюс начал писать еще в конце прошлого века, но прочное место в литературе занял после опубликования этого романа. За последние годы им напи­саны ряд произведений — «Палачи», «Звенья цепи», «Иисус», «Насилие», «Что было, то будет» и др. Барбюс не раз приезжал в Советский союз. В первый раз в десятилетнюю годовщину Ок­тябрьской революции, когда выступил с докладом на конгрессе друзей СССР и на первой конференции пролетарских писате­лей. Барбюс написал две книга о СССР: первая — «Что сделано в Грузии», и вторая — «Россия». Мы помещаем один из очерков из первой книги. Анри Барбюс широко популярен не только во Франции, но и за пределами ее; его роман «В огне» переведен на двенадцать языков. На русский язык переведены почти все послевоенные произведения Барбюса. В последнее время, в связи с усилившейся военной угрозой, Барбюс неоднократно выступал на защиту Советского Союза. В 1932 году он выступил в «Юманите» со статьей «Защищайте Советский Союз», которую мы приводим в этом сборнике. В июле этого года он поместил в этой же газете большую статью в связи с процессом Горгулова, убийцы французского президента Думера; в этой статье он резко разоблачает антисоветские интриги французских империалистов. Барбюс принимал активное участие в подготовке антивоенного конгресса 1931 г.)

РАЗОБЛАЧАЙТЕ ПОДЖИГАТЕЛЕЙ ВОЙНЫ

«Мое отношение к войне вообще и в частности к подготовляемой международной бойне и к нападению на СССР является отношением революционера и коммуниста.

До войны 1914 года я был пацифистом и верил в арбит­раж между нациями и в возможность избежания конфлик­тов с помощью мероприятий и соглашений между «на­циями». События дали мне белее отчетливое представление о действительности, и я считаю сегодня эту искусствен­ную концепцию не только ложной и опасной, но и убий­ственной.

Все прокламации и все меры, исходящие от великих держав, находящихся в руках «деловых людей», имеют целью обман масс. Капитализм, основанный на конкуренции и неэкономической войне, не может жить иначе, как согласно антагонистическим принципам; по­следние рано или поздно приводят к вооруженному столкновению. Колониальные экспан­сии и другие формы империалистических захватов все больше и больше нуждаются в вооружениях. Вооружение необходимо в одинаковой степени и для защиты буржуазной власти против наступления эксплуатируемого и угнетенного рабочего класса.»

***

Читаю и не могу начитаться. Настолько интересен для искателя народной правды собранный в книге материал — особенно мнения крупных прогрессивных интеллигентов об эпохе, в которой им пришлось жить сто лет назад.

Стал ли мир добрее и прогрессивнее после разрушения СССР? Мешала ли наша держава человечеству жить и развиваться?

Человечеству не мешала. Кому она мешала? Не понятно?

Разве даже память о великой сверхдержаве под названием СССР, о великих деятелях - ЛЕНИНЕ и СТАЛИНЕ - может кому-то помешать на свете?

————————

                                                                                                           

*Краткие биографические данные взяты из сборника. Даты смерти вписаны мною.

1. В ЛОНДОНЕ ВСПОМИНАЛИ МАКСИМА ГОРЬКОГО.

I. Первая хорошая новость

Закрылся ещё один антисоветский блог о М. Горьком накануне 150-летнего юбилея великого пролетарского писателя.

Блог на русском языке «Неизвестный Горький» вёл в течении 10 лет немецкий филолог-славист Армин Книгге, (университет Киль, Германия).  http://www.neizvestnyj-gorkij.de/.

На немецком он продолжает вести этот блог. И на здоровье. Немцы не утратили интереса к явной антисоветчине. Русских блог не интересовал, потому что своих антисоветчиков расплодилось - пруд пруди. И ... финансирование прекратилось.

Какие «фундаментальные проблемы» двадцатого века интересовали немецкого блогера? Он перечисляет их:

  • проект большевизма и его религиозные корни;
  • “Две души» России между Европой и Азией;
  • значение понятия «советская литература»;
  • роль русской интеллигенции во время сталинской диктатуры;
  • значение советского прошлого в наши дни.

Какой начитанный профессор! Все он знает! Русские во многом сомневаются и чего-то не понимают в своей истории, а этот немец оказывается знает русскую и советскую историю лучше русского профессора! И он 10 лет учил русских, как читать и понимать творчество М. Горького!? Смелый немец!

Мы прекрасно понимаем, откуда  у него эти «знания».  Интересовавшие его вопросы разрабатывались в известных университетских лабораториях под присмотром спецслужб с легкой руки Черчилля — его речи в Фултоне, произнесённой в 1946 г. Дополнялись они позже во все времена горячей «холодной войны». Как создавалась спецслужбами эта массовая культура и как пеклись на этой кухне эти «знания» о советской литературе после войны рассказывает британская журналистка, историк Френсис Стонор Сондерс в своей книге «ЦРУ и мир искусств: культурный фронт холодной войны» (1999).

  В разработке подобных антисоветских «проблем» активную роль принимают и некоторые современные российские литературоведы, включая тех, кто занимается изучением творчества Певца социализма М. Горького.

  Для антисоветчиков основные принципы и положения советского литературоведения - как ножь в сердце! Пикни про них — и с работы попросят. А на что жить, изволите-с? - спросил бы Молчалин.

Поэтому они маскируют свои антисоветские взгляды под разными мифами и пишут о них книги, статьи, доклады на конференции. Они вроде как и ЗА М. Горького, а на самом деле ПРОТИВ него работают. Пытаются на двух стульях усидеть. Некоторым такое не удобство нравится — платят хорошо.  

Закрылся один немецкий, а сколько ещё осталось подобных русскоязычных сайтов? — не знает никто.

II. Вторая хорошая новость

Взявшись за подготовку материалов для новой темы, открыл для себя английского литературоведа коммуниста Р. Фокса (1900-1937). Прочитал его замечательную книгу «Роман и народ»* и нашёл в приложении его «Речь на митинге памяти Максима Горького» в Конвей-Холле (Лондон). Он произнёс ее давным-давно в июне 1936 года - более 80 лет назад.

Предлагаю ознакомиться с речью английского коммуниста. В ней он изложил почти все основные положения метода и теории социалистического реализма, а также советского горьковедения, которые актуальны и в наши дни, но только для людей советских (мы на них воспитывались с детства).

E9C1AE3C-6F39-4BFC-85FB-76968250247F.jpeg

III. Речь на митинге памяти Максима Горького» в Конвей-Холле (Лондон), произнесенная английским литературоведом коммунистом Р. Фоксом, автором замечательной книги «Роман и народ».  

«Смерть Максима Горького, который был... одним из величайших писателей нашего вре­мени, ощущается как очень тяжкая утрата далеко за пределами его родины, СССР.

Горький был:

  1. «человеком такого великого мужества, такой глубокой простоты и та­кой непререкаемой честности, что его полю­били не только в его стране, но во всех странах мира тысячи людей, сражающихся в той же битве за человечество, в которой сражался Горький.»
  2. Писатель родился в России, не в Англии «А сегодня мы чтим память чело­века, который по рождению был для нас чу­жим. Он был так любим за пределами своей страны, потому что в своем творчестве он искренно отразил страдания, надежды и волю к победе эксплуатируемых во всех частях све­та. Немногие люди боролись против человече­ской подлости с такой энергией и мужеством, как Горький, и немногие видели столь же  ясно, что корней человеческой подлости сле­дует искать в собственнической структуре нашей цивилизации.»
  3. Вспомнил он и Первый Всесоюзный съезд советских писателей и выступле­ние М. Горького на открытии его: «Мы выступаем как судьи мира, обречен­ного на гибель, и как люди, утверждающие подлинный гуманизм, гуманизм революционно­го пролетариата, гуманизм силы, призванной историей освободить весь мир трудящихся от зависти, подкупа, от всех уродств, которые на протяжении веков искажали людей труда. Мы — враги собственности, страшной и подлой богини буржуазного мира, враги зооло­гического индивидуализма, утверждаемого ре­лигией этой богини». Жизнь Горького представляется нам сей­час великой и значительной, потому что она пыла связана с усилием, направленным на низвержение этой богини.
  4. «Жизнь Горького бы­ла связана, с превращением русского рабочего класса в класс для себя,.... связана с прошлым рос­сийского пролетариата, в течение единственного по своему значению периода мировой истории, когда этот класс вышел к свободе и к построению нового общества, созданного на основах отрицания частной собственности на средства производства, общества без клас­сов, первого общества, где человек стал полно­ценным человеческим существом.»
  5. «Жизнь Горького была связана с тремя ре­волюциями в России: революцией 1905 года, Февральской революцией 1917 года и Октябрь­ской революцией 1917 года. Горький был верным и близким другом Ленина и Сталина. Как и они, он изведал тюрьму и ссылку. С самого начала своей политической жизни Горький поддерживал большевиков. Горький сам был бродягой, рабочим в пекарне и на железной дороге и принимал участие в жизни русского пролетариата. После периода увлечения анар­хизмом он увидел в большевиках и в лично­сти Ленина ту решимость и простоту, ту несо­крушимую веру, которые должны были опро­кинуть царскую империю, и Горький подвел итог и описал эти качества, в своей книге вос­поминаний о Ленине. Горький всегда чувство­вал, что нужны именно эти качества, чтобы преобразовать русский народ.»
  6. Р. Фокс объясняет, почему М. Горький становится знаменитым в русском литературном мире. Он вспоминает о Чехове и Льве Толстом и о положении русского общества и русской лите­ратуры в 1880-е годы. .. Первому «казалось, что лучшие силы русского общества принесены в жертву в бесполезной борьбе против царизма, и все творчество Чехова пронизано этим чувством.» Второй... «перешел к полнейшему христианскому непротивлению», .... когда «Горький же внес свежую струю в эту атмосферу отчаяния и принес благую весть надежды всему русскому народу, и вот по этой-то причине—потому что он возник как новая сила изнутри русской народной жизни — он и стал знаменит так внезапно по всей России. Это чувствуется во всем его стиле.
  7. “Горький показал рус­ским писателям, что если самодержавие оли­цетворяет жестокость и насилие, существуют пути и средства для борьбы с самодержавием, что нет никаких оснований отчаиваться даже после жестокого поражения 1905 года. Горь­кий эмигрировал и пробыл за границей много лет, но все время, пока он находился в Соеди­ненных Штатах и в других местах, он работал для социал-демократической партии. Поселив­шись на Капри, Горький продолжал борьбу за свержение самодержавия и за пришествие рус­ской революции. Вы помните, что он организовал на Капри школу для революционных рабочих”. Слушавшие речь Р. Фокса пролетарии на митинге знали об этом.
  8. М. Горький «участ­вовал в активной революционной работе. Переписка Ленина с Горьким содержит массу писем, в которых идет речь не только о вопро­сах философии, но и о практических вопро­сах, о том, какую помощь может Горький ока­зать большевикам по нелегальной доставке их газеты в Россию.... Разве вы забыли «Мать»?...Во всем мире есть люди, впервые приобщившиеся к политике благодаря «Матери». Исключительным досто­инством этой книги является также и то: что она породила другое произведение искус­ства—великий фильм «Мать».
  9. Р. Фокс убедительно объяснял:  «Мно­гие из английских писателей чувствуют сей­час, что будущее английской литературы ле­жит только на путях более тесного сотрудни­чества писателей с пролетариатом. Они видят в этом сейчас величайший залог сохранения культурного наследства Великобритании. Они видят в этом свою величайшую надежду на будущее.
  10. Р. Фокс приводит пример из истории английской литературы: «Я хочу специально подчеркнуть, что сей­час появляется все больше и больше писате­лей, которые видят единственную свою надежду в том пути, который нам впервые был ука­зан Максимом Горьким и который один только позволит сохранить лучшее из наследия на­шей страны и бороться за обновление и совершенствование нации. У нас были крупные пи­сатели— выходцы из рабочих семей, но они все трое (Уэллс, Лоренс и Миддльтона Мерри) отказались от класса, из которого они вышли. Все трое пытались проложить себе до­рогу в общество», ....позволив вести себя на поводу клике торговцев культурой — аристократов и плутократов, которые думают, что обладают моно­полией нашей культурной жизни.»

Он говорит о разрушение культурной жизни стра­ны правящим классом и делает вывод под аплодисменты собравшихся о том, что только пролетарские «писатели не позволят вырождаю­щейся социальной клике монополизировать духовную жизнь нашей страны».

  1. «Критики утверждают, что политика погу­била Горького. Они говорят: посмотрите, что он сделал после 1917 года, желая этим сказать, что он не создал ничего творческого. ... Творчество Горького, начиная с 1917 года, как коли­чественно, так и качественно выдержит срав­нение в положительную сторону с творчеством любого другого европейского писателя. Его творчество в социальном смысле было творчеством, которое придало большую славу име­ни, уже обеспеченному бессмертием, чем все сделанное им раньше.»

И правда. Стоит посмотреть десятки томов писем, выступлений, статей, романов и рассказов, а кроме того его участие в издательской работе, чтобы убедиться в том, что не было ни в те годы, ни позже на земле ни одного писателя, который бы смог сделать больше его.

  1. Р Фокс продолжает: «Горький открыл путь новой культуре, которая должна была по­ явиться с установлением социализма: его об­ щественная работа была по существу творче­ской, а не просто охранительной. А та работа, которую он совершил после своего окончатель­ного возвращения в Советский Союз ,... взятая им на себя гигантская задача реор­ганизации всей русской литературы и объеди­нения советских литераторов в один мощный Союз писателей, это одно уже должно заставить каждого писателя в стране помнить о нем с благодарностью.»
  2. М. Горький, поощрял:
  • «создание коллек­тивного труда о Беломорканале; но это лишь один том из огромного предприятия, начатого по инициативе Горького, — предприятия, кото­рое должно дать:
  • историю всех фабрик и заво­дов,
  • всех крупных сельских хозяйств в Совет­ском Союзе, работы, которая даст живую кар­тину построения социализма. Она задумана как история построения социализма, и впер­вые лучшие творческие силы страны объеди­нены для создания этого коллективного труда...
  • Горький ... впервые предложил и первый органи­зовал работу по созданию истории гражданской войны, героического периода русской революции.

В конце речи Р. Фокс подводит итоги:

А) ... «прошлое Горького — это путь рабочего класса, сделав­ший революцию возможной. Советский Союз оплакивает сейчас человека, которого народ любил именно потому, что так отчетливо это чувствовал».

Б) «... Грустно уми­рать человеку, когда его любит народ; чело­веку следовало бы жить, потому что он должен видеть, как осуществляется все то, ради чего он жил; потому что все эти люди, с которыми он связан, непрерывно воссоздают его соб­ственную жизнь.»

В) «... эта любовь, которую питали к Горькому, ока­жется плодотворной для Советского Союза в будущем; она создаст первому социалисти­ческому государству многих, еще более вели­ких Максимов Горьких, истинных инженеров человеческих душ.»

4105FF49-18B0-4044-A6A8-83B59786FEF2.jpeg

Памятник английским бойцам-интернационалистам, погибшим в борьбе с фашизмом в Испании  

6BA7F488-0FA4-4B7C-B751-AF40398A56C1.jpeg

Сегодня отношение к М. Горькому правящая верхушка приказала изменить: от всенародной любви к равнодушию, а затем и к ненависти, такой — какую питают «враги собственности, страшной и подлой богини буржуазного мира, враги зооло­гического индивидуализма, утверждаемого ре­лигией этой богини».  

Эти враги надеются, что с памятью о Горьком они вышибут из нашего сознания и память о всей классической советской литературе.

Каких писателей изучать в школе? - данный вопрос стоит на повестке дня литературоведов и «реформаторов» школьного и вузовского образования.

—————

  • Книга Р. Фокса «Роман и народ» легче всего скачивается на сайте — lenincrew.com.

7. ЧИТАЯ СТАТЬИ М. ГОРЬКОГО И ГОРЬКОВЕДОВ О СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ РЕАЛИЗМЕ...

  Читаю, смотрю и слушаю материалы Международной научной конференции «МИРОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ М. ГОРЬКОГО» on line. Она состоялась 27-30 марта 2018 г.  в Институте мировой литературы им. А. М. Горького РАН (ИМЛ) Приурочена к 150-летию со дня рождения великого советского писателя. Ее цель, как официально заявлено, – всестороннее изучение и популяризация творчества М. Горького в России и за рубежом. На конференции прозвучало немало интересных докладов. Слушать умных людей — истинное наслаждение....

93454D82-E11B-4E2E-A20A-F964EE766872.jpeg

1

О популяризации.

Нашёл в интернете на Ютьюбе выступления учёных, горьковедов. Доклады выставили на сайте ИМЛИ в мае. Российскую общественность они почему-то мало заинтересовали и 150-й юбилей великого пролетарского писателя, как и сама конференция, как и тематика докладов, прозвучавших на ней.

Об этом свидетельствуют факты. С мая прошло более трёх месяцев как многие доклады выставлены в сети. Удивительно мало читателей посетило сайт Института мировой литературы. Мало оказалось желающих послушать новое слово буржуазных горьковедов. Некоторые доклады остались без посетителей и почти все - без лайков. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Вот тебе и юбилей и «популяризация» творчества крупнейшего теоретика и практика социалистического реализма!

   Организаторы не сообщают о выступлениях горьковедов на предприятиях перед рабочими, в учреждениях перед служащими и в учебных заведениях перед учащимися. Вероятно, они даже не планировались. Не проведено никаких массовых мероприятий, без которых празднование юбилея считалось бессмысленными в советские времена.

2

Любая научная и даже ненаучная конференция является идеологическим мероприятием, проводимым властями РФ.            

  Научная конференция литературоведов - это оружие культурной активизации населения. Ненаучная - это оружие подавления и обмана трудящихся масс.

  Последнее оружие нередко применяется, когда в общества потушен горячий интерес к подлинной реалистической литературе, когда книги стоят дорого и не по карману рабочему человеку, когда книги издаются мизерными тиражами. Когда интерес к советской культуре доведён почти до нуля. Когда у рабочие утратили надежду на улучшение своего положения. Когда колхозы ликвидированы и когда нищета гуляет по территории бывшего СССР.

  Именно поэтому, как мне кажется, выступления сотрудников Института мировой литературы не вызвали интереса у населения.

Организаторы сознательно сузили тематику докладов. Целый пласт интереснейших проблем, связанных с творчеством первого пролетарского писателя в мире, а также с процессом строительства первого в мире социалистического общества на земле, оказался исключённым из обсуждения. И конференция, вместе с интересными для ученого мира докладами, сразу скукожилась и превратилась в нудное никому, кроме власти и самих горьковедов, ненужное мероприятие.

Формально отпраздновали 150-летний юбилей великого пролетарского писателя. Сказаны были несколько похвальных слов. Брошены были грязные камушки в его огород. Выступившие похвалили друг друга и.... ладушки. Поработали на славу...

3

Что бы сказал великий русский писатель Максим  Горький о современной России? - спросил я себя, перечитывая выступления участников другого — первого, учредительного Съезда советских писателей, проведённого компартией в 1934 г. — в Москве. Чтобы ответить на данный вопрос, перечитал и материалы писательского съезда и, кроме того, статьи и выступления, опубликованные в нескольких томах публицистики Буревестника русских революций. Написал и выставил в данном блоге более десятка своих статей...

   Почему Максим Горький, его творческие достижения в области литературы, истории и теории литературы вдруг стали вызывать слабенькие споры в кругах российской интеллигенции?

   Почему буржуазные правящие круги России делают все возможное для того, чтобы лишить первого пролетарского писателя в мировой литературе, законной славы и огромной популярности; чтобы снизить его авторитет до уровня второразрядных Мережковских в постсоветской России?

Дело доходило до того, что памятник М. Горькому на площади у Белорусского вокзала было приказано 12 лет назад снять якобы на время ремонта. И вернули его на место недавно — в разгар лета этого года. Неужели столько времени требовал ремонт!?

  Почему о нем, да о Шолохове пишут до сих пор больше всего гадостей и небылиц российские антисоветски настроенные литературоведы и защитники западного постмодернизма и "творческой свободы художника" ?

  Почему почти 90 лет они ищут убийц М. Горького и его сына и не могут найти, но все пишут и пишут статьи и книги на эту тему, поливая имя великого Сталина грязью подозрений? Хотя писаки знают, что ответ предельно прост: оба либо умерли естественной смертью, либо убили их те, кто ненавидел пролетарского писателя и боялся социализма тогда и сегодня, как черт ладана; кто из троцкистов стремился управлять деятельностью всех творческих союзов, включая Союз советских писателей напрямую без посредников. Без мешающих им Горького, А. Жданова, Фадеева....

4

    Ответ прост для тех, кто ещё помнит основы советского литературоведения и кто родился и вырос при Советской власти. Они знают, что Горький занимает особое место в русской, советской, европейской, мировой литературах. Он давно признан первооткрывателем теории и метода социалистического реализма в мировом литературоведении.

Он первым из всех мировых писателей описал мир эксплуататоров, увиденный не глазами буржуазного или дворянского писателя, а глазами пролетарского революционера-художника, непосредственного УЧАСТНИКА революций и ОЧЕВИДЦА строительства первого в мире социалистического государства. Именно за его великие теоретические открытия в области художественной литературы его произведения вычёркиваются лакеями господствующих элит из науки и культуры многих буржуазных государств.

Однако М. Горький вписал своё имя навечно в мировую классическую литературу как родоначальник пролетарской, советской, социалистической художественной литературы, как выдающийся марксистский литературовед и независимый мыслитель. И никому не удастся поколебать и сбросить его огромную фигуру певца социализма и новой пролетарской культуры с высокого пьедестала, на который его водрузила всенародная любовь.

5

Несколько национальных отрядов покорных слуг капитализма до настоящего времени делает вид, что никак не могут понять метода социалистического реализма. Они не признают феномена рождения в начале ХХ века социалистической культуры, создаваемой талантливыми художниками кисти, пера, мелодий, кино — выходцами из пролетарской и крестьянской среды во всех социалистических странах. Даже некоторые бывшие советские исследователи, с молоком матери впитавшие идеи классовой справедливости, перешли на службу к новым хозяевам жизни.

   Ненависть к социализму и советской истории застилает мутной пленкой глаза буржуазным придворным историкам литературы и литературоведам, воспитываемым в "открытых" университетах "свободного мира" по программам, разрабатываемых спецслужбами.

    Вот что сам Горький писал в начале 30-х о подобных буржуазных интеллигентах: "Интеллигент работает на своего врага, ибо хозяин всегда был и есть враг рабочего, а идея «сотрудничества классов» такая же наивная бессмыслица, как дружба волков с баранами. Интеллигенты Европы и Америки работают на врагов своих, это особенно резко и бесстыдно обнажается их отношением к тому культурно-революционному процессу, который начат рабоче-крестьянской массой Союза Советов. Процесс этот развивается в атмосфере неистовой вражды со стороны европейской буржуазии, под угрозой разбойнического нападения на Союз Советов." (Т. 27)  

О буржуазной массовой культуре написано множество трудов советских исследователей. В частности, труд известного автора — А. В. Кукаркина «Буржуазная массовая культура. Теории. Идеи. Разновидности. Образцы. Техника. Бизнес.»  вторым изданием вышел накануне перестройки-перестрелки в 1985 г.

87E4F12F-98AF-4EDF-83FE-284D7407C399.jpeg

Как создавалась спецслужбами эта массовая культура после войны рассказывает британская журналистка, историк Френсис Стонор Сондерс в своей книге «ЦРУ и мир искусств: культурный фронт холодной войны» (1999). Переведена на более чем 20 языков.  В русском переводе - в 2013 г.

F5F94960-8056-4B40-A4E4-993A7E9D032F.jpeg

                               

В связи с конференцией у меня, внимательного читателя,  возникло несколько вопросов. Главный из них — ЧТО ТАКОЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ с точки зрения историка литературы.

5. ЧИТАЯ ПИСЬМА И СОВЕТЫ М. ГОРЬКОГО НАЧИНАЮЩИМ ПИСАТЕЛЯМ. Что надо знать молодому писателю? (Продолжение).

F6FD3C9D-F701-4DEC-891F-4A6163EC41F2.jpeg

Фото: А. Жданов и М. Горький

7

М. Горький учил молодых советских писателей в начале 1930-х годов: Надо знать историю русской и иностранной литературы.

Сегодня изучать её желательно по исследованиям, собранным в Институте мировой литературы имени А. М. Горького. Он был создан в сентября 1932 г. по Постановлению Президиума Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР "О мероприятиях в ознаменование 40-летия литературной деятельности Максима Горького".

   Этот институт стал и остаётся до наших дней первым в мире научным учреждением, в котором собраны труды основоположников социалистического реализма. лучшие. Впервые в истории мировой науки лучшие исследователи-марксисты, изучавшие мировую литературу, занялись изучением нового явления в мировой культуре — всемирной социалистической литературы.

    В Институте разрабатывались основные теоретические положения для нового метода отображения в литературе совершенно новой цивилизации, строившейся на базисе коллективной собственности союзом рабочих и крестьян под руководством коммунистической интеллигенции. С 1990-х годов в буржуазной России эти исследования приостановлены.

   В институте была открыта и действует Фундаментальная электронная библиотека “Русская литература и фольклор” (ФЭБ). Материалы, справочная литература и источники собранные в ней, помогают писателям изучать русскую литературу XI-XX вв. Большая часть этих материалов — это исследования советских литературоведов. На них-то и следует обратить внимание начинающим писателям, критикам и литературоведов.

Ныне сосуществуют две школы для будущих писателей: «школа М. Горького» и «школа А. Солженицына». В данном контексте я употребляю термин «школа» в обоих смыслах: и как учебное заведение, и как особое направление в литературе, науке, искусстве.

«Школа М. Горького» учит социалистическому реализму. Стоит внимательно изучить историю русской литературы, написанную советскими литературоведами и изданную в 4 томах и в 10 томах. В них дана пролетарская, общенародная советская концепция русской и всемирной литературы.  

    «Школа А. Солженицына» учит антисоветизму во всем многообразии его грязных мифов не только о советской литературе, но и об истории первого в мире государстве рабочих и крестьян. Классик антисоветской литературы не придумал ни одного теоретического положения сам: все скопировал у литературных асов буржуазного западного литературоведения. Эта «школа» прячет своё ядовитое рыльце под масками модернизма и постмодернизма. Тьма учебников и пособий по истории литературы написаны антисоветчиками на подачки грантодателей. Они стоят на полках университетских библиотек и

лежат стопками на прилавках книжных магазинов.

  Молодому писателю желательно знать оба источника информации по истории литературы, даже если профессора и мастера учат писательскому ремеслу только по-Солженицыну. Чем больше направлений в литературе и науке о литературе изучит молодой писатель, тем шире станет его умственный и художественный кругозор.

    Надо знать основы и традиции советского литературоведения — в первую очередь. Важнейшей задачей любого исследователя любого литературного произведения должно быть установление того класса, идейным рупором которого является автор. Диалектико-материалистическое изучение литература требует, как писал крупный русский марксист Плеханов, «перевода идеи данного художественного произведения с языка искусства на язык социологии, нахождения того, что может быть названо социологическим эквивалентом данного литературного произведения» (Г. В. Плеханов, Предисловие к сборнику «За 20 лет»).

   Постмодернистское литературоведение утверждает незыблемость буржуазного строя и мировидения. Правящие круги навязывают  трудящимся буржуазную массовую культуру и большей частью не классическую, а бульварную литературу. Буржуазное литературоведение  отличается по многим классовым параметрам от НАУЧНОГО литературоведения, признанного в СССР пролетарским.

  Советская литература была  призвана укреплять диктатуру рабочего класса и колхозного крестьянства. Стоит не забывать, что «светлое будущее» человечества, то есть цивилизация, основанная на коллективной форме собственности, — не за горами! Прогрессивного развития человечества, его эволюционного развития вперёд никто не в состоянии остановить.

8

Вот чему учил в своей «школе» М. Горький. Над входов в неё красовался лозунг: «учеба, творчество, самокритика». Он постоянно призывал молодых писателей читать русскую классику, изучать творчество русских писателей, вышедших из среды дворян и разночинцев.

Он постоянно внушал молодёжи, что одновременно с учебой необходимо постоянно писать, тысячу раз редактировать написанное и беспощадно подвергать написанное собственной критике.

Он всегда с гордость говорил и писал о великих достижениях русской литературы. Особенно во времена, когда в Советской России появилась группка интеллигентов попутчиков, назвавших себя «пролетарскими писателями» и крикливо призывавших вслед за футуристами сбросить русскую классические  литературу и искусство с «парохода современности».  

М. Горький объяснял молодым писателям, что нельзя стать писателем, не изучив русской классической литературы, не выучив наизусть стихи любимых поэтов, не ознакомившись с русской и французской живописью, не прослушав всю музыкальную классику — русскую и западно-европейскую:

«Даже тогда, когда при царях «замкнуты были уста народа, связаны крылья души, ... в области искусства, в творчестве  сердца, русский народ обнаружил изумительную силу, создав при наличии ужаснейших условий прекрасную литературу, удивительную живопись и оригинальную музыку, которой восхищается весь мир.

«Гигант Пушкин, величайшая гордость наша и самое полное выражение духовных сил России, а рядом с ним волшебник Глинка и прекрасный Брюллов, беспощадный к себе и людям Гоголь, тоскующий Лермонтов, грустный Тургенев, гневный Некрасов, великий бунтовщик Толстой и больная совесть наша — Достоевский; Крамской, Репин, неподражаемый Мусоргский, Лесков, все силы, всю жизнь потративший на то, чтобы создать «положительный тип» русского человека, и, наконец, великий лирик Чайковский и чародей языка Островский, так не похожие друг на друга, как это может быть только у нас, на Руси, где в одном и том же поколении встречаются люди как бы разных веков, до того они психологически различны, неслиянны.

«Всё это грандиозное создано Русью менее чем в сотню лет. ...мы имеем право гордиться разнообразием фантастически прекрасного горения русской души, и да укрепит оно нашу веру в духовную мощь страны!

И М. Горький начинает рассуждать в сослагательном наклонении:

«Подумайте, ведь если бы Пушкин и Лермонтов не были бы убиты, они могли бы дожить до Чехова, который только вчера ушёл от нас, до чудесного Короленко, который ещё надолго с нами! О нас можно сказать, что мы мало жили разумом, плохо работаем, но — мы хорошо умеем жить сердцем. Русское искусство — прежде всего сердечное искусство. В нём неугасимо горела романтическая любовь к человеку, этим огнём любви блещет творчество наших художников, и великих и малых, — «народников» в литературе, «передвижников» в живописи, «кучкистов» в музыке.

«И вот именно благодаря силе социального романтизма мы — живы, а не погибли, раздавленные насилием, не сгнили под давлением монархии.

«Искусство или немотствует или уныло бродит около политики, бессильное, как дитя на пожаре.

Однако я крепко верю, что это милое грешное сердце скоро разгорится и сожжёт себя до последней искры ради славы человеческой, славы всего мира.

«Вновь воскреснет в сердце России некий светлый, радужный бог — та сила, которая насыщала это сердце в трудные годы нашего рабства страстной любовью к творчеству и человеку. Бурные ручьи высыхают — это временное, но моря существуют вовеки.

«Как море, глубоко сердце народа, и мы не знаем, что может родить оно, взволнованное до дна, — но, оглядываясь на прошлое, мы должны, мы имеем право свято верить в творческие силы разума и воли народа! Будем надеяться, что свободное и доброе, сердечное искусство оживит нас, внушит нам уважение к человеку и творчеству, привьёт любовь к жизни и труду! Да здравствует же искусство — свободная песнь сердца!»

  Разве это «сердечное искусство», прививающее «любовь к жизни и труду» не есть один из блоков фундамента дворца социалистического реализма?!*

   Не изучив русской и советской классики невозможно стать российским писателем сегодня.  Но можно легко стать космополитом — писателем без Родины.

9

Вот ответ М. Горького на вопрос одного молодого писателя: Что мы должны взять у классиков и что должны отбросить?

Г о р ь к и й. «Прежде всего нужно использовать технику классиков. Что вы получите у Достоевского, кроме техники? У него люди великолепно говорят, но сам Достоевский иногда пишет так: «Вошли две дамы, обе девицы».

«Таких обмолвок у него много, но говорят люди его романов отлично, напряжённо и всегда от себя. Нельзя смешать речь Дмитрия Карамазова с речами Ивана и Алексея Карамазовых.

«Когда в его книге появляется излюбленный автором пьяница, вы чувствуете, что этот человек может говорить только таким языком, какой дан ему Достоевским».

Как видим, М. Горький считал Ф. Достоевского великим мастером слова, но что касается его мировоззрения, то он явно не на стороне трудовых классов,  более того он осуждал революционных демократов, наследником которых считали себя и М. Горький и тысячи русских и советских писателей.  Именно в идеологическом плане он не удовлетворял прогрессивных писателей и мыслителей. И этого писателя использовала белогвардейская интеллигенция в своих реакционных целях. Да и сегодня именно эти идеологические и классовые разногласия проявились и подчеркивались неоднократно певцом русской революции. Почему Горькому говорить об этом нельзя, а врагам русского народа можно? Почему защищать от наветов Буревестника сегодня нельзя, защищать Достоевского от справедливой критики марксистов можно той стороне, которая ныне выступает на стороне реакционных элементов и контрреволюционных сил.

Мастерство и идеологические воззрения крупнейших писателей нередко не совпадают, но умело используются в своих целях антинародными силами прогресса специально в целях раскола общества на враждующие группировки. В этом нет ничего удивительного. Это обычная практика в идеологических войнах. Сколько грязи вылито на А. Жданова, А. Фадеева, М. Шолохова в наши дни. И попытки реакционных, русских национальных и особенно русскоязычных литературоведов, чернить все советское будут продолжаться и продолжатся.

******

*Статья «О РУССКОМ ИСКУССТВЕ» была напечатана в журнале "Путь освобождения", номер 1 от 15 июля 1917 г.

3. ЧИТАЯ ПИСЬМА И НАПУТСТВИЯ М. ГОРЬКОГО НАЧИНАЮЩИМ ПИСАТЕЛЯМ. (Продолжение)

7

М. Горький учил писателей занимать в жизни активную политическую позицию. Обращаясь к международному пролетариату М. Горький говорил о себе:

«Я всю жизнь чувствовал и чувствую себя только пролетарием, и то, что я говорю сейчас, — я говорю как пролетарий, социалист и революционер. Я говорю так потому, что служба революции даёт мне право и внушает необходимость сказать пролетариям капиталистических стран:

— солидаризируйтесь с коммунистической партией — единственным действительным вождём рабочего класса;

— следуйте примеру рабочего класса Союза Советов, изучайте его работу....

  «История призывает вас от работы на дальнейшее закрепощение, на истощение и вымирание ваше — от службы капиталистам — к службе революции, к борьбе за ваше право быть хозяевами вашей жизни.»

Том 26. Статьи, речи, приветствия 1931-1933. (30-томное издание сочинений М. Горького).

Как видим, М. Горький особо подчеркивает о необходимости писателей координировать свою работу с политической партией рабочего класса. Ибо их цель одна — организация масс на построение нового общества без буржуазного рабства для трудящихся.

DE416BC8-8292-425A-9637-DF2A91904722.jpeg 8

С докладом «О литературной молодёжи нашей страны» на Первом съезде писателей выступил В. П. СТАВСКИЙ (1900—1943). Он сообщил, что за последние годы литературная профессия стала массовой. В стране насчитывается более трех миллионов рабочих и крестьянских корреспондентов. (Не дурно для начала 30-х годов!)

«В литературных группах и литкружках на фабриках и заводах, в совхозах, колхозах и МТС, а также в частях Красной армии и флота принимали участие тысячи человек. Литкружковцы в массе своей шли в литкружки, чтобы ближе узнать, глубже изучить художественную литературу, ознакомиться с историей и теорией литературы.

Молодые писатели ... вместе с утверждением нового... активно разоблачают старое в лице классово-чуждых элементов, пробравшихся в ряды пролетариата. Образы кулацкой агентуры, рвачей и лодырей в книжках даже более ярки, чем портреты передовиков.»

Он сообщил, что Оргкомитет организовал вечерний рабочий литературный университет, что создается заочный литературный университет при журнале «Литературная учеба». Он заявил, что Союз писателей возьмет на себя задачу умелого, чуткого руководства и помощи молодым, начинающим писателям. «На них мы делаем ставку, в них наше будущее».

9

А теперь пара слов о дне сегодняшнем. Как работает Союз писателей России с молодыми талантами.? Помогает ли он им становиться революционно настроенными писателями? Или чтобы писать подделки вроде Гарри Поттера никакой особой подготовки не требуется?

Многих читателей газеты удивило признание некоторых молодых писателей о несовершенстве системы подготовки литераторов в современной России. Я имею в виду статью Эллины САВЧЕНКО «ЗАЧЕМ ВСЁ, ДЕТОЧКА?..» о Школе писательского мастерства, проведённую в начале июля в станице Вёшенской. (Выставлена на сайте «Дня литературы» 20 июля сего года).

В первый день семинара - пишет она - участники «разделились на два фронта: «постмодернистов» и «реалистов». ... на второй день занятий напряжение резко усилилось... Постмодернисты взяли инициативу в свои руки. Реализм не нужен. Главное это — «пропаганда насилия, однополой любви и прочих трендовых либеральных установок»

   Мастера (В. Артёмов, В. Киктенко и А. Кожедуб) «самоустранились от руководства семинаром». Только на третий день семинара они «высказались, что, мол, лучше реализма нет ничего, и ничего «не надо надумывать»... Типа, жизнь — она и есть жизнь...»

    «И в воздухе повис вопрос: а зачем нужна была такая Школа? Чему она могла научить молодых писателей?», - спрашивает автор репортажа с места непонятно для чего проведённого семинара, - а «к кому, собственно, мы приехали учиться в эту Школу? К московским мэтрам, или ...к двадцатилетним бойким ребятам, ....ничего не внесшим пока в литературу...»

     Не забыла Эллина упомянуть и о том, что открывал Вёшенский семинар сам председатель Союза писателей России Н. Ф. Иванов.

ИНТЕРЕСНО! Какие же УСТАНОВКИ им лично были даны мастерам до семинара?

Неужели окончательно ЗАБЫТЫ уроки мастерства и напутствия М. Горького начинающим писателям? Ведь методика подготовки писателей революционного класса есть неотъемлемая часть русского классического литературного наследия.

Не верится...

***********

О подобной ситуации, о которой рассказала Эллина, более ста лет назад писал М. Горький в Предисловии к «Сборнику пролетарских писателей (1914):

«Литератор должен ... уметь выбрать из хаоса впечатлений, из пестрой путаницы чувств объективное, общезначимое, типичное, должен уметь отбросить в сторону узко личное, субъективное как неустойчивое, постоянно изменяющееся и скоропреходящее бесследно. Если он сумеет сделать первое, он создаст произведение художественное и социально важное; если он не сможет сделать второго, он напишет анекдот, лишённый социально-воспитательного значения. Всякое искусство — сознательно и бессознательно — ставит себе целью разбудить в человеке те или иные чувства, воспитать в нём то или иное отношение к данному явлению жизни, — эту же цель вполне сознательно ставят пред собою сторонники так называемого «свободного искусства для искусства» — люди наиболее тенденциозные, несмотря на их отрицательное и враждебное отношение к тенденциям социальным.»

(Выделения в тексте — Ю. Г.)

ЧИТАЯ ПИСЬМА МАКСИМА ГОРЬКОГО... о кровавых событиях 1905 года. Часть 4.


E0B71B25-E1FE-4DC6-81D2-5B9A3F9EE32F.jpeg «В высших слоях - разброд. Всех губернаторов, организовавших по­громы, - под суд. В пехотных войсках - аресты. Тюрьмы набивают офи­церами и солдатами.»

1

Что творилось в Москве М. Горький описывает в письме жене Е.П. ПЕШКОВОЙ. (№159. 24 октября 1905, Москва):

«Описывать, что здесь творится, - не буду - читай газеты. Но газет­ные ужасы нужно немного сокращать, ибо газеты - мещане пишут, а это народ трусливый, быстро поддающийся панике и прежде всего, и во что бы то ни стало, - желающий порядка.

«Студентов - бьют, избиениями руководит охранное отделение и полиция, но “черная сотня” очень плохо разбирает, кого надо бить, и происходит масса недоразумений - бьют думцев, прилично одетых людей и, наконец, - шпионов. Вчера - 23-го - казаки уже начали бить и “черную сотню” - до сей поры работали дружно, вместе, а вчера в двух местах избили “патриотов”. Есть и убитые. Сейчас охрана раздала адреса лиц, только что выпущенных из тюрем, и разных - “революционеров”, предполагается устроить погромы по квартирам. В общем - все в нервах, и, вероятно, осуществится милиция, ибо очень уж боятся “черной сотни” разные “люди с положе­нием”.

«Я было твердо решил ехать к вам, но дело в том, что могут убить дорогой или в Ялте, а потому пока отложил поездку. Здесь все же мень­ше шансов быть убитым. На днях поеду в Питер - выпускать первый No нашей газеты. Мой плеврит благополучно протек, теперь я здоров, но - устал, и очень.

Хоронили мы здесь Баумана - читала? Это, мой друг, было нечто изумительное, подавляющее, великолепное. Ничего подобного в Рос­сии никогда не было. Люди, видевшие похороны Достоевского, Алек­сандра III, Чайковского, - с изумлением говорят, что все это просто нельзя сравнивать ни по красоте и величию, ни по порядку, который ох­ранялся боевыми дружинами.

“... Заговор бюрократии против общества и народа, вызвавший все эти реки крови, кучи трупов, кажется, окончательно убьет ее. Либералы и край­ние после 17-го разъединились было, но при виде этой штуки - снова заключат союз.

Американцы - Морган и К° - уехали из Питера, не дав ни копейки денег. Сказали, что дадут лишь тогда, когда страна будет спокойна.

В высших слоях - разброд. Всех губернаторов, организовавших по­ громы, - под суд. В пехотных войсках - аресты. Тюрьмы набивают офи­церами и солдатами. Здесь поарестованы почти все военные знакомые, человек свыше 50. Воины, шедшие за гробом Баумана, тоже под аре­стом. Вскорости, вероятно, и вообще начнутся аресты всех, заявивших о себе за последние дни. “Черная сотня” - приговорила к смерти жену Баумана и Алексинского, агитатора с.-д.

«Но все это, конечно, пустяки в сравнении с тем шагом, который сде­лало рабочее движение. Шаг - огромный. И - вот где истинная победа, а не в том, что вырван какой-то дрянненький манифестик. Он имеет свою цену, но ее не нужно преувеличивать.

Рабочему русскому слава!**

Во имя родного народа

Он всем возвестил, что свобода -

Людское, священное право!

Рабочему русскому слава!

О, рабочий, ты вырвал испуганный крик

У тирана, чьи дни сочтены.

Задрожал этот рабий монарший язык

Под напором народной волны.

Он бормочет, лопочет, но дни сочтены:

Все осветит сиянье Весны!

Еще снова и снова нахлынут на нас

Роковые потемки Зимы.

Но уж красные зори наметили час,

Колыхнулись все полчища тьмы.

Будем тверды, не сложим оружия мы

До свержения царской чумы! (Повторить первую строфу.)

«Угадай, кто сей поэт? А вот еще.

Негодяи черной сотни,

Словно псы из подворотни,

Сзади лают и кусают,

Сзади подло нападают.

Но - постой!

Смелый строй

Их сметет своей волной.

Эти царские ищейки

Побегут в свои лазейки,

Даст им залп наш револьверный

Царским псам урок примерный!

Черный рой,

Прочь! Долой!

Пред дружиной боевой!

   «Это уже поют на улицах. Ну, жму руку. Когда увидимся - пока не знаю. Увидать, - хочется, и, как только будет поспокойнее, я приеду.

2

Общество быстро революционизирует­ся, правительство, развивая анархию, разоряет страну. У всех вытаращены глаза, все злы и всё более злятся....»

М. Горький пишет в письме жене (№165. Е.П. ПЕШКОВОЙ. 2 ноября 1905, Москва). Он просит ее не приезжать в Москву из-за сквернейшей погоды, и — «непрерывной революции».

«В Питере началась уже вторая всеобщая забастовка, завтра, веро­ ятно, здесь начнут. Требования: отмена суда и казней за Кронштадт, отмена военного положения в Польше и всюду. Если забастовка не пройдет - начнется реакция и резня. Здесь организуется понемногу “черная сотня”, м.б., возможен будет погром по квартирам. У меня си­дит отряд кавказской боевой дружины 8 человек - все превосходные парни! Они уже трижды дрались и всегда успешно - у Технического училища их отряд в 25 человек разогнал толпу тысяч в 5, причем они убили 14, ранили около 40... Все гурийцы. Видишь - я очень хорошо ох­раняюсь.

А жить здесь с ребятами - скверно. Время такое нервное. Мне все же придется ехать в Ялту хоть на две-три недели. Но - когда? Не представляю....»

В письме к К.П. ПЯТНИЦКОМУ (№186. 9 декабря 1905, Москва), написанного 11 месяцев спустя после «кровавого воскресенья», Горький сообщал:

...приехали мы сюда, а здесь полная и всеобщая забастовка. Удивительно дружно встали здесь все рабочие, мастеровые и прислуга. Введена чрезвычайная охрана, а что она значит - никому не известно и как проявляется - не видно. Ездят по улицам пушки, конница страховидная, а пехоты не видно, столкновений нет пока. В отношениях вой­ска к публике замечается некое юмористическое добродушие: “Чего же вы - стрелять в нас хотите?” - спрашивают солдаты, усмехаясь. - “ А вы?” - “Нам неохота”. - “Ну, и хорошо”. - “А вы чего бунтуете?” - “Мы - смирно.. - “А может, кто из вас в казармы к нам ночью придет поговорить, а?” - “Насчет чего?” - “Вообще... что делается и к чему  Такой разговор происходил вчера при разгоне митинга в Строга­новском училище. Кончилось тем, что нашлись охотники ночевать в казармах и с успехом провели там время.

Митинг в “Аквариуме”, где было народу тысяч до 8, тоже разогна­ли, причем отбирали оружие. Публика, не желая оного отдавать, тол­пой свыше тысячи человек перелезла через забор и, спрятавшись в Комиссаровском училище, просидела там до 9 ч. утра, забаррикадировав все двери и окна. Ее не тронули. Вообще - пока никаких чрезвычайно­ стей не происходит, если не считать мелких стычек, возможных и не при таком возбуждении, какое царит здесь на улицах.

Черными ручьями всюду течет народище и распевает песни. На Страстной разгонят - у Думы поют, у Думы разгонят - против окон Дубасова поют. Разгоняют нагайками, но лениво. Вчера отряд боевой дру­жины какой-то провокатор навел на казацкую засаду. Казаки прицели­лись, дружинники тоже. Постояв друг против друга в полной боевой го­товности несколько секунд, враждующие стороны мирно разошлись. Вообще - пока еще настроение не боевое, что, мне кажется, зависит, главным образом, от миролюбивого отношения солдат. Но их уже на­чинают провоцировать: распускают среди их слухи, что кое-где в солдат уже стреляли, есть убитые, раненые. Это неверно, конечно. Неверно был освещен в газетах и факт ареста отряда боевой дружины. Дело бы­ ло так: семеро из еврейского отряда были окружены полицией, и она, как это установлено самими же властями, опрашивавшими раненых полицей­ских - первая начала палить. Дружинники отвечали. 9 полицейских убито, 3 - тяжело ранено, 7 - легко. Дружинников убито двое, четверо - избиты и изранены так, что, вероятно, не встанут, один скрылся.

Оказалось, что полиция обращается с оружием хуже дружинников. Так, например, один из раненых полицейских начал колотить дружин­ ника по голове ручкой заряженнего револьвера, револьвер разрядился в лицо полицейскому. За неделю здесь ранено и убито полиции 53 чело­века. Теперь они ходят группами. Что-то разыграется здесь и, видимо, довольно грандиозное....»

3

Через два дня М. Горький писал К.П. ПЯТНИЦКОМУ

(№189. 11 декабря 1905, Москва)

«Дорогой друг, спешу набросать Вам несколько слов - сейчас при­ шел с улицы. У Сандунов(ских) бань, у Никол(аевского) вокзала, на Смоленском рынке, в Кудрине- идет бой. Хороший бой! Гремят пуш­ки - это началось вчера с 2-х часов дня, продолжалось всю ночь и не­ прерывно гудит весь день сегодня. Действует артиллерия конной гвар­дии - казаков нет на улицах, караулы держит пехота, но она пока не де­ рется почему-то и ее очень мало. Здесь стоит целый корпус, - а на улицах только драгуны. Их три полка - это трусы. Превосходно бегают от боевых дружин. Сейчас на Плющихе. Их били на Страстной, на Плю­щихе, у Земляного вала. Кавказцы - 13 человек - сейчас в Охотном ра­зогнали человек сорок драгун - офицер убит, солдат 4 убито, 7 тяжело  ранено. Действуют кое-где бомбами. Большой успех! На улицах всюду разоружают жандармов, полицию. Сейчас разоружили отряд в 20 чело­век, загнав его в тупик.

Рабочие ведут себя изумительно! Судите сами: на Садовой-Каретной за ночь возведено 8 баррикад, великолепные проволочные заграж­дения - артиллерия действовала шрапнелью. Баррикады за ночь были устроены на Бронных, на Неглинном, Садовой, Смоленском, в районе Грузин - 20 баррикад! Видимо, войска не хватает, артиллерия скачет с места на место. Пулеметов тоже или мало, или нет прислуги - вообще поведение защитников - непонятно! Хотя бьют - без пощады! Есть слу­хи о волнениях в войске, некоторые патрули отдавали оружие - факт. Гимназия Фидлера разбита артиллерией - одиннадцать выстрелов со­ вершенно разрушили фасад. Вообще - эти дни дадут много изувечен­ ных зданий - палят картечью без всякого соображения, страдают мно­го дома и мало люди. Вообще - несмотря на пушки, пулеметы и прочие штуки - убитых, раненых пока еще немного. Вчера было около 300, сегодня, вероятно, раза в 4 больше. Но и войска несут потери - мес­тами большие. У Фидлера убито публики 7, ранено 11, солдат - 25, офицеров - 3, было брошено две бомбы. Действовал Самогитский полк. Драгуны терпят больше всех. Публика настроена удивительно! Ей-богу - ничего подобного не ожидал! Деловито, серьезно - в деле - при стычках с конниками и постройке баррикад, весело и шутливо в безделье. Превосходное настроение! Сейчас получил сведение: у Никол(аевского) вокзала площадь усеяна трупами, там действуют 5 пушек, 2 пулемета, но рабочие дружины все же ухитряются наносить войскам урон. По всем сведениям, дружины терпят мало, - больше зеваки, любопытные, которых десятки тысяч. Все сразу как-то при­выкли к выстрелам, ранам, трупам. Чуть начинается перестрелка - тотчас же отовсюду валит публика, беззаботно, весело. Бросают в драгун чем попало все кому не лень. Шашками драгуны перестали бить - опасно, их расстреливают очень успешно. Бьют, спешиваясь с лошадей, из винтовок. Вообще - идет бой по всей Москве! В окнах стекла гудят. Что делается в районах, на фабриках - не знаю, но ото­ всюду —звуки выстрелов. Победит, разумеется, начальство, но - это не надолго, и какой оно превосходный дает урок публике! И не деше­ во это будет стоить ему. Мимо наших окон сегодня провезли троих раненых офицеров, одного убитого.

Что-то скажут солдаты? Вот вопрос!...»

4

Е.П. ПЕШКОВОЙ (№198. 20 декабря 1905, Петербург).

Ты, вероятно, думала, что меня уже из пушки застрелили, а я все еще жив. Третьего дня приехал сюда - в ушах стоят пушечные выстрелы и треск ружейных. Сейчас только у нас на квартире и в конторе кончился обыск. Вообще здесь - обыски и аресты. О Москве писать не стану, и некогда, са­ма прочитаешь. Но - не верь газетам. Знай твердо - революцию делал с од­ной стороны Дубасов, с другой - московский обыватель - это факт. Стран­но звучит? Да, но это верно. Потери собственно революционеров - ничтож­ны. И это - факт. Избивали обывателя. Масса убито женщин, много детей. Революцию искали шрапнелью, а она плохо знает разницу между мирным мещанином и мещанином-революционером. Первых - множество, ну и уби­ли их множество. Бои были жестокие, да, но все же газеты преувеличива­ют число убитых и раненых. Их не более 5 т. за десять дней сражений. Ду­басов - глуп. Пока ничего не могу сказать более подробно, ибо тороплюсь. Газеты наши все позакрывали. Запечатано 42 типографии. Вообще реак­ция дует в хвост и в гриву. И - зря. Общество быстро революционизирует­ся, правительство, развивая анархию, разоряет страну. У всех вытаращены глаза, все злы и всё более злятся....».

         Такая вот демократия была при Николае «святым», как называют его наследники черносотенцев и монархисты. Николаем «кровавым» назвал его русский народ, над которым династия Романовых издевалась  300 лет. М. Горький как очевидец описывает в письмах что вытворял этот «святой» и его мясники-генералы и жандармы.  

5

Читая письма  М. Горького, удивляешься продуктивности и производительности труда великого советского и русского писателя.

В 1912 г. Горький писал с Капри П. Максимову: «Мне приходится прочиты­вать не менее 40 рукописей в месяц и каждый день писать три, пять, семь писем. Мой расход на почту не меньше 200 лир в месяц».

О том, какое значение имела эта переписка для самого Горького, он сказал в «Бе­седе с писателями-ударниками» (11 июня 1931 г.): «Меня спрашивают: интересовался ли я письмами, которые мне присылают, и какого я о них мнения? Было бы странно, если бы я не интересовался такими письмами. Ясно, что я ими интересовался, и, алле­горически выражаясь, я ими кормлюсь. Они дают мне знание той действительности, в которой вы живете, которую вы же и творите. Это тот заряд энергии, который позво­ляет мне говорить с вами таким тоном, которым я говорю, а я говорю с вами, как будто не неделю только приехал, а давно здесь живу. Это значит: я говорю о правде, которую знаю. А знаю я ее потому, что получаю по пятнадцать-двадцать писем в день. Когда люди из глухой щели пишут, как там живут, ругаются, как им трудно и как они все-таки работают, то ясно, что для меня это исторический документ — документ эпохи, и та­ких документов я имею уже тысячи. Со временем это будет материал, который кто- то прочтет, обработает, и я думаю, что этот материал даст действительно изумитель­ную картину тех дней, в которые мы живем» (т. 26, с. 84—85).

****

Все цитируемые письма взяты мною из Тома 5 — М. ГОРЬКИЙ. ПИСЬМА. 1905-1906. М., 1999.

Все 20 томов опубликованных ИМЛИ писем М. Горького можно скачать в библиотеке. http://imwerden.de

«ДОМ ПРОЛЕТАРСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ». Проект Максима Горького.

53BE9025-1EEF-4F83-9650-ACFFA4A0BF47.jpeg

1. Максим Горький  и Генри Джеймс — созидатели всемирной литературы.

Люблю перечитывать книги и статьи русского М. Горького и американца Генри Джеймса (1843-1916). Вспомним, что за 51 год литературного творчества Джеймс написал 20 романов, 112 рассказов и 12 пьес. Их, кстати, желательно читать на языке оригинала; в переводах пропадает музыкальность прозы одного из крупнейших писателей Викторианской эпохи.  

Генри Джеймс недавно оказал мне важную услугу — подсказал мне яркий и наглядный образ-символ для новой пролетарской беллетристики. Он мог бы украсить пролетарское литературоведение. За что я ему чрезвычайно благодарен, как и за то что он любил нашего крупного классика русской литературы И.С. Тургенева. За то, что он без устали повторял его имя в своих статьях, как одного из своих учителей, друзей и предшественников.

1

Мне давно хотелось найти образ-символ нового здания пролетарской беллетристики и теории литературы, воздвигнутого в СССР в ходе строительства основ социалистического общества. И нашёл его у Генри Джеймса. Он назвал всю мировую литературу «ДОМОМ ЛИТЕРАТУРЫ». Символ получился ярким и запоминающимся.

Литература — это огромное здание, в котором живут и работают писатели, поэты, критики журналисты. Из этого «дома» литераторы смотрят на мир, нас окружающий.

Создал он этот символ в 1907 г. Тогда еще на нашей планете стоял один, тысячелетиями достраиваемый «Дом литературы» и жили в нем писатели, выходцы из частнособственнических обществ. Они научились развлекать аристократию, дворян и буржуазию. Иногда этот строй они критиковали. Таким образом, в начале ХХ века это был —  «ДОМ БУРЖУАЗНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ».

Писатели смотрели из его окон на острую классовую борьбу доведённых до отчаяния пролетариев против своих эксплуататоров и угнетателей. Многие из них, если не все, не понимали, что грядут глобальные перемены.

И вот прогремела кровавая пролетарская революция в России. И часть русских писателей во главе с А.М. Горьким встала на сторону пролетариата. А.М. Горький стал родоначальником пролетарской изящной словесности. Он написал и опубликовал роман «Мать». В нем он показал, как в революцию приходят малограмотные рабочие и даже неграмотные женщины. Они понимают то, что никак до сих пор не поймут безразмерно образованные буржуазные аристократы, олигархи простую истину — буржуазное общество изжило себя и ему на смену приходят новые некапиталистические формации.

Маркс и Энгельс назвали их «коммунистическими». Они научили пролетариев бороться за своё освобождение от капиталистического рабства.

И в России уже в 1917 г. царь-император и аристократия, дворяне и буржуазия создали в стране ситуацию, весьма благоприятную для победы пролетариата. Изо всех сил им помогала империалистическая буржуазия Запада, начавшая Первую Мировую войну. Затем дружно оккупировала Советскую Россию, помогая своим коллегам вернуть отнятую у них собственность и надеясь прихватить часть ее в свои руки. И эту войну с трудящимися России они проиграли.

Началось строительство первого этапа коммунистического общества — социализма. Победившему пролетариату понадобилась новая литература и культура. Ее не существовало в природе. Ее надо было изобретать, сочинять и строить не на пустом месте, а опираясь на довольно развитые буржуазные литературу, искусство, культуру.  

2

Великий русский пролетарский писатель А.М. Горький возглавил под руководством компартии строительство совершенно нового дома, невиданного ещё в истории мировой культуры, — «ДОМА ПРОЛЕТАРСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ».

На съезде писателей в 1934 г. разрабатывался его проект. Строили дом по чертежам проекта литературы социалистической ориентации. СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ был избран как новый метод отражения строящегося общества без частной собственности на средства производства и без эксплуатации человека человеком.

Если «дом» Генри Джеймса построен тысячелетия тому назад. То «дом» М. Горького строился совсем недавно — буквально на глазах моих дедов и отцов. Я, например, родился в то время, когда в конце 1930-х годов строители только что сняли леса с построенного дома. Отделочные работы на некоторых этажах ещё продолжались, когда его начали заселять.

Заселяли «попутчиками», состоявшимися писателями, вышедшими из буржуазных, дворянских, разночинных кругов царской России. Все они на съезде заявили о своём отказе от восхваления буржуазного общества и о своём переходе на сторону победивших трудовых слоёв и классов. По крайней мере на словах.

Заселяли его также писателями другой категории.  Они только что появились в мировой литературе. Это была новая, невиданная в мире группа писателей, вышедших не из буржуазной или дворянской среды, а из различных слоёв трудового народа. Они уже заявили о свой квалификации опубликованными книгами и сборниками стихов.

Это были начинающие литературное творчество люди. Для них съезд писателей создал не только метод, но и условия труда, благоприятные для их становления как литераторов. Создал не только теорию, но и организовал литературную учебу, выпуск специального журнал «Литературная учеба» и создал особое учебное заведение для подготовки писателей и журналистов. Этот институт продолжает работать и в наши дни.

В построенном «ДОМЕ ПРОЛЕТАРСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ» поселилось непропорционально большое количество еврейских писателей. Об этом следует помнить, ибо именно инородцы-троцкисты не успев заселиться и устроиться, приступили к его разрушению объединёнными усилиями.

Построенный новый «дом литературы» обрастал новостройками советских заводов и фабрик, университетами и научными учреждениями, в которых хозяйничали люди  новой формации, заряженные социалистической идеологией, но, как оказалось, с большой примесью мелкобуржуазной морали и мещанской психологии.

С той поры на планете мировой литературы стояли два огромных здания.

Произошли некоторые изменения в последние три десятилетия. Ныне в старом «Доме буржуазной литературы», окружённом ракетами и тысячами военных баз империалистических государств, трудятся в своих кабинетах наследники Генри Джеймса — буржуазные писатели всех стран, включая Россию, и всех национальностей.

В «Доме пролетарской литературы», построенном в первой трети ХХ века великим пролетарским писателем М. Горьким, шла постоянная подковерная горячая война за руководство Союзом советских писателей. Она началась в августе 1934 г. и завершилась в 1991 г. В 1993 г. советская литература была расстреляна советскими танкистами по приказу Б. Ельцина.

Ныне «Дом социалистической литературы» построен в Китае и других странах, продолжающих строить социализм.  И только в России он разрушен почти до основания.

                         

Его символ напоминает о лучших годах развития мировой литературы на территории России. Его остатки окружены сегодня руинами заводов и фабрик, университетов и научных лабораторий. Страна под названием РФ не в состоянии даже защитить себя от внешних врагов. В ней мирно уживаются разрозненные остатки советских писателей и новые хозяева буржуазной российской культуры, величающие себя либералами.

(Продолжение следует)


Новости
14.11.2018

«Слово против катастроф»

Организаторы: Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, «Литературная газета», «Российский книжный союз»
Прямая трансляция состоится на нашем сайте 16.11.2018 с 14.00 до 16. 00
08.11.2018

Первый день “Диалога Культур”:

Фильмы, дискуссии, немного укропа и эмоции участников

Все новости

Книга недели
Алексей Баталов. Жизнь. Игра.  Трагедия.

Алексей Баталов. Жизнь. Игра. Трагедия.

Михаил Захарчук.
Алексей Баталов.
Жизнь. Игра. Трагедия. 
– М.: ЭКСМО, 2018. 
– 288 с. –
2000 экз.
В следующих номерах
Колумнисты ЛГ
Кабыш Инна

Хамить разрешается

Я ушла из школы. Мой последний рабочий день пришёлся аккурат на День учителя.

Болдырев Юрий

Авансы японцам

Вопрос о «национальной идее» опять оживляют – теперь к 25-летию Конституции.